Караваево. Успенская и

Петропавловская церкви

Дата публикации или обновления 14.10.2021
  • Храмы Владимирской области
  • Создано с использованием книг протоиерея Олега Пэнежко.
  • Города: БоголюбовоВладимирКиржачМуромПокровСуздальЮрьев-Польский
  • Храмы Владимирской области.
    Город Покров. Петушинский и Собинский районы.

    Церковь Успения Пресвятой Богородицы. Церковь Святых апостолов Петра и Павла

    Село Караваево.

    Старинное, в XIX в. ставшее большим и торговым, с. Караваево на р. Пекше раньше (до середины 1950-х гг.) украшали два храма. По документам село известно с начала XVII в. как давняя вотчина дворян Кузьминых.

    В 1637 г. оно было во владении стольника Дмитрия Федоровича Кузьмина, в то время здесь стояла деревянная церковь Успения Пресвятой Богородицы с приделами Пречистой Богородицы Одигитрии и Собора архистратига Михаила, построенная «клецки».

    В 1663 г. уже существовал пристроенный к храму придел Святителя Николая Мирликийского.

    В 1678 г. Караваево принадлежало двум вотчинникам - Федору Андреевичу и Степану Кузьминым.

    В 1730 г. Дмитрий Афанасьевич Кузьмин-Караваев построил ныне существующую каменную церковь Успения Пресвятой Богородицы с шатровой колокольней.

    С 1855 г. священником с. Караваева был Иоанн Сергиевич Давыдовский. В 1832 г. он окончил Владимирскую духовную семинарию с аттестатом 1-го разряда, с 1834 г. - священник с. Воспушки Покровского уезда, с 1853 г. низведен в причетники, скончался в 1861 г.

    С 1861 г. священником Успенской церкви с. Караваева Покровского уезда состоял о. Андрей Осипович Капацинский.

    В 1856 г. он окончил Владимирскую духовную семинарию с аттестатом 2-го разряда, скончался в 1862 г.

    Колокольня Успенской церкви надстроена в 1871 г. В это время настоятелем храма был священник Феодор Тихомиров, исполнявший должность благочинного. Феодор Михаилович Тихомиров окончил Владимирскую духовную семинарию в 1846 г.

    В 1847 г. он был рукоположен во священника ко храму с. Железово Владимирского уезда.

    В 1850 г. переведен в Караваево.

    В 1881 г. возведен в сан протоиерея. В № 14 «Владимирских епархиальных ведомостей» за 1889 г. на-1 печатана статья священника Павла Лепорского «Поднесение наперсного креста отцу благочинному 3-го благочиннического округа Покровского уезда, протоиерею Ф.М. Тихомирову, от ведомственного духовенства»: «20 января исполнилось тридцать лет co дня вступления о. протоиерея с. Короваева Ф.М. Тихомирова в должность благочинного, которую и проходил без перерыва до выборного начала, во время выборов и после них.

    Во все это время он был беспристрастным начальником, мудрым советником и опытным руководителем. Отношения его к подчиненному духовенству имели характер отеческий. Никто и никогда не слыхивал от него строгих выговоров; благодаря опытному уму и доброму своему сердцу, он умел совмещать требование закона с отеческою снисходительностью.

    В особенности досточтимый о. протоиерей отличался и отличается духом мира: уговорить, согласить, умиротворить враждующих - его первая задача; прекратить раздор, так сказать, домашними мерами - его первая забота! Поэтому в продолжение тридцатилетнего правления его, жизнь ведомственного духовенства, за исключением немногих случаев, текла мирно, тихо. Чтобы вернее расположить к себе духовенство и чрез это действовать на него умиротворяющим образом, он держит себя со всеми просто: дом его открыт всегда, и рано и поздно, для всякого. И ведомственное духовенство, благодаря таким качествам своего ближайшей начальника, привязано к нему всею душей. В изъявление любви своей к нему, на одном из съездов прошедшего года оно единогласно постановило открыть добровольную подписку на приобретение наперсного креста для поднесения о. прот. Тихомирову в день тридцатилетия. Пожертвовали с полною охотою; даже заштатные причетники,- и те внесли от своих скудных средств немалую долю. Скоро набралась достаточная сумма.

    От Его Высокопреосвященства последовал и указ с милостивою резолюцею: «Разрешается духовенству 3-го благочиннического округа Покровского уезда приобрести и поднести благочинному протоиерею Феодору Тихомирову наперсный с украшениями крест». Духовенство того только и ждало. Настало 19-е января - день, назначенный для поднесения креста. Духовенство из окрестных сел явилось еще задолго до начала литургии в с. Короваево, чтобы принять участие в торжестве и вознести теплые молитвы пред престолом Всевышнего о здравии и спасении своего начальника. В половине 9 часа начался благовест к Божественной литургии. Скоро явился в церковь сопровождаемый депутацией о. протоиерей, приложился ко кресту, окропил себя св. водою и выслушал приветственную речь от священника Павла Лепорского. Взойдя на амвон и возложив на себя епитрахиль, он начал входные молитвы. По прочтении часов совершил он литургию, в сослужении четырех иереев, при самой торжественной обстановке и при участии певчих. Храм был полон богомольцами. Во время причастного стиха о. депутат Розов произнес приличное торжеству слово.

    По окончании литургии все духовенство в облачениях вышло на средину храма; вышел и о. протоиерей на амвон. Тотчас стал пред ним о. депутат и, по прочтении адреса от духовенства, поднес о. протоиерею лежавший на аналое украшенный золотом наперсный крест. Вслед за ним церковный староста с. Короваева, почтенный старец Крашенинников, поднес любимому своему пастырю дорогую икону Спасителя в золотой ризе. При этом о. духовник произнес поздравительную речь. На адрес депутата и на речь духовника о. протоиерей ответил следующею задушевною речью: Достопочтимые пастыри, отцы и братья! «С сердечным умилением и благоговением принимаю от Вас драгоценный дар Ваш, коим вы, с разрешения благостнейшего Архипастыря нашего, соблаговолили почтить меня от искреннего сердца вашего за мою долговременную и, по мнению вашему, полезную службу. Благодарю вас всеусерднейше за оказанную честь и за выраженные вами ныне отрадные для меня чувства вашей ко мне признательности. Казалось бы - чего еще приятнее! Но при всех приятных ощущениях, какими преисполнена душа моя в настоящие знаменательные для меня минуты, я крайне смущаюсь Духом и не могу не сознаться, что все высказанные вами благохваления о службе моей не по достоинству моему, и честь, вами ныне оказываемая, неизмеримо выше моих заслуг.

    Правда, долговременно мое служение: вот уже 30 лет минуло, как я состою в должности смотрителя благочиния; но, вспоминая пройденное мною служение, я не усматриваю в нем ничего особенно выдающегося, за что имел бы право удостоиться такой почести, - кроме разве только того, что, проходя должность благочинного, по мере сил и уменья с должным рачением, как того требовала самая должность, я вместе с тем всегда относился к вам с искреннею любовию и сердечным благожеланием мира между всеми, всемерно стараясь делать добро одинаково всем. Но и такому миролюбивому моему к вам отношению, равно как и долговременному служению, весьма много способствовали вы же сами вашим ко мне расположением и доверием, ревностным исполнением пастырских обязанностей, добрым поведением и всегдашнею готовностью к исполнению всех начальственных распоряжений, так что мне служилось легко и приятно. Итак, по отношению к вам не находя с своей стороны каких-либо особенных заслуг, я не иначе могу объяснить настоящее ваше чествование, как только одним вашим снисхождением к моей старости, одною братскою христианскою любовию, которая, по слову Апостола, долготерпит, милосердствует, вся любит, вся терпит. Пусть же многоценный дар ваш будет памятником нашей взаимной любви! Теперь возблагодарим Господа Бога, что Он помог нам столь долгое время прожить в мире и любви, и помолимся, чтобы Он продлил нашу любовь отныне и до века». По окончании речи был отслужен благодарственный Богу молебен.

    За молебном, по прочтении Евангелия, были произнесены речи священниками Василием Сперанским, депутатом Розовым, Иоанном Щегловым и Иоанном Орловым. Последний, близко знавший своего начальника, прекрасно обрисовал в своей речи о. протоиерея как семьянина, как священника и как благочинного. Молебен кончился в 21/2 часа обычным в подобных случаях многолетием. По окончании службы о. протоиерей вышел в свой дом, предшествуемый о. депутатом, который нес икону, и сопровождаемый духовенством, которое шло попарно. Народ толпился по обеим сторонам идущих. При входе в дом почтенного о. протоиерея встретила с хлебом-солью больная, поддерживаемая двоими сыновьями, супруга его. Не удержался теперь и вслух зарыдал, до глубины души тронутый встречей, смиренный старец. В доме, при общем поздравлении о. протоиерея и семейных его, о. И. Виноградов произнес соответствующий случаю привете стихах.

    В одной из строф довольно метко характеризуются личности деятельность о.протоиерея:


    В благочинье тихо, мирно

    У тебя всегда велось,

    И прозванье «Тихомиров»

    Оправдать тебе пришлось...


    Затем все приглашены были к чаю». В Караваево о. Феодор был переведен на место своего отца, священника Михаила Петровича Тихомирова, окончившего Владимирскую семинарию в 1822 г., рукоположенного во священника ко храму с. Юрково Юрьевского уезда Владимирской губернии, позднее переведенного в Караваево. Отец Михаил Тихомиров в 1850 г. вышел за штат, скончался 5 апреля 1865 г.

    В № 10 за 1894 г. «Владимирских епархиальных ведомостей» учитель Дмитрий Молчанов опубликовал слова памяти о протоиерее Фео-доре Тихомирове: «21-го марта в 3 часа по-полудни ...скончался протоиерей с. Короваева, благочинный 3-го округа Покровского уезда, Феодор Михаилович Тихомиров. Покойный был сын священника с. Юркова Юрьевского уезда. Окончив полный семинарский курс наук с званием студента в 1846 г., он в 1847 г.

    Высокопреосвященнейшим Парфением был определен священником в с. Железово, Владимирского уезда, а в 1850 г. переведен в с. Короваево, где он и находился до своей кончины, последовавшей на 69 году от роду. Много потрудился покойный о. протоиерей на благо Православной Церкви в скромном, но высоком и ответственном сане священника и в должности благочинного. Должность ведомственного благочинного покойный занимал с 1859 г. до самой своей кончины. Как благочинный, о. Феодор не был лишь формальным только исполнителем официальных распоряжений, но при исполнении своих административных обязанностей всегда сообразовался с положением дел на месте, с действительными условиями жизни тех или других лиц. Всевозможные распри и кляузные дела, возникавшие в подведомственном духовенстве, о. Феодор старался потушить при самом их возникновении. При этом нужно было удивляться его уменью вникнуть в положение враждующих сторон, уяснить справедливые требования той или другой и всякими доводами довести дело до мирного конца. Большинство дел не восходило далее дома о. протоиерея, благодаря его старанию и редкому уменью водворять мир, где только возможно.

    Доброе, любящее сердце его не мало страдало при виде людей обижаемых и притесняемых. Все меры употреблял о. протоиерей, какие были в его власти, для того, и часто достигал своей цели. Дом покойного был открыт для всех и во всякое время. Поэтому все знающие его были привязаны к нему всею душой и обращались к нему за советом не только во всех служебных делах, но часто в делах личных и семейных. Часто и много огорчали о. протоиерея материальная необеспеченность духовенства, его приниженность, забитость. Вопрос о Поднятии авторитета духовенства и вообще об улучшении его положения был любимой темой его бесед. В 1869-1870 гг. о. Феодор был деятельнейшим членом Покровской уездной комиссии по расписанию приводов и причтов, и за его особые труды по собиранию сведений, нужных в этом деле, объявлена ему была благодарность от губернского присутствия по улучшению быта духовенства.

    Кроме многосложных и ответственных трудов по благочиннической должности, покойный о. протоиерей с примерным усердием и терпением исполнял обязанности сельского пастыря. Замечательная простота в обращении с прихожанами-крестьянами, незлобие и кротость - вот те высокие качества, которыми обладал покойный и о которых теперь вспоминают многочисленные его пасомые и долго еще будут вспоминать. Не говорим уже о благоговейном его служении в храме Божием, обязательном для каждого пастыря Церкви. Нужно еще прибавить, что покойный был законоучителем сначала в земской школе, а с 1887 г. законоучителем и заведующим Короваевской церковно-приходской школой, устроенной его старанием. Одно уже простое перечисление должностей, из которых каждую о. Феодор выполнял с редким уменьем и замечательным успехом, красноречивее всего показывает массу разнообразных и плодотворных трудов, понесенных им на благо св. Церкви. Из детей покойного о. протоиерея в живых теперь четыре сына, все уже устроенные. В последнее время на попечении о. Феодора находились два его внука, обучающееся один в гимназии, другой в семинарии. Много пришлось покойному перенести в семье и горя; довольней было у него забот о родных сиротах.

    Сначала на его попечении оставались сироты-сестры, после сироты-племянницы и, наконец, внуки. Всея что было возможно, употреблял о. Феодор чтобы заменить сиротам отца: он неутомимо заботился о их воспитании, образовании и, наконец, устройстве их личной жизни. На погребение покойного ...стеклась масса народа из его пасомых, прибыли его родные и окружное духовенство. Все со слезами на глазах провожали в могилу прах дорогого, любимого и уважаемого о. протоиерея Феодора Михаиловича».

    В советское время церковь была закрыта, уничтожено внутреннее убранство, разрушен алтарь. Рядом с церковью - здание часовни преп.

    Серафима Саровского, перестроенное из церковной сторожки (построена в 1890 г. У церкви в Караваево поставлен памятный крест священнику Караваевского прихода протоиерею о. Иоанну Казанскому, погибшему в Сибирских лагерях 13 марта 1938 г.

    У алтаря – надгробие настоятеля, протоиерея Александра Феодоровича Аедоницкого (1843--1907). Отец Александр Аедоницкий окончил Владимирскую духовную семинарии в 1866 г., с 1869 г. - учитель во Владимирском духовном училище, в 1872 г. рукоположен во священника ко храму с. Ивановского-Прозоровских, в 1894 г. переведен ко храмам с. Караваева. Он устроил в селе церковно-приходскую школу (1898), его дочь Анна Александровна (ум. 1948) была учительницей в караваевской школе, а сын Иван Александрович (ум. 1948), окончивший Владимирскую духовную семинарию в 1896 г., в том же году также стал учителем караваевской школы.

    В советское время их могилы осквернены, надгробие протоиерея Александра Аедоницкого разбито. 24 июля 1895 г. в селе Караваево родился будущий мученик за веру Борис Константинович Успенский. Он был старшим в семье протоиерея Константина Успенского (священномученика, 1872-1937), кроме него было пятеро детей. Борис окончил духовную семинарию, а поскольку в это время началась Первая мировая война, обращенная затем большевиками в войну гражданскую, он был мобилизован в Красную армию, где служил писарем. После демобилизации работал счетоводом, последние годы жил вместе с отцом. Лжесвидетели показали, будто Борис Константинович говорил, что «во время богослужения грех работать, а нужно идти в церковь и молиться Богу, Господь пошлет хороший урожай». 12 ноября 1937 г. "тройка" НКВД приговорила протоиерея Константина к расстрелу, а его сына Бориса — к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Протоиерей Константин Успенский был расстрелян 25 ноября 1937 г. на полигоне Бутово под Москвой. Борис Константинович Успенский умер в Сиблаге, в Кемеровской области, 15 декабря 1942 г.

    Древний дворянский род Кузьминых-Караваевых был хорошо известен во Владимирский губернии. Помещик с. Караваева Андрей Алексеевич Кузьмин-Караваев, с 1781 г. отставной секунд-майор, в 1782-1787 гг. был Покровским уездным предводителем дворянства, в 1797-1802 гг. - Владимирским губернским предводителем дворянства, с 1800 г. коллежский советник. Кузьмины-Караваевы жили в усадьбе Митино, в непосредственной близости от Караваева. Митиным до 1794 г. владел полковник Дмитрий Петрович Кузьмин-Караваев, а после него - его вдова Варвара Алексеевна Кузьмина-Караваева (ум. 1844).

    Князь И.М. Долгоруков писал: «В этом самом уезде (Покровском - О.П.) я много дней приятных в жизни вспомнить могу в деревне госпожи Караваевой. Митино не богато, не великолепно, но прекрасно свободой и всеми отрадами гостеприимства. Сколько здесь сожжено фейерверков, сколько удовольствию принесено в жертву денег и часов!» O помещице имения Митино Варваре Алексеевне Кузьминой-Караваевой (ум. 1844), князь И.М. Долгоруков в 1806 г. писал: «В.А. Караваева в прекрасной деревне своей Митино на Пекше давала роскошные праздники, на коих я также был не последнее лицо. Удовольствия мои в семействах их были тем живее, что все их внимание и ласки относились не к званию, а ко мне. Я лично был угощаем, а не губернатор, что весьма редко в нашем свете, в котором страх или корысть определяет все степени доверия и любви.

    В Митине Транже штукарил на канате: летал, наряжался и раздевался на воздухе. Плошки озаряли своим светом весь промежуток ночи. Гудки играть не переставали, ноги у всех без устали плясали». Варвара Алексеевна была дочерью владимирского помещика Алексея Григорьевича Безобразова и сестрой второй жены князя И.М. Долгорукова. Об этой семье князь Долгоруков писал: «Алексей Григорьевич и ...Мария Яковлевна были люди богатые и, как обыкновенно водится, имели широкое знакомство. Многие знатные господа, как то Орловы, Салтыковы, были им приятели.

    Старик служил немного и, офицером гвардии быв отставлен, ни в какие не входил дела, а жил спокойно дома и наблюдал свое хозяйство. Лучшее его имение было в Владимирской губернии, оттого он и дом имел в самом городе. Детей у них была куча: восемь дочерей и шесть сыновей, из которых один в возрасте умер. Дочери выдавались замуж, и в настоящее время кроме двух, кои остались навсегда в девушках, все прочие, иные с их мужьями, другие овдовев уже, жили одни своими домами (с мужьями жили Евдокия Алексеевна Владыкина, Надежда Алексеевна Нестерова и Екатерина Алексееевна Телегина, овдовев - графиня Елизавета Алексеевна Апраксина (ее муж бригадир граф Федор Матвеевич Aпраксин умер в 1796 г.) и Варвара Алексеевна Кузьмина-Караваева (ея муж полковник Дмитрий Петрович Кузьмин-Караваев погиб в 1794 г. я Польской кампании). - О.П.). Отец их (А.Г. Безобразов. - О.П.) скончался в самый тот год, как я приехал в Владимир, а мать еще здравствует и поныне». Дочь Варвары Алексеевны Кузьминой-Караваевой Мария Дмитриевна (ум. 1810), вышла замуж за Андрея Петровича Хметевского (1788-1849), отставного гвардии подпоручика (с 1805 г.), в 1815--1826 и 1827-1829 гг. - Покровского уездного предводителя дворянства, в 1826,1829-1832 и 1842-1846 гг. - владимирского губернской предводителя дворянства. Мария Дмитриевна умерла, родив сына-первенца.

    Об Андрее Алексеевиче Кузьмине-Караваеве Владимирский губернатор князь Иван Михайлович Долгоруков писал: «В первом лице дворянского сословия по службе был г. Караваев, человек, выведенный в чины предместником моим (губернатором П. Руничем. -О.П.), совершенно им облагодетельствованный и, не в образец многим, совершенно ему приверженный. Он не мог от меня требовать такой же доверенности, какую имел от прежнего начальника, равно как и я не мог ожидать от него к себе такой же приязни и преданности его во всякое время. Напоминая короткий срок его со мной службы, обязан ему гой справедливостью, что в наружном его со мной обращении он не ввел никакой разницы между прежним и настоящим губернатором». Князь И.М. Долгоруков описывает выборы губернского предводителя дворянства в 1802 г., последнем годе предводительства А.А. Кузьмина-Караваева: «В этот год истекал трехлетний срок дворянским выборам. В декабре все дворяне съехались в губернский город и приступили к своему делу. Отвыкнув с тех пор, как оставил я Пензу, от подобных зрелищ, я искал в них, как и во всех человеческих заведениях, постепенного улучшения, напротив, одни и те же приметил беспорядки. Не всякая теория удается на опыте. Мысль Екатерины была бесподобна, но народ еще не готов был вкушать плоды ее. Дворяне без малейших начал нравственного воспитания не могли вместить тех изящных правил, кои нужны для того, чтоб выбор судей был акт прямо гражданский и ответствовал цели своего вымысла. Благородные, наполнив огромную залу, шумели и спорили о пустяках. Самые низкие страсти руководствовали каждым.

    Шары означали вместо качеств избираемого лица меру его уничижения перед своею братьею. Все надобно было или выпросить, или нагло отнять. Терялось наружное даже приличие, и никто не хотел хотя бы обольстить взоров посторонних. Помещики толпились кучами, сидели за недостатком стульев на лавках, столы накрыты были лоскутками, изношенными еще в воеводских канцеляриях, по вечерам сальные свечи освещали собрание дворянское в разбитых бутылках; над тремя голыми приступками повыше кресел, когда-то обитых бархатом, висел портрет государев без всякого украшения - вот Справедливая картина залы, для выборов определенной. С сердечным сокрушением глядел я на сие позорище, но губернатор бессилен был по законам отвратить подобные беспорядки. Право его состояло в том только, чтоб утверждать выбор чиновников, в прочем запрещалось ему умешиваться в распорядок действия даже до того, что он не мог лично быть в зале во время выборов, дабы (так рассуждала Екатерина) и самый вид начальника при строгом его молчании не имел влияния на произвол и свободу дворянина.

    Почитая, однако, обязанностию моею возбудить благоговение к предлежащему предмету, я сочинил речь, она с чувствами прочтена была в собрании. Г. Караваев потребовал тишины, и ничто не воспрепятствовало любителю правды внять предлагаемые мною истины. Прослушав речь ушами и не приложив к ней сердец, потекли дворяне из залы в собор. Архиерей делал там свое дело: пел обедню, обращался с поучением ко всему сословию, приводил к присяге. Все наперерыв целовали крест, клялись им в соблюдении чистой совести и в то же время заглушали ее советы.

    Словом, явилось обыкновенное крестьянское сборище, на котором каждый мужик кричит и криком одним думает поставить на своем. Поверит ли кто, что иные из благородных для усиления шаров на свою сторону в пользу или противу кого-либо привозили с собой в город по пяти и более бедных помещиков, чтоб дать им право на голос, продавали им на это время участки земли, кои после возвратными купчими отнимали, напрокат брали им из лавок мундиры, кормили своею живностью, поили даровой сивухой и после выезжали в уезд с званием предводителей. Я не назову никого, но глаза мои все это видели, уши слышали. Нередко после обеда выводили из собрания дворян безобразно пьяных.

    Я часто с горячею нескромностью обличал в этом дворян, купил тем их ненависть и был неоднократно жертвой оной. Выборы продолжались дней пять, сопровождаемы обычными пирами, балами и маскарадами. Губернским предводителем выбран был вновь г. Курзаков, о котором я не могу того добра сказать, какое справедливость всегда заставит меня изъявить насчет г. Караваева. Заметить прошу, что я говорю не о свойствах того и другого как человеков, но о чертах нравственных каждого из них в отношении к званию. Один был благоразумный, осторожный, учтивый предводитель дворянства, а новый только горячий и бешеный староста дворянский».

    Писатель В. Солоухин был в Караваеве в 1956 г. и вот что увидел: «В прицерковной траве валялись и то и дело попадались нам под ноги то черепная кость, то бедро, то обломок человеческого таза, там и тут виднелись в высокой траве опрокинутые каменные памятники. Удалось разобрать несколько стершихся, забитых землей надписей; «Секунд-майор Андрей Алексеевич Кузьмин-Караваев, Владимирской губернии предводитель дворянства с 1797 по 1802 г.», «Действительный статский советник граф Николай Петрович Апраксин», «Князь Констанин Федорович Голицын». Даты жизни последнего из названных – 1818 - 1884 гг., он был младшим братом князя Александра Федоровича Голицына-Прозоровского.

    В 1864 г. местный помещик граф Николай Петрович Апраксин (1816 - 1908) построил в селе второй каменный храм, во имя Святых первоверховных апостолов Петра и Павла. В его подклете в 1889 г. был устроен придельный храм Святителя Николая Мирликийского Чудотворца. В конце 1950-х - начале 1960-х гг. храм был разобран до середины окон нижнего ряда и переделан в сарай. Николай Петрович Апраксин -действительный статский советник, с 1867 по 1869 г. - владимирский губернский предводитель дворянства. С 1830 г. служил в Киевском гусарском полку. Вышел в отставку в 1848 г. в чине ротмистра.

    В 1848-1853 гг. Николай Петрович -владимирский совестной судья. Совестной суд создан в 1775 г., действовал не только на основе законов, но совести и естественного понятия о справедливости. Суд состоял из судьи и 6 заседателей, по 2 от дворян, городских и сельских обывателей. Заседатели от крестьян и горожан не принимали участия в делах дворян. В совестной суд поступали дела по соглашению спорящих сторон либо переданные из других судов уголовные дела со смягчающими обстоятельствами. С 1857 г. совестной суд решал торговые и исковые дела, например споры об имуществе между родителями и детьми. Совестной суд упразднен в 1864 г.

    Граф Николай Петрович Апраксин жил в усадьбе Митино, находившейся в версте от села на другой стороне р. Пекши. Митино принадлежало Кузьминым-Караваевым. В приданое за Анной Андреевной Кузьминой-Караваевой (ее приданое составляло 1410 душ крепостных) оно перешло во владение отца Николая Петровича, графа Петра Ивановича Апраксина (1778-1852, сын генерал-лейтенанта графа Ивана Александровича, ум. 1818, и жены его Марии Александровны, рожденной Волкенштейн). Петр Иванович поступил в 1800 г. юнкером в лейб-гвардии артиллерийский батальон; в 1801 г. произведен подпоручиком во 2 артиллерийский батальон, в 1802 г. переведен корнетом в Кавалерийский полк.

    В 1803 г. граф Апраксин назначен «генеральским» адъютантом к командиру полка Де-Прерадовичу; в 1804 г. произведен в поручики. Апраксин участвовал в сражении под Аустерлицем, за что получил орден Св. Анны 4-й степени, и в кампании 1807 г. произведен в штаб-ротмистры.

    В 1808 г. назначен адъютантом к графу Аракчееву. В 1809 г. произведен в ротмистры.

    В Турецкую кампанию 1810 г. находился адъютантом при Ф.П. Уварове и участвовал в делах: 11 и 12 июля при Шумле, за что получил «благоволительный рескрипт», при отражении вылазки 26 июня из Шумлы получил орден Св. Владимира 4-й степени, в деле у Чаушкиой (12 июля), где «в последней атаке гусар находился с эскадронами впереди», награжден золотой шпагой, в сражении при Ватине (26 августа) получил орден Св. Анны 2-й степени с алмазами. В 1811 г. назначен Петербургским полицеймейстером, с переименованием в подполковники; в 1812 г. произведен в полковники; в 1814 г. награжден орденом Св. Владимира 4-й степени, 27 декабря 1817, г. уволен от службы генерал-майором, с мундиром и награжден орденом Св. Анны 2-й степени с алмазами.

    В 1821 г. назначен Владимирским губернатором, с переименованием в действительные статские coветники, и пробыл губернатором до 1827 г., когда уволен из губернатор ров, с переименованием в генерал-майоры. Представляя гр. Апраксина к ордену Св. Анны 1-й степени (получил в 1831 г.), министр внутренних дел В. Ланской писал о нем в Комитет министров следующее: «Владимирская губерния, заключая в себе более миллиона жителей, наслаждается вполне тишиною и спокойствием...

    В 1822 г. общее спокойствие губернии было нарушено волнением мастеровых на заводах Баташева, возникшим по смерти его от переустройства и состяжаний наследников о правах наследства, и превратилось было в пламя явного возмущения». Граф Апраксин, не прибегая к войскам, прекратил как волнение рабочих, так и «самые неустройства по управлению заводскому Государственные подати и недоимки взыскиваются графом Апраксиным с особенным успехом».

    В 1830 г. определен в министерство Внутренних дел по особым поручениям, с переименованием в действительные статские советники, и состоял при Закревском во время его поездки по России для принятия мер к прекращению холеры.

    В 1831 г. назначен Тверским губернатором, но, не отправляясь к должности, определен 17 апреля того же года в корпус жандармов генерал-майором. В 1831-1833 гг. неоднократно временно управлял Московским жандармским округом; 25 июня 1833 г. назначен начальником Казанского жандармского округа; в 1841 г. уволен в отставку тайным советником; 9 1846 г. определен вновь на службу членом совета Государственного контроля. Петр Иванович был награжден в 1836 г. орденом св. Анны 1-й степени с Императорской короной, в 1837 г. - орденом Св. Владимира 2-й степени, в 1849 г. - орденом Белого орла. У Анны Андреевны и Петра Ивановича были дети: Мария, Елизавета, Николай, Любовь, Зинаида.

    В центре села стоял памятник царю-освободителю Александру II, разрушенный в советское время. Богослужения совершаются в частично восстановленной часовне, у входа в которую установлен памятный крест погибшему за веру в 1938 г. протоиерею Иоанну Казанскому.

    В № 13 «Владимирских губернских ведомостей» за 1899 г. врач Н. Каргополов написал статью: «Открытие бесплатной народной библиотеки-читальни в с. Короваеве, Покровского уезда». Вот как он описывал это событие: «14 марта 1899 г. в с. Короваеве, Покровского уезда, происходило скромное, но знаменательное и радостное для нас, местных жителей, торжество-открытие бесплатной народной библиотеки-читальни. Библиотека возникла по почину волостного схода, который ассигновал на это дело ежегодно по 20 рублей.

    Когда устав библиотеки был утвержден г. губернатором, и получено было разрешение на ее открытие, то стали поступать пожертвования от частных лиц из местной интеллигенции и из среды крестьян, причем, наиболее крупные пожертвования сделали Николай Асигкритович Балин (75 руб.) и Михаил Васильевич Сабашников (50 руб.). Владимирское губернское земство оказало пособие в размере 150 руб. единовременно и обещало по 75 руб. ежегодной субсидии в течение 3-х лет. На эти деньги было приобретено 665 названий книг разнообразного содержания, составляющих более 700 томов; были выписаны также некоторые газеты и журналы. Одним из крестьян Короваевской волости, дер. Летова М.С. Осиповым был пожертвован большой, прекрасный работы, полированный шкаф для хранения книг. Библиотека помещалась при волостном правлении, но в будущем, если позволят средства, предположено приобрести или нанять Для нее особое помещение.

    Ответственным по библиотеке лицом состоял священник погоста Спас-Железный Посох о. Алексий Поспелов, а библиотекарем, с разрешения г. земского начальника, местный волосной писарь А.И. Абалкин. К 12-ти часам дня в помещении библиотеки-читальни собралось все интеллигентное короваевское общество и Множество сельского населения; был отслужен торжественный молебен с водосвятием при пении местного хора певчих, и сказано было Устным благочинным о. Александром Аедоницким весьма прочувственное и теплое слово. К сожалению, оно было устное, и в кратких словах трудно передать все его назидательное содержание. После этого было прочитано письмо, присланное участковым земским начальником

    В.И. Курутой, в котором он выражал глубокое сожаление, что по болезни не может присутствовать на этом отрадном событии, высказывал свое удовольствие по поводу открытия библиотеки-читальни и посылал искренние пожелания ее процветанию. Затем, обращаясь к собравшимся крестьянам, местный врач Н.А. Каргополов сказал следующую речь: «"Ученье свет, а не ученье тьма", -- говорит народная пословица. Чтобы жизнь наша была светла и радостна, мы должны постоянно учиться. Сначала мы учимся в школе, а потом продолжаем ученье в жизни. Как мы учимся в школе, все вы знаете. Но как же и где мы учимся в жизни? В жизни мы учимся, во-первых, в церкви, слушая Евангелие и Священное Писание, слушая проповеди священника и возносясь мыслями к Богу и правде Его; во-вторых, мы учимся в жизни из разговоров и общения с умными и образованными людьми и, наконец, в жизни мы учимся, читая хорошие книги. Вот об этом-то учении я и хочу вам сказать несколько слов, имея в виду, главным образом, деревенское население.

    В прежнее время в деревнях грамотных было очень мало, и книжек никаких почти не читали, да и книжек-то хороших для народа почти не было, а продавались только на базарах одни глупые, безграмотно написанные сказки про Бовукоролевича, про милорда или Франциля-Венциана. Но, стечением времени, грамотных в деревнях стало все больше и больше, потому что стали везде открываться школы, особенно с тех пор, когда за это дело взялось земство, которое уже с самого начала открытия земских учреждений поставило одной из главных своих задач - заботиться о распространении повсюду грамотности, за что русский народ должен быть всегда благодарен своему земству.

    В последнее время, наравне с земскими, стали открываться почти во всех приходах еще школы церковно-приходские, и теперь уже во многих губерниях поставлен вопрос о всеобщем обучении, то есть о том, чтобы устроить такое количество школ, которого хватало бы для всех, желающих учиться, и чтобы школы были близко от всех селений, так, чтобы не оставалось в деревнях ни одного безграмотного. К этому направлены теперь усилия и правительства нашего, и земства, и духовного ведомства. Но научить народ грамоте - еще мало. Надо, чтобы грамота эта приносила ему пользу, и ученье не пропадало даром. Для этого надо дать возможность грамотному народу читать хорошие книги. Кто, хотя и выучился грамоте в школе, но никогда потом ничего и читает, тот скоро и ученье свое забывает, и оно не идет ему впрок. Этому в деревнях есть множество примеров, и, наверное, всякий вас знает, как бывшие школьники разучивались даже читать и писать.

    Вот для чтения-то книг и устраиваются библиотеки, в которых собраны всякие хорошие книжки. Библиотеки эти давно уже существуют почти во всех городах, откуда все желающие и могут брать за небольшую плату книги для чтения, а в последнее время стали устраиваться и народные общедоступные библиотеки, где чтение и выдача книг производятся бесплатно. Таких библиотек много уже в Москве и больших городах.

    Такие же библиотеки теперь заводятся и по деревням. И в этом деле мы должны быть благодарны, главным образом, земству, которое поняло необходимость библиотек для народа и ассигнует на них большие средства, и всем желающим устроить в деревне библиотеку, оно оказывает пособие деньгами или книгами. Открываемая нами сегодня библиотека тоже имеет целью дать грамотному народу возможность проводить свое свободное время за чтением хороших книг и продолжать то ученье, начало которого положено в школе. Желающие читать найдут в нашей библиотеке книги по разным вопросам: есть много книг духовного и религиозно-нравственного содержания и всякого душеполезного чтения; есть книги по сельскому хозяйству и огородничеству и по разным ремеслам и мастерствам; книги исторические, описывающие жизнь наших царей и прошлую жизнь нашей родины; книги, описывающие разные страны всего света, всяких зверей и домашних животных, путешествия и разные приключения; есть книги о сохранении здоровья и о том, как уберегаться от болезней, как устраивать жилище, как ухаживать за скотиной; есть и занимательные повести и рассказы для развлечения на досуге, стихи и прочее; наконец, выписываются также газеты и журналы, из которых можно узнать, что делается во всякое время в разных концах света и т.д.

    Ежегодно будут покупаться еще новые книги, и, таким образом, библиотека будет постоянно увеличиваться. Народ будет читать, и будет делаться Умнее, понятливее и пригоднее ко всякому делу, - а тогда и жить будет легче, и бедности будет меньше, потому что и бедность народная больше происходит от темноты да от незнания. Наша библиотека устроилась на средства, ассигнованные волостным сходом, на частные пожертвования и на пособие от губернского Земства. Выскажем же здесь нашу благодарность и волостному сходу, сложившему начало всему делу, и губернскому земству и всем тем лицам, которые сделали пожертвования, в особенности Николаю Асигкритовичу Балину, пожертвовавшему на нашу библиотеку 75 рублей и Михаилу Васильевичу Сабашникову, давшему 50 рублей.

    Не забудем добрым словом и нашего многоуважаемого о. Александра, которому поручен надзор за библиотекой и который весьма сочувственно относится к этому делу, и добрейшего о. Алексия, согласившегося быть ответственным по библиотеке лицом. Скажем, наконец, спасибо и нашему библиотекарю, почтеннейшему Александру Ивановичу, стараниями которого и устроилось это благое дело, так как именно он разъяснил волостному сходу всю важность открытия библиотеки и потом вел всю многочисленную переписку по этому делу и хлопотал по составлению и утверждению устава; согласился быть библиотекарем, выдавать книги, вести все записи и всю отчетность. Скажем же ему, а также и помощнику его еще раз великое спасибо!»

    После этой речи библиотека была объявлена открытой, и началась выдача книг. При настоящем торжестве можно было наглядно убедиться, как чувствителен и отзывчив русский народ на все хорошее, и как он бывает благодарен, когда видит искренние заботы о нем. Все собравшиеся крестьяне с большим вниманием и строгими серьезными лицами, при глубокой тишине, прослушали все сказанное и прочитанное и были видимо сильно растроганы всем происходившим, так, что многие не могли удержаться от слез. Еще до открытия библиотеки обнаружился большой запрос на книги, и теперь желающих читать все прибывало; книги быстро разбирались и можно надеяться, что жизнь нашей библиотеки будет очень деятельна. В добрый час!»

    Николай Александрович Каргополов, врач и общественный деятель, родился в 1860 г. в г. Покрове. По окончании Московского университета, он в 1884-1894 гг. служил земским врачем в с. Воспушка. С 1884 г. он жил в с. Короваево, занимаясь частной врачебной практикой. Николай Александрович способствовал открытию в Короваеве двухклассное училища, в котором сам преподавал и был его попечителем, народной библиотеки, почты, телеграфа, сельского пожарного общества. Он был делегатом нескольких губернских съездов врачей. В 1908 г. Покровским уездным земством была учреждена для студентов Московского университета премия имени Н.А.Каргополова. Николай Александрович Каргополов скончался в 1913 г. в Короваеве..

    В двух верстах от караваевских храмов находятся дер. Марково и Очеп. Поблизости от них до середины 1950-х гг. стоял Преображенский храм древнего погрета Спас Железный посох, построенный в 1809 г. на месте деревянного и взорванный на щебенку для предполагавшегося строительства Караваевской ГЭС, которая так и не была построена.

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос