Сергиева пустынь

Дата публикации или обновления 01.02.2017
  • Оглавление: Свято-Троицкая Сергиева пустынь
  • Сергиева Пустынь была приписана к Троице-Сергиеву монастырю...

    Сергиева Пустынь была приписана к Троице-Сергиеву монастырю и потому управляли ею Троице-Сергиевские архимандриты. Расстояние между пустынью и монастырем было слишком велико. Архимандриты не могли часто бывать в пустыни и посещали ее только во время пребывания в столице для несения череды священное лужения при Дворе. Управление пустынью поручалось строителям, которых присылали из Троице-Сергиевого монастыря.

    Всех строителей за этот период пустыни было 13 человек. Иногда архимандриты и сами посещали пустынь, но для нее такие посещения оставались безрезультатными. В первое время после смерти основателя в пустыни жизнь текла нормально. В храме богослужения совершались аккуратно. Хозяйство велось успешно, так как для ведения его о. Варлаам оставил достаточное число братии и все необходимое. Когда же была подана опись пустыни, то кабинет министров нашел в пустыни лишних людей. Строителю приказано было оставить только необходимое количество работников и братии, а остальных отпустить в Троице-Сергиев монастырь. Этим распоряжением надолго был задержан рост пустыни.

    13 октября 1737 года Анна Иоанновна объявила Св. Синоду указ за № 42, в котором говорилось:

    «Указали мы бывшего Прилуцкого монастыря архимандрита Арсения, что ныне келарем в Троицком Сергиевом монастыре, произвесть в тот Троицкий Сергиев монастырь в архимандриты и повелеваем нашему Синоду учинить по сему нашему указу».

    Указом Синода от 17 октября 1737 года архимандрит Арсений (Воронов) был определен архимандритом Троице-Сергиевого монастыря.

    В день коронации Анны Иоанновны Арсений с архимандритом Варлаамом был в числе сослужащих в большом Московском Успенском соборе. По-видимому, это имело значение при назначении его в Троице-Сергиев монастырь. Незадолго до смерти архимандрита Варлаама Арсений был определен из Спасо-Прилуцкого Вологодского монастыря в келари Троице-Сергиева монастыря. По назначении архимандритом Арсений был вызван в Синод для принятия благословения. Но выехать в Синод он не смог, так как «волею Божиею занемощствовал». 22 мая 1738 года архимандрит Арсений написал в Синод, что болен и не в состоянии управлять монастырем. «Ныне я нижеименованный от болезни моей прихожду час от часу в самую сущую слабость и не только архимандрическаго, но и келарского начальства, в коем обываю и до днесь, исправити не могу. Того ради всепочтенно... прошу... меня... как от архимандрическаго, так и от келарского начальства уволить».

    Архимандрит Арсений был уволен, а на его место предложено было рекомендовать двух достойных кандидатов. Следующие 15 лет Сергиева пустынь оставалось без присмотра. Из столицы стали поступать в Троице-Сергиев монастырь жалобы на насельников пустыни. Насельники оставляли обитель и уходили в разные места. Такие похождения отрицательно сказывались на нравственности братии. 22 марта 1738 года из Петербурга прислано было предписание, в котором говорилось:

    «Под жестоким за преступление страхом, что б у церкви в приморском месте жили неотлучно и никуды в другия места наивящше же в Санкт-Петербург отнюдь не бродили».

    В Троице-Сергиевой Лавре с каждым годом наблюдался рост и расцветание, а в ее детище — пустыни жизнь едва теплилась. Архимандриты временами забывали о ее существовании. Насельники пустыни должны были сами о себе заботиться. Из Лавры посылали хлеб и другие продукты питания в пустынь. Иногда хлеб поступал в пустынь из других мест. Например, в селе Присеках (Троицкая вотчина) было складочное место всякого хлеба, который отправлялся в Санкт-Петербург на содержание архимандрита с братией и прислугой, стряпчего и братии Ново-Сергиевой пустыни.

    Но продукты в пустынь поступали не всегда регулярно. В 1745 году братия пустыни добывала себе средства на содержание следующим образом: «за проданного монастырского телка взятые 2 рубля 30 коп., за отданной в наем огород рубль 20 копеек, за проданную капусту семь рублев, за проданную репку три рубля...»

    Из Лавры ежегодно должны были присылать небольшую сумму денег на необходимые расходы. Но в Лавре забывали об этом. Дело доходило до того, что Синод приказывал пересылать деньги. Так, например, 5 ноября 1745 года Синод приказал «В церковь Божию и на протчие припасы, и на всякия ж строения на каждый год... отправлять из Троицкия Лавры по сту рублев; да кроме того на раздачу жалования тридцать один рубль 20 копеек».

    В октябре (28) 1756 г. Синод приказал из Лавры выдавать для пустыни «денег по сту по осьмнадцати рублев по семьдесят копеек на год»... Через три года опять последовал указ (4 февраля 1759 г.), чтобы на содержание пустыци (строителя, диакона, причту и прочим служителям) высылали «жалование и хлебных разного звания припасов».

    На содержание Обители присылали от 118 до 130 руб. в год. Этой суммы едва доставало на питание братии.

    Дело доходило до того, что насельники просили перевод из пустыни в любое место. В 1748 году строители Троицкой Новосергиевой пустыни иеромонахи Матфей Тулепанский, Александр Бурлуцкий и еще 4 человека братии просили перевести их из пустыни в Лавру. Причина была следующая: «понеже во оной пустыне строителем против обываемых в приписных монастырях строителей довольствия не бывает».

    В таком положении находилась пустынь до назначения (23 февраля 1753 г.) в Лавру архимандритом Афанасия (Вольховского). Ранее архимандрит Афанасий был учителем Харьковского коллегиума, префектом, а затем и ректором Троицкой Семинарии. В Лавре он принимал монашество, был в ней келарем и, наконец, архимандритом.

    4 марта 1754 г. архимандрит Афанасий был назначен членом Св. Синода. С этого времени архимандриту часто приходилось бывать в Петербурге. Здесь ему пришлось познакомиться с пустынью и жить в ней. В эти годы архимандрит Афанасий уделяет много внимания пустыни и воздвигает в ней новые постройки. Видя разрушающуюся церковь преподобного Сергия, Афанасий в 1755 г. сообщал в Синод:

    «В находящейся близ Санкт-Петербурга приморской Новосергиевской пустыне имеется церковь Божия во имя чудотворца Сергия древняя весьма ветха так, что и церковнаго служения уже исправляти во оной весьма опасно».

    Далее он писал, что имеет намерение начать постройку новой каменной церкви, но необходимых средств на то у него нет. Поэтому он просил Синод разрешить ему постройку храма на добровольные пожертвования христиан.

    4 января 1756 г. из Конторы Св. Синода писали архимандриту, что старое «строение должно возобновить, а церковь Бо-жию построить вновь каменную».

    Кроме сбора пожертвований, Синод разрешил произвести сбор «с пахотных» крестьян по 2 копейки с человека (мужского пола), а с крепостных — по 4 копейки.

    С крестьян было собрано:

    С пахотных 33 017 человек по 2 коп. = 660 руб. 34 коп.

    С оброчных 57 633 человек по 4 коп. = 2 305 руб. 32 коп.

    ИТОГО с 90 650 человек = 2 965 руб. 66 коп.

    Для ускорения работ в пустыни приказано было выслать «...из села Деева Городища каменщиков 30 человек, в том числе и подмастерья одного».

    Но архимандриту Афанасию не удалось довести до конца начатое строительство. 23 апреля 1756 г. он был хиротонисан во епископа, а в Лавру был назначен архимандрит Гедеон (Криновский).

    Архимандрит Гедеон образование получил в Казанской Духовной семинарии, где потом был преподавателем и префектом. В 1751 году он перешел в Московскую славяно-греко-латинскую Академию проповедником.

    «Проповеди его отличались ясностью в мыслях, живостью в воображении и точностью в выражениях, а особенно доказательствами, почерпаемыми более еще из движений сердца, нежели из сухих умствований, и при всем том имел он свободное ораторское действие, чем обратил на себя внимание народа и многих из придворных».104 Елизавета Петровна, услышав его, назвала «придворным своим проповедником», куда он и был взят в январе 1753 г. Получив назначение архимандритом Троице-Сергиевой Лавры, Гедеон одновременно оставался проповедником при дворцовой церкви.

    Будучи архимандритом Лавры, Гедеон много внимания уделял Сергиевой пустыни. При нем была закончена часть построек, начатых еще архимандритом Афанасием, в том числе и церковь во имя преподобного Сергия.

    Церковь строил профессор архитектуры Алексей Михайлович Горностаев. «Храм преподобного Сергия, замечательный преимущественно по внутреннему устройству и отделке, есть оригинальное в России и, можно сказать, образцовое произведение архитектуры Горностаева».

    При архимандрите Гедеоне закончено строительство собора во имя Святой Троицы. «Собор пятиглавый, с колокольнею, каменный... По архитектуре и стилю рококо, принадлежит знаменитому придворному обер-архитектору графу Варфоломею Варфоломеевичу Растрелли».

    Первые два придела св. апостолов Петра и Павла и св. праведных Захарии и Елисаветы были освящены архимандритом Гедеоном 18 и 19 августа 1761 г. После освящения новых приделов Св. Синод послал в Лавру указ, которым предлагалось выслать в пустынь четырех иеромонахов и двух иеродиаконов для совершения богослужений.

    Но архимандриту Гедеону недолго пришлось трудиться в пустыни. 7 октября 1761 г. он был хиротонисан во епископа Псковского, а архимандритом Троице-Сергиевой Лавры был назначен Лаврентий (Хонятовский). Из биографических сведений архимандрита Лаврентия известно, что он не имел богословского образования, но отличался другим достоинством — неутомимого деятеля.

    Будучи членом Св. Синода о. Лаврентий подолгу бывал в столице и все время жил в пустыни. Три года пустынь управлялась им самим. За это время его стараниями окончательно отделан Троицкий Собор, освящение которого состоялось 10 августа 1763 г.

    В том же году архимандрит Лаврентий, уважая память архимандрита Варлаама (Высоцкого), в «вечное имени его прославление и для будущего других к таковым же Богоугодным делам возбуждения» положил над его гробом «деку Путиловского камня с надписью». 19 июня 1763 г. архимандрит Лаврентий разрешил стряпчему пустыни Федорову сделать заем в 1 000 руб. с уплатой из сумм Троице-Сергиевой Лавры. За эту сумму в пустыни были устроены 2 водосточных канала, весь двор вымощен камнем и отделаны две угольные башни.

    Благодаря заботам архимандрита Лаврентия и двух его предшественников, пустынь пополнилась необходимыми строениями и имела свою соборную церковь. Кроме того, в пустыни увеличилось число братии. Со времени освящения Троицкого собора пустынь стала называться Троице-Сергиевою.

    При архимандрите Лаврентии (28 июня 1762 г.) в пустыни Екатерина II получила письменное отречение от престола Петра III. С.М. Соловьев так описывает это событие:

    «В пять часов утра Екатерина опять села на лошадь и выступила из Красного Кабачка. В Сергиевской пустыни была другая небольшая остановка. Здесь встретил императрицу вице-канцлер, князь Александр Михайлович Голицын, с письмом от Петра: император предлагал ей разделить с ним власть. Ответа на было. Затем приехал генерал-майор Измайлов и объявил, что император намерен отречься от престола. "После отречения свободно я вам его привезу и таким образом спасу отечество от междуусобной войны", — говорил Измайлов. Императрица поручила ему устроить это дело. Дело было устроено, Петр подписал отречение, составленное Тепловым».

    Архимандрит Лаврентий, в покоях которого Екатерина II ожидала отречение, решил сохранить памятным для пустыни этот день. Он заказал в Петербурге художнику картину с изображением пустыни. На картине была выгравирована надпись, в которой говорилось о восшествии на престол Екатерины II.

    В 1764 г. в России были учреждены монастырские штаты, по которым Троице-Сергиева пустынь отделялась от Троице-Сергиевой Лавры и возводилась во 2-й класс. 4 мая 1764 г. из конторы Св. Синода последовал указ, в котором говорилось: «Состоящую при Санкт-Петербурге, по Петергофской дороге недавно построенную пустыню, за неимением при Санкт-Петербурге монастырей, приписать к Санкт-Петербургской епархии».

    С этого времени Пустынь, как самостоятельный монастырь, передавалась в управление архимандритам.

    Итак, за 30 лет своего существования, Троице-Сергиева пустынь из загородной дачи выросла во второклассный монастырь. В пустыни были воздвигнуты два великолепных храма, два каменных братских корпуса и другие строения. Кроме того, Обитель имела в собственном владении 400 десятин земли. Таким образом, внешне пустынь выросла и окрепла.

    Из Лавры сюда посылались лучшие монахи, которые отдавали все свои силы делу созидания и укрепления юной обители. Ученики преподобного Сергия несли в пустынь лучшие традиции Лавры и, пожалуй, в этом заключается характерная особенность данного периода.

    Внешнее устройство пустыни производилось на средства Лавры. Жизнь и деятельность братии находилась также под наблюдением и руководством Лавры.

    «Из восьми архимандритов Лавры, заведывавших в означенный период времени пустынью, Варлаам, Афанасий, Гедеон и Лаврентий останутся навсегда памятны для нее: первый, как незабвенный основатель ее... остальные три, как упрочившие дальнейшее существование новой обители каменными, существенно необходимыми постройками».

    В первые годы для пустыни весьма важное значение имела тесная связь с Лаврою. Молодая обитель впитывала в себя все лучшее, что приносилось из Лавры, прославленной подвижниками. Пока пустынь была еще едва заметна среди русских монастырей. Но со временем она должна была сделаться лучшим монастырем в Петербургской епархии и светильником для северной столицы.

    Далее: В жизни Русской Православной Церкви 1764-й год является годом больших событий.
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Навигация
    Rambler's Top100