Время Петра II Ньегоша

Дата публикации или обновления 01.05.2017
  • Оглавление: Святыни Черногории
  • Время Петра II Ньегоша.

    Если святитель Петр Цетинский поднял Черногорию как никогда ранее высоко в церковном, нравственном, государственном, военном и дипломатическом отношениях, то Петр II как никто до него поднял Черногорию в отношении культурном. Он, став всемирно известным поэтом, оправдал пророчество своего святого дяди, положив основание народной литературе и образованию. Будучи также историком, он проникновенно описал и ключевой момент установления черногорской теократии при митрополите Данииле (Петровиче), и время самозванца Шчепана Малого, приведя уникальные письменные источники и мастерски пользуясь народной памятью.

    Он был безкомпромиссным православным политиком и безкомпромиссным православным мыслителем. Чтобы получить о нем представление, нужно прочитать начало его прекрасной поэмы «Горский Венец», посвященной установлению черногорской теократии.

    Здесь владыка Раде, как его ласково зовет народ, раскрывает духовные причины бедствий в истории православных народов.


    Добрый Бог разгневался на сербов

    Из-за их смертельных прегрешений.

    Цари-сербы исказили правду,

    Начали кровь лить! — один другому —

    Рвать из головы живые очи.

    Бросили и власть, и государство!

    Дурь — свою же — правилом избрали!!

    Стали слуги в их крови купаться —

    В царской крови омывать неверность!

    Знатны люди! — Проклятые души!

    По кусочкам раздробили царство!

    Силу сербов стерли в прах и пепел!

    Знатны люди! — страх у них в утробе,

    Семя распрей горькое бросали —

    Отравили этим племя сербов.


    Само посвящение нового вождя Черногории в митрополиты Черногорские уже знаменовало собою эпоху расцвета черногорско-русских церковных отношений. Архиерейская хиротония была совершена в столице православной Российской империи — в Санкт-Петербурге, в присутствии государя императора Николая I. Необычность этой хиротонии заключалась и в том, что новопосвященному митрополиту было лишь девятнадцать лет. Черногорию впервые в истории стал возглавлять архиерей-юноша. После грозного святителя Петра, бросавшегося в бой с басурманами с крестом в одной руке и обнаженным клинком в другой, правление юноши-поэта казалось по меньшей мере странным, но именно в таком правлении и нуждалась тогда Черногория. У Бога все промыслительно и нет ничего случайного.

    Время правления святого Петра Цетинского было эпохой великих войн, великих испытаний, когда струна народной души была натянута до последнего предела. Народ должен был отдохнуть и набраться новых сил, осознав и удержав с таким трудом завоеванное. Нужно было время продолжительного мира, время спокойного внутреннего благоустройства.

    Несмотря на предсказанное святителем Петром I отсутствие значительных территориальных приобретений в эпоху Петра II, внешнеполитическое положение Черногории существенно укрепилось. Это произошло из-за большой внутренней стабильности, достигнутой во многом благодаря дальнейшему укреплению отношений с Россией, которая переживала период бурного усиления своих позиций на всех направлениях: в своих западных владениях, где была упразднена уния; на юге, где покорялся Кавказ и часть Ирана; на Дальнем Востоке, где присоединялось Приамурье и Приморье; в Русской Америке, достигшей невиданного прежде территориального расширения и экономического процветания.

    Эти два десятилетия стали для Черногории также эпохой создания действенного государственного аппарата и эпохой переходной к светской форме правления, которая должна была неминуемо сменить правление теократическое по мере развития государственности.

    Теперь настало время более подробно рассмотреть значение этой созидательной деятельности для развития святого черногорско-русского союза.

    В 1832 году в Черногории были созданы сенат и гвардия, а в 1834-м — специальное здание для государственного аппарата с 25-ю помещениями, из которых 3 принадлежали владыке, а 22 — государственным служащим. Так появились правительственная резиденция вне Цетинского монастыря и сам действующий государственный аппарат.

    В том же 1834 году произошло важнейшее событие в духовной жизни страны — канонизация святого Петра Цетинского. Отныне Черногория имела своего небесного покровителя и заступника. Петр II содействовал этому благому делу в ближайшие годы после кончины святителя, что было шагом настолько же дерзновенным, насколько и необходимым. Тогда же в столице Черногории открыта первая школа, дающая основное образование, а через восемь лет — вторая, в Добрском Селе. В 1834 году владыка также приобрел типографию для печатания книг.

    Итак, Петр II успел сделать очень много уже в самые первые годы своего правления. Важнейшим шагом стало также изгнание из страны всего рода Радоньичей — прозападных, прокатолических деятелей на протяжении более 130 лет. Этот род пытался организовать мятеж как против святого Петра I, так и против его племянника Петра II. Владыка Раде смог этот вопрос решить очень дипломатично, но кардинально. Перехватив письма и раскрыв замысел государственного переворота, он заменил смертный приговор его главному организатору на изгнание сразу всего изменнического рода. Это был перелом в сторону внутренней стабильности и укрепления православной государственности.

    Усилившийся порядок и контроль в державе, атмосфера мира и стабильности благоприятствовали отношениям с Россией. Русский Синод в 1845 году произвел Петра II в достоинство митрополита, и он получил право ношения белого клобука. Это было очень большим прогрессом в отношениях, если вспомнить, насколько неровно русский Синод относился к святителю Петру Цетинскому из-за обилия клеветы (которой не избежал, впрочем, и Петр II).

    Владыка Раде учредил и первую в Черногории медаль, в честь Милоша Обилича, — за храбрость и доблесть, проявленные в бою. И многое и другое он совершил в Черногории впервые.

    Особенной его заслугой следует счесть миротворчество. В его правление не произошло ни одной крупномасштабной кровопролитной войны, что позволило за столь короткое время успокоить, упорядочить и развить страну.

    Возможно, это было одной из основных причин принятия вдовой Илии Властилиновича Катариной своего исторического решения о завещании земель полуострова Превлаки Петру П. Это место имело особенную ценность для православных Черногории, так как здесь был изначально центр древней Зетской епископии. Уже в наше время в Превлаке были обретены мироточивые мощи святых семидесяти двух преподоб-номучеников, пострадавших от католиков в XV веке.

    Благодаря государствообразующей деятельности митрополита Петра II существенно повысился уровень образования среди черногорцев. Так, например, воевода Андрей Стефанович Цуца был воспитанником Российского пажеского корпуса, где получали профессиональное военное образование представители самых аристократических родов России. До Ньегоша образование в Черногории вообще было доступно единицам. Он же основал первые школы для будущих духовных лиц и для военных. Финансовая помощь со стороны России при Петре II поступала регулярно, чего не было прежде. Владыка также очень существенно улучшил систему налогообложения. Именно начиная с его правления Черногория имеет финансовую стабильность, позволяющую постепенно упорядочивать, одну за другой, различные сферы государственной и общественной жизни. Нечто еще совершенно новое в черногорско-русских отношениях было начато Ньегошем благодаря его необычайному дару слова. Он стал основоположником черногорской художественной литературы и лучшим сербским поэтом. Святитель Петр Цетинский тоже сочинял стихи, но крайне напряженная жизнь не давала ему возможности создавать произведения крупной формы и большого объема.

    Заниматься художественной литературой в Черногории раньше ни у кого не было возможности: этому препятствовала крайне напряженная и суровая жизнь, зачастую на грани выживания. Владыка Раде стал счастливым исключением, так как имел и образование, и средства, и свободное время, и удивительный дар Божий. Он создал в литературе особое направление. В его произведениях нерасторжимо слились как глубоко православное мировоззрение, так и романтически чуткое и трогательное восприятие действительности вместе с подлинно народным началом. Этот сплав стал возможен благодаря неподражаемой личности юноши-владыки.

    Его произведения пытались переводить русские поэты XIX века, но им мешало незнание сербского языка вообще и его архаичнейшего, черногорского диалекта в частности. Даже Александр Сергеевич Пушкин писал свои «Песни западных славян», переводя с французского языка мистификацию Поля Мериме. Из «Горского Венца» переводили лишь знаменитый «Плач сестры Батрича». Тем не менее Ньегош-поэт стал известен в России еще при жизни, и через него сербская душа стала понятнее и ближе русской, стала достоянием и всего мира. Его внешность производила яркое впечатление на современников. Он был чрезвычайно высокого роста, с огромными одухотворенными глазами. Лицо его было прекрасно. За всем его величественным обликом сквозили доброта и тонкость натуры, незаурядный глубокий ум.

    Прекрасный душою и любимый народом властитель-митрополит прожил только 38 лет и умер от туберкулеза.

    По его желанию, он похоронен в часовне, построенной им на горе Ловчен и освященной в честь святого Петра Цетинского. Эта гора, как страж Православия на границе с миром иноверческим, возвышается над морем с одной стороны и Цетиньем — с другой.

    С тех пор эта гора с часовней стала народной святыней. Ее очень любили друзья Черногории, но ненавидели враги. Когда во время Первой мировой войны в страну прорвались немецкие войска, то враги православного славянства специально поднялись на Ловчен, чтобы осквернить и разрушить святыню. Часовня тогда была серьезна повреждена, но уже снести ее до основания смогли только богоборцы-коммунисты.

    Правление Петра II счастливо совпало с правлением в России Николая I, воспитанного своими карпаторусскими учителями в любви к славянству. Начиная с владыки Раде, черногорско-русские отношения вступают в фазу невиданных ранее постоянства, прочности, глубины, взаимопонимания и настоящей родственной близости.

    Благодаря Петру II и переход от теократии к светскому правлению произошел безболезненно, насколько вообще может безболезненно произойти такой переход в стране, живущей во враждебном окружении и постоянном напряжении на своих границах. Кроме приведенных выше пророчеств святителя Петра I о следующих властителях Черногории, приведем проречение Петра II о назначенном им себе преемнике. Когда он произнес имя Даниила, одного из родственников своих, то Даниил Станков сказал в недоумении: «Никогда не слышал о нем», — на что Ньегош ответил: «Если он останется таким, какой он есть, то услышит о нем вся Европа». Петр II специально послал будущего наследника обучаться в Россию.

    К моменту принятия на себя верховной власти Даниилом Черногория уже имела свой государственный аппарат, регулярную армию, школы — всё со стабильной моральной и финансовой поддержкой со стороны России. Даниил полностью оправдал пророчества Петра I и Петра II. Ньегош умер в 1851 году, закрыв собою первую половину века девятнадцатого.

    Естественно, не все задачи, не все проблемы удалось ему решить. Многие из них остались и требовали немедленного решения. В их числе были и те, что невозможно было решить в рамках теократического правления. Множественность этих проблем и задач происходила оттого, что церковно-государственный организм Черногории возник в условиях просто экстремальных и исключительно благодаря силе православного духа сербского народа.

    Одной из этих насущнейших проблем черногорской государственности было признание ее независимости со стороны Турции. Эта проблема не могла быть решена при дальнейшем сохранении теократии в Черногории, так как Турция принципиально не могла и не хотела официально признавать светскую власть митрополита Черногорского, хотя фактически вынуждена была с этим мириться, заключая договоры и ведя переговоры как с главой державы.

    Лишь светский правитель мог, при дипломатической поддержке России, добиться полного признания государственной независимости. Но это могло произойти только после победоносной войны с Турцией обеих союзных православных держав, когда независимость Черногории Турция должна будет признать вынужденно, заключая условия мира с Россией. Ближайшие соседи Черногории — православные сербы, в особенности герцеговинцы, ждали этой войны, стремясь соединиться со свободной православной державой. Поэтому двумя главными задачами, стоявшими перед Черногорией и требовавшими немедленного решения, стали переход к светскому правлению и победоносная война с Турцией, которую уже давно ждали от Черногории, отдохнувшей за двадцатилетнее правление владыки-миротворца.

    От нового властелина Черногории ждали и воинских подвигов во славу Креста, освобождения христиан от ига турецкого. Это вполне понимал и сам молодой наследник Петра II.

    Предшественник оставил князю Даниилу усилившуюся страну, передал устойчивые отношения с Россией, налаженные за период своего правления, дал возможность получить прекрасное образование в России, оставил в наследство регулярную армию и многое другое, необходимое для столь желанной победы.

    Далее: Время князя Даниила
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос