Казанская церковь в Туле

Дата публикации или обновления 04.11.2017
  • Храмы Тульской области
  • Не сохранившиеся храмы города Тулы

    Находилась на месте профессионального лицея № 4, ул. Металлистов, 2-а.

    Казанская церковь, г. Тула. Находилась на месте профессионального лицея № 4, ул. Металлистов, 2-а.

    Строительство каменного кремля в Туле было закончено в 1520 году. Вблизи его стен, под его надежной защитой, появился посад, в котором жили люди, обслуживавшие кремль и другие оборонительные сооружения вокруг нашего города, а также занимавшиеся различными ремеслами и торговлей.

    С первых же лет существования посада торговля разместилась у западной стены кремля. Согласно писцовой книге в 1625 году на рыночной площади у Пятницких ворот кремля размещалось более 300 лавок. Вели тороговлю рыбный, мясной, калачный, горшечный, «железный» (скобяной) и даже «серебряный» ряды.

    В XVII веке на торговой площади были построены три богатых каменных храма (взамен деревянных): Казанский (1646 - 1649 гг.), Благовещенский (1692 г.) и Крестовоздвиженский (1696 г.).

    Казанская икона Божией Матери пользовалась в России огромным почитанием. Большей частью именно этой иконой благословляли молодых к венцу, этот образ помещали в детских.

    В издании «Богоматерь» (1909 г.) читаем:

    «Казанский поход Царя Ивана Васильевича Грозного походил на крестный ход. Казалось, целью было скорее привести ко Христу новое стадо, чем покорить новое царство московскому царю. Казань пала в день Покрова Богоматери. <...> Вступив на следующий день в Казань, царь немедленно заложил собор во имя Благовещения Пресвятой Богородицы <...>, а в следующем году была учреждена в Казани епархия. <...>

    В 1579 году, после страшного пожара, превратившего в развалины половину Кремля и прилегавшую к нему часть города, магометане заговорили, что русский Бог немилостив к русским и показал Свой гнев на них. <...> Тогда Господь и явил милосердие свое».

    Далее в издании рассказывается, как несколько раз подряд девятилетней дочери стрельца Матроне являлась Богоматерь и указывала место, в котором было необходимо извлечь из недр ее икону - на пепелище одного из сгоревших домов. Вначале девочке не верили, потом пытались найти икону, но нашла ее на том пепелище сама Матрона. «Лик иконы был свежий, ничем не попорченный, точно икона была только что написана». Икона была торжественно перенесена в церковь Николы Тульского, потом - в Благовещенский собор. Сразу же икона подала людям множество исцелений, особенно тем, кто страдал потерей зрения. На месте явления иконы по повелению царя был основан женский монастырь. Список этой иконы сопровождал русское ополчение в боях за освобождение Москвы от врагов в 1612 году. В Москве Казанский собор был возведен на Красной площади.

    Каменный храм во имя Казанской иконы Божией Матери в Туле возводился взамен расположенной неподалеку деревянной церкви Архистратига Михаила. Строительство велось на средства царской казны.

    Строил храм протопресвитер Лукиан Кириллов. Расскажем немного об этом достойнейшем человеке.

    Лукиан Кириллов родился в Туле. Где он получил образование и имел ли его вообще — неизвестно. Был он духовником царя Алексея Михайловича с самого восшествия его на престол; был близким человеком и для патриарха Никона. В «Тульских епархиальных ведомостях» говорится: «По любви к своей родине о. Лукиан успел, в разное время, исходатайствовать годичные руги и жалованье тульскому духовенству, земли церквям и монастырям; государевою казною построил он в Туле (1646-1649) первые приходские каменные церкви — Казанскую и Воскресенскую на городище».

    Как только патриарх Никон попал к царю в опалу, Лукиан Кириллов осмелился отлучить от святого причастия своего духовного сына - Алексея Михайловича. Случилось это в Петровский пост 1658 года. У протопресвитера Лукиана, видимо, было горячее желание примирить царя с патриархом, и епитимия, по его мнению, была единственным в этом случае средством воздействия на монарха. Опечаленный таким небывалым поступком духовника, царь послал к патриарху с жалобой своего тестя Илью Милославского. Никон ответил, что сам тоже имеет духовника, который всегда вправе возложить епитимию на самого патриарха.

    Такой ответ Никона дал крутой поворот делу: враги Никона уговорили царя переменить духовника на протоиерея Стефана Вонифатьева, недруга патриарха и впоследствии главу раскола.

    Никона предали суду. После лишения сана он был сослан в заточение в Кириллов монастырь, а Лукиан Кириллов удален на родину, в Тулу. Но милостью царя пользовался и он до конца дней своих, и построенная им Казанская церковь. Недаром в храме находились дары царя и царицы.

    Скончался Лукиан Кириллов в 1667 году и был похоронен близ алтаря Казанской церкви, но могила его была утеряна. (Возможно, в 1838 году при закладке фундамента нового здания Казанской церкви каменщики по невежеству своему приняли надгробие Лукиана Кириллова за бутовый камень и заложили его в фундамент. По крайней мере, пропажу заметили только при кладке цоколя нового здания храма.)

    Казанская церковь, возведенная в 1646-1649 гг. тщанием Лукиана Кириллова, была пятиглавой и относилась к распространенному в то время на Руси типу «московских» церквей, как и расположенная неподалеку Благовещенская, дошедшая до наших дней: те же луковичные главки, та же широкая лента карниза с полукруглыми кокошниками.

    В Казанском храме имелся каменный двухэтажный придел; в нижнем этаже находился алтарь во имя Архистратига Михаила, в верхнем — во имя Сергия Радонежского. На Сергиевом приделе была каменная колокольня с железными часами. В таком виде храм запечатлен на гравюре X. Пастухова «Город Тула со стороны оружейного завода» (1807 г.). На фрагменте гравюры Казанская церковь почти в центре на первом плане. Виден придел в два этажа — перед колокольней, справа от основного объема храма. В 1817 году двухэтажный придел был перестроен в одноэтажный.

    Казанская церковь сильно пострадала при пожаре 1834 года. В 1838 году она была разобрана. Было решено на этом месте построить новый храм. Его проект выполнил архитектор В.Ф. Федосеев.

    Значительную часть денег для строительства Казанского храма пожертвовал купец II гильдии, потомственный почетный гражданин Степан Иванович Трухин. С. И. Трухин владел крупнейшими в Туле салотопнями, выпускал сальные свечи и мыло. В начале 1840-х годов он избирался тульским городским головой. Был известным благотворителем.

    Из-за различных трудностей возведение Казанской церкви затянулось почти на двадцать лет. Освящена она была 6 июля 1858 года (в краеведческой литературе встречается ошибочная дата освящения - 1856 г.).

    Новую колокольню Казанской церкви построили в 1868 году.

    Казанский храм стал одним из лучших образцов классицизма в Туле, отличался совершенством и строгостью форм и пропорций. Он одинаково хорошо смотрелся с различных точек: и с другого берега Упы, и из окон оружейного завода, и с колокольни Успенского собора, и с прилегающих улиц. Вместе со Старыми торговыми рядами (сейчас на их месте здание Тульского отделения Сбербанка) Казанская церковь составляла один из красивейшихтульских архитектурных ансамблей. Основной объем храма был увенчан куполом с большими окнами и колонками между ними. На северном и южном фасадах имелись фронтоны и колонны коринфского ордера. Трехъярусная колокольня, второй и третий ярус которой по углам украшали парные колонны, примыкала к трапезной.

    Газета «Тульские губернские ведомости» от 30 августа 1858 года отмечала: «Настоящий Казанский храм отличается необыкновенным изяществом рисунка от всех храмов, существующих в городе. При взгляде на него вы не будете поражены громадностью его размеров или необычайной высотой, но вместе с тем вы долго не оторвете вашего взгляда от его строгих очертаний, от его легкого купола, увенчанного золотым крестом, который так легко уносится в пространство. Два портика его, северный и южный, с колоннами и обширными террасами, довершают красоту всего здания». В справочной книге «Вся Тула и Тульская губерния», изданной в 1925 году, в разделе «Тульские здания, как исторические памятники» стиль Казанской церкви характеризуется как «поздний петербургский классицизм».

    Иконы и стенную живопись для возрожденного храма выполнил академик Тимофей Егорович Мягков (1813-1865). Он родился в Тамбовской губернии, учился в Московском художественном классе. Работал в качестве художника-портретиста. Выполнил множество образов и стенописи для храмов в Тамбовской губернии, Твери, Москве (Чудов монастырь и Покровский монастырь, церкви Троицы Живоначальной на Самотеке, Рождества Христова в Палашах, храм Николы в Кузнецах).

    В тех же «Тульских губернских ведомостях» от 30 августа 1858 года говорилось: «Сообразно внешней красоте храма внутренность его отличается также богатством и великолепием. Иконостас его и устроенная над престолом сень превосходной резной работы блистают золотом и по своей возвышенности над прочими частями храма невольно поражают молящихся своим величием. Все иконы храма и стенная живопись, исполненные художником Мягковым,— высокой работы. Словом, в построении Казанской церкви и ее украшении видна щедрая рука благочестивых жертвователей и строгий вкус».

    В числе ценностей Казанского храма, имевших художественно-историческое значение, была резная Казанская икона Божией Матери на серебряной доске — дар царя Алексея Михайловича и жены его Марии Ильиничны, сделанный в 1665 году «для рождения и многолетнего здравия сына своего... Симеона». Хранилась в храме и Казанская икона Божией Матери, шитая золотом и серебром по красному атласу; по преданию, она была собственноручно изготовлена и подарена храму Натальей Кирилловной, второй женой царя Алексея Михайловича, матерью Петра I. Еще одну Казанскую икону Божией Матери прислал в Тулу митрополит Казанский Маркелл в 1698 году. Имелась также Владимирская икона Божией Матери 1597 года в богатом окладе, изготовленном в 1694 году из золота и серебра, украшенном драгоценными камнями и жемчугом.

    Еще один царский дар храму — кадило с серебряной крышкой, выполненной в форме церкви. На нем надпись: «Лето 7170 (1662 г.) великий государь царь и великий князь Алексий Михайлович, всея Руси самодержец пожаловал сие кадило в церковь Пресвятой Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии честнаго ея образа Казанския, на Тулу».

    В церкви имелся напрестольный крест в чеканном серебряном позолоченном окладе, украшенный самоцветами и жемчугом, с надписью: «7165 (1657 г.) построил благовещенский протопоп, что у Государя на сенях, Лукьян Кириллов, на Туле — в церковь пресвятыя Богородицы казанские, что на посаде». Возрожденная Казанская церковь сразу же привлекла внимание горожан. Сюда приходили туляки со всех концов города. На службах бывали гимназистки расположенной неподалеку 1-й женской гимназии. В воскресные и праздничные дни храм был переполнен.

    В 1894 году при Казанской церкви открылась приходская школа.

    Наименование церкви стало основой для возникновения трех тульских топонимов: Казанской набережной, Казанской площади и Казанской ветки железной дороги.

    Казанская набережная располагалась на левом берегу Упы напротив оружейного завода и проходила параллельно улице Пятницкой (ныне Металлистов).

    Среди тульских краеведов существуют разногласия в отношении месторасположения Казанской площади. Одни полагают, что она находилась непосредственно у одноименного храма. Другие считают ее гораздо более обширной, размещая на ней и Старые торговые ряды, и Крестовоздвиженскую церковь (например, у С.А. Рассаднева читаем: «Площадь Челюскинцев (бывшая Казанская, по церкви)...»). Более верным представляется первое предположение. Вряд ли можно отождествлять площадь Челюскинцев (ныне Кресто-воздвиженская площадь) с Казанской площадью: место площади Челюскинцев до сноса занимали практически полностью Крестовоздвиженская церковь, сквер вокруг нее и прицерковные постройки.

    На старых снимках Казанской площадью именуется пространство между одноименным храмом и кремлевской стеной. На одной из фотооткрыток изображена, например, «торговля овощами» на Казанской площади.

    Туляки-старожилы помнят, что железнодорожная ветка, идущая от Московского вокзала через машиностроительный завод на оружейный, пересекающая улицу Советскую перед Зареченским мостом, называлась Казанской или «казанкой». Это наименование она получила потому, что была проложена по Казанской набережной.

    С Казанским храмом связано одно из памятных событий в жизни нашего города.

    В ноябре 1914 года император Николай II предпринял обширное путешествие через многие центральные и южные губернии России на Кавказ, посетил там действующую армию, которая одержала ряд побед в турецкой Армении.

    19 ноября император отбыл из Ставки Верховного Главнокомандования в Смоленск. 21 ноября он посетил Тулу. Императорский поезд прибыл на Курский (ныне Московский) вокзал в десятом часу утра. Его встречала делегация тулян во главе с губернатором А.Н. Тройницким. Помимо высших губернских и городских чиновников, дворянства и купечества здесь были мещане, оружейники, крестьяне. Кроме хлеба-соли, императору вручили 53 тысячи рублей, собранные жителями Тульской губернии на нужды фронта.

    После этого Николай II в открытом автомобиле отбыл в Казанскую церковь. Очевидец событий, генерал-майор Дубенский рассказывает: «Повсюду на пути царского проезда стояли толпы народа; раздавалось пение: «Боже, царя храни», клики «ура» ... В церкви по случаю праздника введения во храм Пресвятой Богородицы была совершена в высочайшем присутствии архиепископом Тульским и Белевским Парфением литургия. При входе во храм Государь Император был встречен словом владыки. По окончании литургии Государь Император прикладывался к местным святыням и принял от архиепископа благословение — икону».

    Затем Николай II посетил Тульский оружейный завод, лазарет для раненых, оборудованный в помещении заводской школы и содержащийся на средства рабочих, раненых в других лазаретах, Дворянское собрание. В семь часов вечера император возвратился в свой поезд и отбыл из Тулы.

    В начале апреля 1922 года советская власть проводила изъятие церковных ценностей - по официальной версии, для помощи голодающим Поволжья. Гдевдей-ствительности оказалось изъятое - отдельная тема. Не минула сия участь и Казанскую церковь. В списках изъятых из Казанской церкви ценностей, приведенных в газете «Коммунар» за 7 и 11 апреля 1922 года, значатся, в частности, 22 серебряные ризы с икон, 2 серебряные хоругви, 12 серебряных икон, 4 крышки с Евангелий - всего более 16 пудов серебра.

    А 18 апреля 1922 года церковный сторож, открыв колокольню и поднявшись на нее, обнаружил там икону Пресвятой Богородицы, неизвестно как туда попавшую. Прежде этой иконы он не видел. Сторож рассказал об этом настоятелю храма, и два дня в Казанской церкви служили молебен новоявленному образу.

    Власть же расценила происшедшее, как «шарлатанскую выходку» церковнослужителей, направленную против изъятия церковных ценностей. В ночь с 19 на 20 апреля был арестован весь клир храма, сторож, нашедший икону, а заодно и епископ Тульский и Белевский Иувеналий. В июле 1922 года состоялся суд, обвиняемых приговорили к разным срокам заключения.

    Всё это время Казанская церковь, которую советская власть сочла оплотом контрреволюции, была закрыта. Как оказалось — навсегда. Несмотря на многочисленные просьбы верующих, храм так и не открыли. Его судьбу определило решение президиума Тульского губисполкома от 31 марта 1923 года, в котором говорилось:

    «Принимая во внимание:

    1. что при изъятии ценностей из церквей г. Тулы наиболее крупное сопротивление было организовано церковным советом Казанской церкви г. Тулы, который постановление Губисполкома по изъятию ценностей выполнил лишь по третьему предложению;

    2. что на Пасхальной неделе прошлого года со стороны духовенства Казанской церкви, при непосредственном участии местного архиерея Иувеналия, было совершено мошенничество в деле явления на колокольне этой церкви чудотворной иконы;

    3. что вообще Казанская церковь являлась контрреволюционным очагом, около которого группировались все контрреволюционные элементы, которые в связи с закрытием этой церкви рассеялись;

    4. что с открытием вновь Казанской церкви все контрреволюционные силы, несомненно, получат вновь возможность сосредоточиться около Казанской церкви и вновь начать вести агитацию против Советской власти, скрывая свою преступную деятельность под ширмой религии, президиум Тульского Губисполкома постановляет:

    а. Казанскую церковь вновь не открывать для религиозных потребностей;

    б. ввиду поступившего заявления от работников милиции г. Тулы о передаче здания бывшей Казанской церкви для культурно-просветительских целей Губмилиции, Губисполком считает возможным удовлетворить эту просьбу и предлагает Губотделу управления передать здание вышеупомянутой церкви коллективу работников милиции г. Тулы».

    В сентябре 1924 года здание бывшей церкви передали «Мельпромторгу».

    А в 1929 году Казанский храм и Старые торговые ряды разобрали на кирпич, из которого построили фабрику-кухню (ныне здание Тульского отделения Сбербанка) и школу ФЗО (фабрично-заводского обучения) оружейного завода (ныне профессиональный лицей № 4). На месте школы ФЗО и стояла Казанская церковь.

    Частично или полностью сохранившиеся храмы г.Тулы.

  • Казанская церковь, г. Тула
  • Крестовоздвиженская церковь, г. Тула
  • Спасо-Преображенский храм, г. Тула
  • Храм Воскресения Христова на Старом городище, г. Тула
  • Сретенская церковь, г. Тула
  • Николочасовенская церковь, г. Тула
  • Троицкая церковь, г. Тула
  • Храм Рождества Богородицы (Военная церковь), г. Тула
  • Спасо-Преображенский храм в селе Рогожня, г. Тула
  • Церковь Казанской иконы Божией Матери в селе Мяснове, г. Тула
  • Церковь Николая Чудотворца в Глухих Полянах, г. Тула
  • Домовая церковь в честь иконы Божией Матери «Прежде Рождества Дево»
    при богадельне Тульского купеческого общества
  • Домовая церковь во имя святой равноапостольной Марии Магдалины
    при Мариинском детском приюте, г. Тула
  • Домовая церковь в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»
    при доме призрения бедных, г. Тула

  • В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Навигация
    Rambler's Top100