Можайский район, ч. 5

Дата публикации или обновления 27.05.2021
  • Храмы Можайского района Московской области.

  • Страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12

    Можайский район Московской области - продолжение, часть 5

    Хорошей помощницей Настасье Филипповне Алексеевой и более поздних начальниц выработалась впоследствии из окончивших учениц нашей четырёхклассной школы Анна Сидоровна, дочь местного крестьянина, сохранившая облик своего сословия и даже некоторую грубость, но по природному чутью понявшая, что все предъявляемые ученицам и учительницам требования необходимы для их же собственного блага и сумевшая настолько проникнуться ими, что, заведуя внутренним хозяйством заведения много лет, последующих по кончине Настасьи Филипповны Алексеевой, она играла не последнюю роль в его руководстве и направлении, даваемом не только воспитанницам, но и новопоступаемым учительницам.

    Ввиду того, что учительницы младших классов нашей можайской школы почти всегда избирались из учениц семинарии Чепелевской и что товарки их имелись и в Мышкине и Гаретове, т. е. в школах, открытых по инициативе Можайского благотворительного общества, и что они находились на моём пути из Поречья в Можайск, то учительницы имели возможность часто видеться, сообщаться, пользоваться учебными пособиями и картами, приобретёнными для Можайска, ночевали иногда у нас, приглашали сотоварок к себе, обоюдно присутствовали на экзаменах и старались одна пред другой улучшить способ преподавания и серьёзнее подготовить к экзаменам, которые обыкновенно так назначались, чтобы можайские учительницы могли посетить сельские школы, и обратно. Потом в разговорах выяснялись впечатления, обращалось внимание на ошибки и промахи, которые по возможности исправлялись в следующем году.

    Как-то раз ученики гаретовской школы так хорошо, любовно и прочувственно написали экзаменационную работу на тему «Как и почему мы должны любить Россию», что комитет общества просил меня повергнуть эти работы на благоусмотрение августейшей покровительнице общества, молодой цесаревне Марии Феодоровне. Я с удовольствием исполнила эту просьбу, и в скором времени получено от её высочества выражение благодарности учительницам и священнику и разные сладости ученикам. Нельзя было представить себе той радости и умиления учащих, детей, их родителей и всех сельчан при получении подарка и прочтении милостивых слов её высочества. Припоминая все пережитое в Можайске при устройстве и постоянных заботах по прогимназии, я не могу всякий раз не воздать должного выдержке, терпению и вообще характеру вышеупомянутой Настасьи Филипповны Алексеевой, которой пришлось в моём сообществе перенести все стадии народившегося и сильно развивавшегося в 70-х годах нигилизма и расцветшего впоследствии в то уродливое и гнусное явление, которое принято называть «бескровною революцией». Явления эти выражались нашими учительницами (не всеми, к счастью) особою напускною грубостью, неряшливостью в одежде, усиленною развязностью, нежеланием подчиниться установленным правилам, попустительством по отношению к воспитанницам и пр. То же, но в более усиленной и определённой форме замечалось и среди мужского элемента: докторов, учителей, разного рода чиновничества, воспитанников разных учебных заведений и даже служителей церкви последней формации, когда К.П. Победоносцев облёк в мундир воспитанников духовной семинарии...

    Возбуждались Можайским благотворительным обществом заботы и о том, чтобы молодёжь, окончившая в раннем возрасте (приблизительно не позднее 12-13 лет) обучение в школах, не забывала бы грамоты в последующих годах. С этой целью устраивались по возможности школьные библиотеки, и испрошено было разрешение устраивать по уезду при всех школах и волостных правлениях и на существующих по уезду ярмарках продажу книг и брошюр, разрешённых цензурой. Книги подвергались, кроме того, выбору комитета общества, выбирались те в особенности, которые могли принести пользу хозяевам-земледельцам, мастеровым, хозяйкам и могли вместе с тем поддержать нравственность и семейные устои, развивать любовь к царю и родине и ознакомить с окружающей природой и жителями нашего обширного отечества. Плата за книги назначалась самая умеренная, и общество задерживало только один процент для покрытия расходов на замене попорченных или затерянных экземпляров. Развозка или смена книг производилась при частых поездках мужа как предводителя дворянства или моих при разъездах по школам, или неутомимого секретаря общества, Виталия Петровича Симановского, служащего при московском Воспитательном доме и обязанного объезжать доверенные ему уезды.

    Принимал Можайск - в лице Благотворительного общества и приглашённого женского персонала - деятельное участие в устройстве лечения и ухода за ранеными воинами, которых подвозили с поля брани, и в больших городах, как Москва, разбирались уездными городами и частными лицами, устраивавшими у себя в имениях или ближайших городах лазареты для тяжелобольных или поправляющихся. Так, во время войны с Турцией в 1877-1878 гг. Можайское благотворительное общество, помимо лазаретов в городе и у нас в Поречье, испросило у его величества императора Александра II дозволения занять под раненых Кавалерские помещения Бородинского дворца, где раненые находились под покровительством и надзором можайских жителей, снабжавших их весьма усердно разными пожертвованиями и частыми посещениями, что так необходимо и так ободряюще действует на поправляющихся.

    Во время войны с Японией вышеупомянутые лазареты были предназначены для поправляющихся больных и раненых, так как за дальностью расстояния оказывалось невозможным подвозить нам свежих раненых, которые распределялись по дороге в центрах, находящихся на пути. Позднее же безжалостная кровопролитная война с Германией вызвала новую усиленную деятельность как по устройству лазаретов, так и по собиранию пожертвований и заготовке белья и тёплых вещей не только для раненых, но и для армии. Лазареты в Поречье и Бородине увеличились размерами, так что в Бородине больные и раненые заняли не только, как в прежние войны, Кавалерские помещения, но и сам дворец. В самом Можайске сын мой отдал под лазарет свой дом...».

    Общество действовало на основании устава, утверждённого товарищем министра внутренних дел. Общество состояло под Высочайшим Ея Императорского Величества Государыни Императрицы покровительством. Устав определял цель общества: «Можайское Благотворительное Общество имеет целью доставление средств к улучшению нравственного и материального состояния бедных Можайского уезда.

    Сообразно с этою целью занятия Общества составляют:

    а) доставление даровых квартир, одежды и пищи не могущим приобретать их собственными трудами;

    б) содействие к приисканию занятий или службы, к приобретению для работ материалов и к выгодному сбыту изделий бедных тружеников;

    в) облегчение и доставление способов для призрения, воспитания и устройства детей неимущих родителей;

    г) распространение общеполезных, дозволенных, цензурою, книг для народного чтения, с соблюдением установленных для сего правил,

    д) доставление бедным медицинского пособия;

    е) помещение неимущих и беспомощных в богадельни на счёт Общества;

    ж) учреждение, по мере развития средств Общества, на общепринятых основаниях и в установленном порядке, богаделен, больниц, детских приютов, бесплатных школ и тому подобных благотворительных учреждений;

    з) принятие возможных мер в видах содействия к искоренению нищенства;

    и) погребение бедных на счет Общества.

    Заведовали делами Общества комитет и общее собрание членов. Комитет Общества состоял из председателя, его помощника, казначея, секретаря и пяти членов, в которые избирались по баллотировке на три года. Председательницей Общества с основания была графиня Прасковья Сергеевна Уварова. Помощницы председательницы - Веверн Анна Николаевна с 1867 по 1873 г.; Филонова Анастасия Константиновна с 1874 по 1884 г., Морозова Александра Павловна в 1884 г.

    Секретари Общества - Верёвкин с 1867 по 1868 г., Остафьев Николай Александрович с 1869 по 1871 г., Симоновский Виталий Петрович в 1872 г.

    Казначеи: Петров Василий Васильевич с 1867 по 1873; Филонов Николай Николаевич с 1874 по 1886 г., Морозов Василий Матвеевич с 1886 по 1891 г., Меркулов Герасим Осипович в 1892 г.

    Члены комитета: Белаго Екатерина Александровна с 1867 по 1875 г., княгиня Друцкая Надежда Дмитриевна с 1867 по 1870 г., Лихутин Иван Николаевич с 1867 по 1874 г., Феодорова Ольга Ивановна с 1867 по 1874 г., Варженевский Гавриил Александрович с 1867 по 1870 г., Ешевская Юлия Ивановна с 1870 по 1871 г., Москалёв Прокофий Яковлевич с 1870 по 1871 г., Остафьева Вера Дмитриевна с 1871 по 1873 г., Морозова Александра Павловна с 1871 по 1876 г., священник Смирнов Семён Филиппович в 1872 г., Александрова Настасья Ивановна с 1873 по 1878 г., Усова Анна Николаевна с 1875 по 1881 г., Копылов Василий Петрович с 1876 по 1885 г., Смольянинов Феодор Васильевич с 1877 по 1891 г., Довнарович Антон Константинович с 1881 по 1883 г., Полякова, Анна Лукинишна с 1881 по 1884 и с 1887 по 1888 г., Копылова Анна Алексеевна с 1881 по 1886 г., Усов Николай Николаевич с 1885 по 1888 г., Афанасьев Акиндин Алексеевич с 1886 по 1892 г., Варженевская Софья Петровна в 1891 г., Есипов Борис Александрович; Языков Андрей Михайлович в 1891 г., Туфеско Софья Викентьевна в 1888 г.

    Члены ревизионной комиссии: Смольянинов Феодор Васильевич; Ковальчевский Владимир Антонович, священник Смирнов Семён Филиппович, граф Уваров Алексей Сергеевич; Нисченкова, Кейзер Павел Фёдорович; Маслов Михаил Александрович, Ершов Афанасий Афанасьевич, Усов Николай Николаевич, Довнарович Антон Константинович, Цветковский Константин Егорович, Рождественский Михаил Иванович, Вяжлинский Иван Иванович, Пашков Яков Максимович, Симоновский Никифор Петрович, Шиллер Владимир Иосифович, Водзинский Николай Николаевич, Яньков Георгий Дмитриевич; Меркулов Герасим Осипович, Савельев Михаил Михайлович, Садовников Гавриил Егорович.

    Доктора Общества: Есипов Борис Александрович с 1872 г. по кончину в 1891 г., Скерц, Бабилович, Андреев, Нарковский, Кишинский, женщина-врач Якобсон, Духанин, Феодоров, Королёв.

    Аптекари, отпускавшие лекарства даром: Крузе, Гаврилович, Давнорович».

    В 1890-х гг. центр города застраивается двухэтажными каменными и с каменным нижним этажом домами. Большая часть горожан занималась торговлей, много было кустарей-портных, работавших на московских торговцев одеждой. В уезде, при общем числе жителей в начале 1890-х гг. до 60 000, каждый год, в среднем, 18 800 человек уходили на заработки, больше половины - в Москву.

    В 1890-х гг. в Можайском уезде действовал Можайский комитет Елизаветинского благотворительного общества. Общество состояло под высочайшим покровительством. Председателем комитета был Виталий Петрович Симоновский, членами-жертвователями: Е.Л. Катуар, Софья Адольфовна Катуар, М.И. Серебреницкая (владелица усадьбы при д. Бели, ныне в Шаховском районе), В.Г. Галицкий. Комитет на рабочий период (с 10 июля по 10 сентября) открывал в сёлах уезда ясли. Выписка из правил «Елизаветинских дневных яслей»: ...ясли будут служить убежищем для законных детей в возрасте до 6 лет.

    Эти дети при уходе родителей на работу приводятся в помещение яслей, где находятся в течение дня под надзором нанимаемой прислуги и контролем смотрительницы... в яслях дети пользуются соответствующим их возрасту прикормом... одеваются в казённое верхнее платье, которое на дом не отпускается... больные дети не принимаются, во избежание распространения болезни, а неопрятно одетым детям, после одного сделанного смотрительницею замечания, в дальнейшем призрении может быть отказано... Платы за пребывание детей в яслях никакой не полагается...». В 1896 г. попечителями яслей были: в с. Милятино - Альфред Адольфович Редлих (семейство Редлих владело усадьбой Шумово Карачаровской волости, ныне в Шаховском районе); Никольское-Венгерское - помещик Владимир Дмитриевич Загоскин; с. Горячкино - Софья Адольфовна Катуар, с. Зачатье - помещица Любовь Эдуардовна Камынина; с. Бородино- вдова коллежского асессора Анна Артемьевна Альбицкая. В 1896 г. вновь в общество поступили жертвователи А.С. Анненков, М.Н. Малайков, священники И.С. Покровский, А.Ф. Соболев; В.Ф. Забижаев.

    В с. Милятино ясли были устроены в 1899 г. в здании церковноприходской школы. Попечителем стал священник храма с. Милятино Андрей Дмитриевич Сахаров, смотрительницей - его жена Анна Петровна, все расходы по содержанию яслей о. Андрей взял на себя.

    В 1900 г. владельцы Поречья, сын Алексея Сергеевича граф Ф.А. Уваров и графиня Е.В. Уварова утверждены в звании членов-жертвователей Елизаветинского благотворительного общества по Можайскому комитету. Комитет также выдавал пособия крестьянским вдовам, единовременные пособия многодетным матерям в день коронования. В 1901 г. членами Елизаветинского общества стали архимандрит Геронтий, настоятель Лужецкого монастыря, и игуменья Гавриила, настоятельница Бородинского монастыря. При монастырях были устроены церковноприходские школы, и появилась возможность призрения крестьянских сирот.

    Огромную роль в России, особенно после реформ императора Александра II, играли предводители дворянства - выборные должностные лица корпоративного дворянского самоуправления в уезде или губернии. Они были председателями или членами множества местных органов власти: председателями земских собраний, по воинской повинности присутствия (обязательно присутствовал при воинском призыве) и т.д.

    Должность уездного предводителя дворянства соответствовала 5-му классу табели о рангах, то есть чину статского советника. Предводитель дворянства, избранный на третье трёхлетие, утверждался в соответствующем чине. Предводители дворянства не получали жалования, им воспрещалось принимать подарки от дворянства, но в то же время предводители дворянства должны были по обычаю держать открытый стол для дворян уезда.

    Можайскими уездными предводителями дворянства были с 1863 по 1866 г. князь Пётр Дмитриевич Крапоткин, с 1866 по 1871 г. граф Алексей Сергеевич Уваров, с 1871 по 1873 и с 1875 по 1878 г. Николай Павлович Шипов, с 1873 по 1875 г. Николай Фёдорович Налётов, с 1878 по 1883 г. Николай Александрович Усов, с 1883 по 1884 г. Владимир Карлович фон Мекк.

    С 1884 по 1891 г. уездным предводителем дворянства был Николай Николаевич Усов.

    В 1890 г. в управлении городом и уездом участвовали депутат дворянства, кандидат университета Алексей Константинович Варженевский, в уездном по питейным делам присутствии заседали титулярный советник Михаил Павлович Савёлов и майор Александр Александрович Варженевский. Мировыми судьями были надворный советник Н.Н. Усов, Варженевский, штаб-ротмистр П.М. Савёлов, участковыми мировыми судьями: 1-го участка - титулярный советник М.П. Савёлов, 3-го - майор А.А. Варженевский, товарищем прокурора - Александр Львович Пушкин. Член земской управы - крестьянин В.И. Шурупов. Городским головой Можайска был купец 2-й гильдии И.В. Пронин. Протоиерей Сергей Павлович Соболев заседал в уездном отделе Тюремного комитета и в уездном училищном совете. Председательницей Можайского благотворительного общества была графиня П.С. Уварова, членами - жена воинского начальника полковника Туфеско Софья Петровна и жена майора Софья Петровна Варженевская.

    С 1891 по 1910 г. предводителем можайского дворянства был Алексей Константинович Варженевский.

    В 1890 г. он владел имением при д. Вельяшево Бородинской волости, в 1911 г. имением при д. Грязь (ныне Грязи) и усадьбой Романцево (на р. Воинке) той же волости.

    В 1912 г. в Можайске строится телефонная станция и реальное училище, в 1914 г. - водопровод и электростанция.

    На площади в Можайске стоит здание, в можайского краеведа В.И. Горохова (ЦГАМО) сохранилась рукопись -воспоминания секретаря Совдепа о событиях Февральской и Октябрьской революций в Можайске. В рукописи примечания Горохова.

    «В Можайске находился большой военный гарнизон: крепостные артиллерийские части (эвакуированные из оставленных крепостей - Ивангорода и других), дорожные, пехотные и обозные части и интендантство. Всего - около 20000 человек. Эта солдатская масса, особенно та часть её, которая состояла из бывших фабрично-заводских рабочих, и играла первенствующую роль в революционных событиях того периода, и, главным образом, в Октябрьском перевороте. С получением сообщения о падении самодержавия, в городе и на станции железной дороги царит сильное возбуждение. Все ждут новых вестей. События пробудили интерес не только у незначительной группы рабочих и массы солдат местного гарнизона, но и у всего обывательского, обычно невозмутимо сонного населения города. Никогда ещё так ярко не реагировало крестьянство, несмотря на ту косность, которая царила в деревне после ухода её молодых кадров на войну. Происходят длинные, в течение ряда дней, заседания первого, так называемого "революционного" уездного Собора. Тут и земство, и дворянское собрание... Тут все кадетствующие, просто либеральничающие и эсерствующие. Не было только большевиков. Этот первый "собор", вылезший на белый свет на гребне Февральской революции, читает и торжественно объявляет получаемые из Петрограда телеграммы об отречении, передаче власти "по наследству", об организации власти Государственной Думой и т. д. Он одинаково рукоплещет елейному отречению Николая II и организации нового правительства. Он с каждой новой телеграммой меняет свой тон, прогрессивно "революционизируется". Дальше он начинает действовать. Выдвигает на пост комиссара общественной безопасности Недешева (кадет), который, будучи «облечён» властью, спешит показать себя осаждающему помещение народу. Он торжественно объявляет, призывает, обещает.

    Поскольку большевиков не было, не было слышно и голоса пролетариата. Кого-то избирали и на этом останавливались. Никакой реорганизации проводить не спешили. Пока всё идёт по-старому, только земский начальник сошёл со сцены. Свершилась "бескровная" революция. Царизм повергнут, "народ" властвует. По существу же сменились только лица. Ярых реакционеров сменили тоже дворяне, но "либеральничающие", к которым, как к своим господам верные слуги, подоспели русские соглашатели. Это - верхушка, а масса?.. Она в это время организованно и неорганизованно ходит по улицам города. Над её головами красные полотнища. Кто-то сумел заполучить портрет председателя Государственной Думы Родзянко. Среди лозунгов чаще умеренные, но есть и такие, которые призывают к мировой революции; с некоторых бросается в глаза "Долой" не только по адресу царизма, но и буржуазии с её прихвостнями. Демонстранты с веселыми лицами, с революционными песнями. Но уже и тогда в речах ораторов чувствовались разные нотки, разные чаяния. Выступавший рабочий или солдат нередко говорил совсем не то, что какой-нибудь "покрасневший" офицер или появившийся на сцене событий член партии так называемой "народной свободы".

    Продолжение: Можайский район Московской области, часть 6
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос