Снегирёво.

Крестовоздвиженская церковь

Дата публикации или обновления 14.10.2021
  • Храмы Владимирской области
  • Создано с использованием книг протоиерея Олега Пэнежко.
  • Города: БоголюбовоВладимирКиржачМуромПокровСуздальЮрьев-Польский
  • Храмы Владимирской области.
    Киржачский и Кольчугинский районы

    С. Снегирёво.

    Крестовоздвиженская церковь

    Село Снегирёво стоит на р. Ворше, до 1813 г. было сельцом в приходе церкви с. Спасского (ныне в Собинском районе). Владельцами села Салтыковыми здесь была устроена усадьба.

    Ранее усадьба Салтыковых была в с. Черкутино (ныне в Собинсокм районе), в нескольких километрах отсюда, и новую усадьбу назвали Черкутино-Снегирёво.

    При владельце села Николае Ивановиче Салтыкове построен усадебный дом с флигелями и хозяйственными постройками. Главный дом соединялся галереями с флигелями, которые, подобно главному дому, были увенчаны бельведерами. Из вестибюля на второй этаж главного дома вели две лестницы, обтекавшие цилиндрическое пространство, ограниченное восемью колоннами.

    Комнаты украшала орнаментальная роспись. В доме размещались коллекции предметов искусства, вывезенных владельцем усадьбы А.Д. Салтыковым из Индии и Персии. В 1961 г. Владимир Солоухин писал: «Село это растянулось вдоль речки в низине. Окнами оно смотрит на высокий холм, заросший елями. На макушке холма выглядывает из елей небольшая колоколенка. Издали можно подумать, что деревья подступают вплотную к церкви, но когда подъедешь ближе, оказывается, что вокруг церкви есть просторная поляна и даже запущенный липовый парк. На поляне в нескольких местах проглядывают из крапивы, из мелкого кустарника розоватые груды щебня. Здесь стояла усадьба князей Салтыковых с прекрасным дворцом, с флигелями, конюшнями и даже с оранжереей». Усадебный дом стоял к востоку от церкви. Ныне существующая в Снегирёве каменная Крестовоздвиженская церковь построена в 1813 г. в формах позднего классицизма. Храм трёхпрестольный (приделы Святой Троицы и Сошествия Святого Духа), он сохранил внутреннее убранство.

    За алтарём – усыпальница князей Салтыковых (здесь покоились князь Николай Иванович, надгробие на его могиле уничтожено в советское время, Сергей Николаевич и князь Алексей Дмитриевич Салтыковы, в советское время склеп разорён) и обелиск в память князя С.Н. Салтыкова (1828 г.).

    К Крестовоздвиженской церкви была приписана домовая церковь князей Салтыковых. Её престол был освящён в честь Положения Ризы Господней. Богослужение в ней совершалось только в храмовый праздник. Домовая церковь погибла вместе с усадьбой. Церкви принадлежала деревянная часовня на кладбище, уничтоженная в советское время.

    Причт состоял из священника и псаломщика. Земли при церкви было только 2 десятины, члены причта получали ругу от князя Салтыкова, ежегодно 200 рублей.

    С 1887 г. была открыта в доме князя Салтыкова церковноприходская школа.

    Дом священника стоял в селе. В. Солоухин вспоминал из детства: «В... Снегирёве жил некогда священник отец Иван, известный своей начитанностью, образованностью и, как сказал бы теперь, широтой взглядов. Впрочем, убеждения его были тверды. Рассказывают, будто его принуждали отказаться от священства, но он ответил, что, однажды приняв сан, он его с себя добровольно не сложит.

    Я в детстве раза два видел отца Ивана. В памяти остались белоснежная, как у деда-мороза, борода и очки с синими стёклами. А ещё остались фраза и жест отца Ивана: он показал на портрет Сталина, висевший у него на стене и странным образом соседствующий с иконами, посмотрел на него и заявил: Вот, люблю за размах! В комнате было трое: отец Иван, мой отец, крестьянин, никогда политикой не интересовавшийся и вряд ли оценивший декларацию радушного хозяина дома, и я, мальчик лет семи, однако же вот запомнивший и белую бороду, и синие очки, и портрет, и саму интонацию, с которой были произнесены слова».

    У церкви в начале ХIX в. была построена богадельня. Строитель храма и усадьбы Николай Иванович Салтыков (1736-1816 гг.), сын генерала-аншефа Ивана Алексеевича Салтыкова от брака с графиней Анастасией Петровной Толстой, начал службу рядовым в лейб-гвардии Семёновском полку. Во время Семилетней войны принимал участие во многих сражениях с пруссаками и после битвы при Куннерсдорфе был пожалован в полковники.

    В 1765 г, уже в чине генерал-майора, командовал русскими войсками, расположенными в Польше, а при начале 1-й Турецкой войны участвовал в военных действиях при осаде Хотина, за что получил чин генерал-поручика и орден Святого Александра Невского. Тотчас после этого Салтыков уехал для лечения за границу, где провёл три года. По возвращении в 1775 г. в Россию он был осыпан милостями: императрица Екатерина назначила его вице-президентом Военной коллегии, произвела в генерал-аншефы и определила гофмейстером при дворе наследника престола великого князя Павла Петровича, чем выразила особое доверие. На этом месте Салтыков проявил глубокий такт и умение приспособляться к обстоятельствам: одинаково пользовался расположением как императрицы, так и её наследника, и поддерживал между ними добрые отношения.

    Салтыков ездил в 1776 г. в Берлин на обручение великого князя с принцессой Виртембергской, впоследствии великой княгиней Марией Феодоровной, а в 1781 и 1782 гг. сопровождал великокняжескую чету в её путешествии за границу. Вслед за тем императрица Екатерина возложила на Салтыкова новую величайшую обязанность: быть главным воспитателем великих князей Александра и Константина Павловичей. На этом месте Салтыков, отлично изучивший придворную науку, заботился главным образом о том, чтобы приучить своих воспитанников уметь лавировать между противоречивыми требованиями их родителей, с од ной стороны, и царственной бабки, с другой; в других отношениях Салтыков, по отзыву современников, был самым неспособным педагогом и воспитателем царских детей.

    В конце своего царствования Екатерина II пожаловала Николаю Ивановичу графское достоинство и до 5000 душ крестьян и поручила управление Военной коллегией. В царствование императора Павла Салтыков пожалован был в генерал-фельдмаршалы, но не пользовался значением. Император Александр I в годину Отечественной войны назначил его председателем Государственного совета и Комитета министров, на время нахождения своего в кампании 1813 и 1814 гг. поставил его в положение регента государства и 5 августа 1814 г. возвёл в княжеское достоинство с титулом светлости. Уклончивость, хитрость, умение жить и ладить с людьми были преобладающими качествами в характере и уме Николая Ивановича.

    Эгоист и гибкий царедворец, он, по словам князя И. М. Долгорукого, близко его знавшего, «внутренне любил только себя и неспособен был благодетельствовать, когда требовались на то некоторая упругость в характере, настойчивость в поступках и твёрдость в правилах». В домашних делах Салтыков подчинялся всецело влиянию жены, Наталии Владимировны, урождённой княжны Долгоруковой (1737-1812). Они стали супругами в 1762 г., в 1793 г. она была пожалована в действительные статс-дамы, в 1797 г. получила Екатерининскую ленту. Погребена в с. Черкутине (Владимирская область).

    Наталия Владимировна Салтыкова, в молодости отличавшаяся красотой, но слабая и болезненная, по словам современника, «была умна, лукава и скупа» и мало показывалась в обществе. Научившись от матери всяким старинным русским приметам, она их придерживалась до суеверия и пользовалась ими как могла, чтобы избавиться от скучных светских обязанностей. Екатерина II не любила её и не обращала на неё никакого внимания, великий князь Павел Петрович, при котором её муж состоял с 1773 г., также не был расположен к Салтыковой; не любили её и при дворе великого князя Александра Павловича. Избегая придворных собраний, она редко выходила из комнат, которые муж её занимал во дворце, и уверяла всех, что никогда ничего не знает о том, что делается. Это не мешало ей, однако, всячески выдвигать мужа и интриговать против других. Сопровождая мужа во время путешествия великого князя Павла Петровича и великой княгини Марии Феодоровны по Европе в 1781 г., графиня не занимала официального положения в великокняжеской свите, в парадных случаях фрейлины Борщова и Нелидова имели первенство над графиней Салтыковой, «которая болезненна и мало выезжает», как писал Иосиф II своему брату, великому герцогу Тосканскому.

    Близко знавший Салтыковых князь И.М. Долгоруков посвятил ей следующие строки в «Капище моего сердца»: «Графиня Салтыкова - прямо светлейшая дама, не по титулу одному, но по качествам души. Оставим ей некоторые женские ртранности и причуды, но она тверда в правилах, постоянна в отношениях и великодушна в поступках; основные свойства её благородны, чувства возвышенны, характер мужествен». Очевидно, автор не считал противным в то время «великодушию» и благородству случай с крепостным её парикмахером, которого графиня из опасения, чтоб он не разболтал, что она носит парик, три года держала взаперти в клетке у себя в спальне, выпуская только для причесывания. Когда несчастному удалось бежать, Салтыкова, боясь, что её тайна откроется, стала требовать его розыска и обратилась даже к императору Александру. Государь, уже предупреждённый через полицию, приказал не разыскивать беглеца, а графиню успокоить официальным извещением, что парикмахер утонул в Неве.

    Салтыкова была известна в свете своей оригинальностью, колким языком и смешными выходками. Прощаясь с женой графа П.А. Толстого, назначенного послом во Францию, она сказала ей: «Маша, жаль мне, что ты едешь в Париж: тебя французы одурачат. Поменьще с ними говори: они тебе об литературе, а ты им, почём рожь на болоте». Графиня достигла того, что весь свет, не исключая и великих мира, подчинялся её странностям. Несмотря на звание статс-дамы, она почти никогда не ездила ко двору под предлогом, что «по слабости нервов не могла выносить запаха пудры и духов». Дома она подпускала гостей лишь на известное расстояние, причём отвратительные карлики жгли перед нею перья или мочалу; одевалась всегда по моде своей молодости и была разукрашена драгоценностями; она скопила мужу и детям огромный капитал. При своём уме и слабохарактерности мужа имела большое влияние на государственные дела; при дворе её боялись, и она пользовалась правом всех бранить за всё, что было сделано не по ней. Если верить князю Долгорукову, она скончалась «от беспрестанных волнений сердца, производимых неудачами политическими и в брани двора нащего с Наполеоном».

    У церкви стоит обелиск в память младшего сына председателя Государственного совета и Комитета министров, генерал-фельдмаршала Николая Ивановича Салтыкова, светлейшего князя Сергея Николаевича (1776-1828), действительного тайного советника с 1827 г.. При рождении Сергей Салтыков был зачислен прапорщиком в лейб-гвардии Семёновский полк, в январе 1787 г. произведён в подпоручики, в январе 1788 г. - в поручики. Получил хорошее домашнее образование; гувернёром к нему и его старшему брату Александру был определён француз Ш. Массон (издавший впоследствии «Секретные записки о России»), уроки артиллерии и фортификации давал поручик А.А. Аракчеев, начавший при поддержке отца Сергея Николаевича свою блестящую карьеру. В марте 1790 г. С.Н. Салтыков пожалован в камер-юнкеры Высочайшего Двора с оставлением в полку. В январе 1791 г. произведён в капитан-поручики, а в январе 1794 г.- в капитаны. В ноябре 1796 г., через несколько дней, по вступлении на престол Павла I, пожалован в действительные камергеры. В ноябре 1798 г. произведён в тайные советники, а в декабре того же года пожалован командором ордена Святого Иоанна Иерусалимского (Мальтийский орден). В марте 1799 г. назначен шталмейстером двора великой княжны Марии Павловны.

    В марте 1807 г., в царствование Александра I, назначен сенатором; присутствовал в 1-м Департаменте, а с апреля 1811 г. - во 2-м отделении 5-го Департамента Сената. В1811 г. назначен членом комитета, учреждённого при Сенате для уравнения польских чинов с российскими. В мае 1815 г. определён членом комитета для разбора откупных недоимок, накопившихся во время нашествия французов в Россию, чумы и других бедствий. В августе 1823 г. назначен членом Государственного совета по Департаменту государственной экономии. В феврале 1823 г определён членом комитета по постройке Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге. В июле 1824 г. назначен почётным членом совета Императорского человеколюбивого общества. В декабре 1824 г ему повелено быть членом комитета, учреждённого при Государственном совете под председательством министра финансов для определения особенных экзаменов по разным родам службы. В июне-июле 1826 г. входил в состав Верховного уголовного суда по делу декабристов. В октябре 1827 г. получил чин действительного тайного советника. За службу удостоен высших российских орденов, до ордена Святого Александра Невского включительно. Скончался в Санкт-Петербурге на 52-м году жизни.

    От брака с княжной Екатериной Васильевной Долгоруковой (1791-1863), дочерью действительного тайного советника В.В. Долгорукова, получившей придворное звание статс-дамы, детей не имел.

    В усыпальнице похоронен также сын действительного камергера, который «не мог заниматься деятельною службой по нездоровью» князя Дмитрия Николаевича Салтыкова (1767-1826,старший брат князя Сергея) и его супруги Анны Николаевны (1776-1810, урожденной Леонтьевой), князь Алексей Дмитриевич Салтыков (1806-1859), прозванный за пристрастие к Индии и англичанам «индийцем» и англоманом. Он родился в Петербурге 1 февраля 1806 г. Получив домашнее воспитание, 11 декабря 1823 г. поступил на службу актуариусом Государственной Коллегии иностранных дел, 22 августа 1826 г. пожалован званием камер-юнкера; в том же году, 9 ноября, откомандирован для особых поручений к статс-секретарю Д.Н. Блудову.

    После короткой отставки 1 октября 1828 г. князь Салтыков был назначен состоять при А.П. Бутеневе, тогда поверенном в делах в Константинополе, а через полтора года (3 января 1830 г.) перевёлся в Грецию по особым поручениям к графу Панину; вскоре же, перемещённый в ведомство Азиатского Департамента, определён секретарём миссии в Греции, где оставался до 1831 г. Пробыв недолго при посольстве в Лондоне (с 22 ноября 1832 г.), князь Алексей Салтыков по собственному желанию перевёлся во Флоренцию (14 февраля 1834 г.), а за упразднением там миссии определён к миссии же в Рим (26 февраля 1836 г.). Наконец, 7 августа 1838 г. он был послан в Тегеран, откуда вернулся в Петербург 4 мая 1839 г. и был отправлен курьером в Лондон. Но уже 3 октября 1840 г. князь А.Д. Салтыков, никогда не имевший влечения к дипломатии, по прошению был уволен от службы с чином надворного советника. Имея с самого детства страсть к путешествиям, которая ещё более развилась в нём за время служебных перемещений, и обладая притом значительными средствами (3.500 душ в Юрьевском, Покровском и Владимирском уездах Владимирской губернии), Салтыков всегда мечтал совершить путешествие по Востоку.

    Это желание ему удалось исполнить в конце 1838 г., когда он получил назначение в Персию. Отправившись на место своего нового служения через Кавказ, Салтыков прожил до мая 1839 г. в Тегеране, наблюдая и записывая нравы и образ жизни населения. Свои впечатления, занимательно описанные, Алексей Дмитриевич напечатал в 1849 г. в Москве под заглавием «Путешествие в Персию», с портретом Насср-Эддина (тогда персидского наследника), сделанным им самим с натуры. Описание этого же путешествия, изданное в Париже на французском языке, выдержало три иллюстрированных издания (1851,1853 и 1854 гг.) и, кроме того, было дважды издано в Варшаве, в переводе с французского языка на польский. В 1841-1843 гг. князь совершил своё первое путешествие по Индии, описание которого печаталось в отрывках в «Москвитянине» в 1849 г., затем издано на французском языке в Париже в 1851 г. с прекрасными рисунками самого Алексея Дмитриевича. В 1845-1846 гг. князь совершил ещё одно путешествие в эту страну, проведя всё время в беспрерывных поездках по южной и средней Индии и осмотрев много мест, которых не удалось видеть в первое путешествие; при этом он по целым месяцам проживал в Калькутте, у вице-короля.

    Повествование об этом, чрезвычайно живо составленное, появилось сперва в Париже в 1848 г., с рисунками самого князя, и вышло вторым изданием там же в 1850-1852 гг. На русском языке этот труд, но без рисунков, был в 1851 г. издан в Москве, в переводе Л.А. Мея, под заглавием: «Письма об Индии». Рассказ ведён в виде переписки и в живом и увлекательном изложении даёт ряд очерков, проникнутых тонкой наблюдательностью и дающих верную оценку внутреннего состояния описываемой страны, уже тогда угнетённой англичанами. В 1853 г. князь А.Д. Салтыков издал в Париже, потратив на это огромные деньги, художественно исполненные снимки со своих рисунков, представляющих типы жителей.

    Последнее годы жизни князь проводил в поездках по Европе. В домашней обстановке он всегда отличался некоторой эксцентричностью, ходил в персидском или индийском костюме (откуда и его прозвище «индиец»). За ним закрепилась слава большого оригинала, ведущего необычайный образ жизни: он не выезжал в свет, ел раз в день, «из подражания персам ужинал бараниной с рисом», по вечерам любил играть на фортепьяно Бетховена, не терпел охоты и грубых забав. Его квартира всегда представляла собой целый музей редкостей и была обставлена по-восточному. Собранная им коллекция индийского оружия ныне находится в Эрмитаже. Жил он везде отшельником, по целым дням занимаясь живописью, к которой имел большую любовь, и приглашал к себе в дом только хороших рисовальщиков, так как и сам был не из последних. По отзывам лиц, его знавших, князь Салтыков «принадлежал к числу редких людей, одарённых приятным характером, без малейшей гордости и шарлатанства и сверх того скромностью», в обращении с другими был всегда чрезвычайно мягок, ласков и предупредителен. Скончался он в Париже.

    В 1916 г. имение приобрело товарищество заводов А.Г. Кольчугина. После революции разрушен усадебный дом.

    В 1993 г. Крестовоздвиженский храм и здание богадельни переданы в качестве подворья Свято-Успенскому женскому монастырю г. Александрова Владимирской области.

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос