Сима

Димитрия Солунского церковь

Дата публикации или обновления 14.10.2021
  • Храмы Владимирской области
  • Создано с использованием книг протоиерея Олега Пэнежко.
  • Города: БоголюбовоВладимирКиржачМуромПокровСуздальЮрьев-Польский
  • Храмы Владимирской области.
    Город Юрьев-Польской и Юрьев-Польский район.

    Церковь Святого великомученика Димитрия Солунского

    Село Сима.

    Сима находится от Юрьева в 22-х верстах при р. Симке. В XVII в. Сима было государевым дворцовым селом. Церковь в селе была основана в глубокой древности, в письменных источниках она упоминается в 1628 г. в окладных книгах патриаршего казенного приказа: «церковь Богоявленье Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в государевом дворцовом с. Сима».

    В окрестностях с. Сима сохранилось городище «Симский Хабаров городок» - расположенная на высоком берегу р. Селекши, укрепленная валами и рвами боярская усадьба XIV- XVII вв. Названия с. Сима и расположенного поблизости с. Добрынского напоминают нам о братьях, боярине Андрее Константиновиче Добрынском (боярин великого князя Василия Дмитриевича, потом его сына Константина Дмитриевича, позже великого князя Василия Васильевича) и его брата Фёдора Константиновича Симского (упоминается в 1429 г. как воевода великого князя). Его сын боярин Василий Фёдорович Образец (ум. 1484) был знаменитым воеводой Иоанна III. Сын Василия Фёдоровича, боярин Иван Васильевич Хабар-Симский, Образцов (ум. 1534), был знаменитым воеводой великого князя Василия III.

    В 1505 г., Иван Васильевич Хабар-Симский, воевода в Нижнем-Новгороде, отразил приступ к этому городу Казанского хана Мехмет-Аминя, имея в своем распоряжении незначитальное число воинов и 300 литовских пленных, которых он выпустил из темницы и снабдил оружием, пообещав даровать им свободу, если они помогут отстоять город. Хабар-Симский принимал деятельное участие в важнейших событиях княжения великого князя Василия Ивановича. Во время Литовской войны он является одним из главных воевод Московских в походе под Дорогобуж в 1508 г. и стоит в 1514 г. с сторожевым полком на Угре.

    В 1510 г., по лишении Пскова его вечевой свободы, Иван Васильевич был послан туда в числе трех воевод с московскими войсками для приведения псковичей к присяге на верность «Государю Псковскому, великому князю Московскому и всея Руси» Василию Ивановичу. В том же 1510 г. Хабар-Симский пожалован в окольничий и введен в состав боярской думы.

    В 1520 г. он был в звании наместника Перевитского, а в 1521 г., по присоединении Рязанского княжества к государству Московскому, состоит воеводою в Переяславле Рязанском, при чем является убежденным сторонником великокняжеской Московской политики и врагом Рязанской областной независимости, мысль о которой все еще не покидала последнего Рязанского князя Ивана Ивановича, пребывавшего в Москве в заточении. Вскоре после низвержения с Казанского престола Шиг-Алея, брат нового Казанского царя Саип-Гирея, Крымский хан Мехмет-Гирей, вооружил крымцев и ногайцев, соединился с атаманом Запорожских казаков Дашковичем и двинулся к Московским пределам, чтобы нападением врасплох нанести сильный удар Москве. На берегах Оки он разбил войска великого князя и под Коломной соединился с Саип-Гиреем, тоже шедшим к Москве.

    Они убивали людей, брали многих в плен, оскверняли храмы и навели такой ужас на великого князя Василия Ивановича, что он грамотою обязался платить дань Мехмет-Гирею и тем только склонил его уйти из Московского государства. Мехмет-Гирей расположился станом под Переяславлем-Рязанским. Между тем Рязанский князь Иван Иванович, сидевший в Москве под стражею за сношения с Махмет-Гиреем, воспользовался отсутствием из Москвы великого князя и суматохой, происходившей там при известии о приближении татар, и бежал из Москвы к Переяславлю-Рязанскому, надеясь при помощи Рязанских бояр и Мехмет-Гирея вновь завладеть Рязанским княжеством, но Хабар-Симский помешал исполнению этих планов. Еще раньше, когда хан прошел к Коломне, он собрал бояр и детей боярских к епископу Рязанскому и Муромскому Сергию и взял с них клятвенное обещание верно служить великому князю Московскому и сражаться с татарами. Теперь же, когда распространилась весть, что Рязанский князь бежал из неволи, Иван Васильевич Хабар-Симский опять собрал служилых людей и заставил их поклясться, что они не только не признают Ивана Ивановича своим государем, но и постараются поймать его, как беглеца.

    Видя, что все усилия возвратить престол тщетны, князь Иван скрылся в Литву. Не менее решительно и удачно действовал Хабар-Симский в том же году при отражении Мехмет-Гирея, намеревавшегося, вопреки мирному договору, овладеть Переяславлем-Рязанским. В следующем 1522 г. Хабар-Симский был полковым воеводой левой руки на Оке, близ Рославля, в числе войск, стороживших Мехмет-Гирея, замышлявшего новое вторжение в пределы Московского государства. Весной 1524 г. Московские полки выступили к Казани, чтобы завоевать ее; одним из воевод сухопутных войск, шедших на Муром, воеводой большого полка был Хабар-Симский на берегу р. Свияги, он одержал победу над чувашами и казанцами. В 1524 г. Иван Васильевич был возведен в сан боярина.

    В 1708 г. император Петр I пожаловал с. Симу генерал-фельдмаршалу князю Михаилу Михайловичу Голицыну (1675-1730) за победу над генералом Левенгауптом под Лесным в присутствии самого Государя. Князь Михаил Михайлович был известен как Старший, для различения от своего полного тезки М.М. Голицына Младшего (1685-1764)-генерал-адмирала.

    Князь М. М. Голицын Старший с 1725 г. - генерал-фельдмаршал, кавалер высшего ордена Российской империи св. апостола Андрея Первозванного. В 12-летнем возрасте поступил барабанщиком в Семеновский полк. В 1694 г произведен в прапорщики. Участвовал в Азовских походах 1695-1696 г. и Северной войне 1700-1721 гг., руководил штурмом Нотебурга, где проявил исключительную храбрость. Когда император дал приказ отступить от стен крепости, Михаил Голицын сказал посланцу Петра: «Скажи государю, что теперь я принадлежу одному Богу», - и велел оттолкнуть лодки от берега, чтобы отрезать себе и другим путь к отступлению. За штурм Нотебурга он был пожалован золотой медалью и чином полковника Семеновского полка.

    В 1708 г. одержал победу над шведами при местечке Добром. За отличие в битве при Лесной получил чин генерал-поручика и осыпанный бриллиантами портрет Петра. Петр сказал ему: «Проси, что пожелаешь». Голицын ответил: «Прими в прежнюю милость Репнина» (разжалованного в солдаты за поражение при Головчине). «Как! Разве ты не знаешь, что он смертный враг тебе?» - спросил Петр. - «Знаю, - ответил Голицын, - и прошу, но знаю и то, что Репнин сведущ в ратном деле, любит Отечество, предан тебе, и что значит личная вражда между нами, когда Отечество нуждается полезными людьми». В 1709 г. М.М. Голицын командовал гвардией и вместе с А.Д. Меншиковым руководил преследованием отступивших шведских войск до их капитуляции у Переволочни.

    В 1711 г. участвовал вместе с государем в Прутском походе, с 1714 по 1721 г. командовал войсками в южной Финляндии где нанес шведам поражение при Наппо. Участвовал в морском сражении при Гангуте. В 1720 г., командуя флотом, одержал победу при Гренгаме.

    В 1723-1728 гг. командовал войсками на Украине. С сентября 1728 г. Петр II сделал князя президентом Военной коллегии и членом Верховного Тайного совета. При вступлении на Престол Анны Иоанновны Михаил Михайлович, участвовавший в делах «верховников» (в составлении кондиций), был удален от Двора и вскоре умер.

    После князя Михаила Михайловича селом владел его самый младший из 5 сыновей, генерал-майор князь Андрей Михайлович Голицын (1729-1770). Он был женат на княжне Елизавете Борисовне Юсуповой (1743-1770). Муж и жена умерли в один год, князь Андрей - в феврале, княгиня Елизаета -в августе. После смерти князя Андрея и княгини Елизаветы с. Сима управлялось опекунами при их малолетнем сыне князе БорисеЛ Князь Борис Андреевич Голицын (17664 1822) был очень богат.

    В принадлежащих ему селах жило 12 000 крепостных. Он ещё увеличил свое состояние женитьбой в 1790 г. на молодой вдове А. А. де-Лицина (незаконнорожденного сына вице-канцлера князя A.M. Голицына) Анне Александровне (1763-1842). Княгиня Анна Александровна Голицына, была дочерью капитана гвардии царевича Грузинского Александра Бакаровича, женатого на княжне Дарье Александровне Меншиковой. Анна Александровна, умная, добродетельная и хозяйственная, пользовалась всеобщим уважением и играла большую роль в высшем свете. От первого брака у неё детей не было. Князь Борис Андреевич Голицын начал службу в 1779 г. в Преображенском полку, в 1783 г. произведен в прапорщики, в 1788-в поручики, в 1790-в капитаны, в 1791-в подполковники 12 февраля 1792 г.-в полковники в Софийский карабинерный полк. В течение этого периода он участвовал в 1790 г. в войне со Швецией, а в 1794 г. в Польской кампании, при чем был в сражениях при Брест-Литовске, Слониме, Брони и участвовал в штурме Праги и Варшавы и за это, 1 января 1795 г., заслужил орден св. Георгия 4 степени.

    В 1796 г. князь был назначен гофмаршалом двора великого князя Константина Павловича; 28 ноября 1796 г. произведен в генерал-майоры «от кавалерии», с назначением шефом Софийского кирасирского полка; 18 марта 1798 г. Голицын был пожалован Александровской звездой и чином генерал-лейтенанта. 27 ноября переведен в Конную гвардию, которой и командовал до 1800 г. Только что назначенный инспектором Лифляндской инспекции, он впал в немилость у Павла I. 5 января 1800 г. отставлен от службы и должен был отправиться в свое Владимирское имение, с.Симу.

    Князь Борис Андреевич Голицын в 1806 г. был владимирским дворянством выбран командиром составленного по императорскому указу ополчения (милиции). Владимирский губернатор князь И.М. Долгоруков так описывал выборы командующего ополчением Владимирской губернии: «по Владимирской губернии в неделю собрано дворянство, в три дни совершен выбор, а в пятнадцать дней, действительно, как сказано было в повелении, выставлены налицо двадцать семь тысяч хороших людей в ратники. В каждой губернии назначен губернский начальник и под ним Разные степени военачальства. Начался выбор его из всего дворянства. Кандидатами представлено пять человек. Я имел обязанность, не по примеру обыкновенных выборов, быть лично при настоящем, и сам вынимал из ящиков шары в присутствии всего сословия. Зала наполнена была народу, потому что и из Москвы многие никогда не жившие ни в деревнях своих, нив провинции дворяне прискакали на это время сюда и по праву помещичьему требовали себе и назначали другим разные должности. Из кандидатов выбран по большинству баллов генерал-поручик отставной князь Борис Андреевич Голицын, александровский кавалер.

    Я знал о сем предварительно, потому что губернскому предводителю и лучшим нескольким дворянам, старожилам владимирским, угодно было со мной об этом посоветоваться, и я сам указал им на князя Голицына как на лицо случайное (т.е. «в случае» - в фаворе), отличенное в свете именем, чином и почестьми и притом способное по своему богатству делать беднейшим дворянам пособии, но как он был в Москве, то я к нему заранее послал курьера с приглашением. Князь в самый тот день прибыл, как его выбрали. Под ним разместились тотчас уездные начальники, тысячные, сотенные и пятидесятые чины. Всякий порывался попасть в милицию, но, быв очевидным свидетелем этого действия, должен, к сожалению, признаться, что мало примечено в духе благородных прямой ревности к отечеству. Крест, чин, 3 мундир и прибыток - вот причины или, так сказать, рычаги, которые поднимали сию огромную массу наших защитников. Прежде всего был выдуман мундир для всей милиции, и каждая область отличалась от другой цветом воротника. Все, что было лишнего в гражданских местах, записалось в милицию, и на место молодых посели в судах старики, кои по несколько уже лет жили дома лежа на печи. Но тогда было не до дел гражданских, они текли как-нибудь. Все помышляли о войне, всякий глядел на беговое сие вооружение как на торговую спекуляцию, в которой каждый по своему расчету и мыслям искал себе выгод».

    Позднее, в 1812 г., князь Голицын снова командовал Владимирским ополчением. Много мелких заметок о князе Борисе Андреевиче Голицыне разъяснено в переписке княжны В. Туркестановой (с Кристиным), которая была близка к его семье; князь И.М. Долгорукий в своем «Капище Сердца» говорит о Голицыне, как о человеке холодном, высокомерном и неблагодарном по отношению к нему.

    У князя Б. А. Голицына было многочисленное семейство: пять дочерей и трое сыновей. Дочь, Елизавета Борисовна (1790 - 1870) была замужем за князем А. Б. Куракиным, сын Андрей (1791 - 1861), - генерал-майор; Александр (1792 - 1865) - действительный статский советник, саратовский губернатор; Ирина (1793 г., умерла в детстве), Николай (1794 - 1866) - полковник, писатель и меценат; София (1796 - 1871, фрейлина, в 1818 г. вышла замуж за генерал-лейтенанта Константина Марковича Полторацкого, ярославского губернатора, с 1842 кавалерственная дама ордена св. Екатерины), Татьяна (1801 - 1869) - за действительным тайным советником А. М. Потемкиным, Александра (р. 1802 г.) - за князем СИ. Мещерским.

    Князь Борис Андреевич Голицын скончался внезапно в 1822 г. и похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры; на памятнике его следующая эпитафия:


    «Земная жизнь, как тяжкий плен стесняет;

    Удел земли - мятеж и суета,

    Но в дебрях жизни сей нас грустных утешает

    Животворящее сияние креста.

    За ним, христианин, отринь сей жизни бремя;

    За ним туда, туда, где зародилось время,

    Отколь связует все цепь древняя веков,

    Тебя, как сына, там ждет вечная любовь.

    Ни тяжкая земля, ни камень гробовой

    Души безсмертныя не окуют полета:

    Она, как узница, от цепи роковой

    Летит в безбрежну даль сияния и света».


    Сын Бориса Андреевича, князь Николай Борисович Голицын (1794 - 1866, ум. в с. Богородское Новооскольского уезда Курской губернии), виолончелист; переводчик русской поэзии на французский язык, военный мемуарист, музыкальный критик. Получил домашнее образование. В 1810 поступил в лейб-гвардии Конную артиллерию, но вскоре оставил службу. По открытии военных действий в 1812 вернулся в строй (адъютант П. И. Багратиона, офицер Киевского драгунского полка), участвовал в Бородинском и других сражениях, был ранен, награжден многими орденами и золотым оружием. В военной службе числился с перерывами до 1832 г. (с 1825 г. подполковник, с 1826 г. дежурный офицер при кавказских наместниках А.П. Ермолове, И.Ф. Паскевиче); рукопись своих воспоминаний об этих генералах передал М. П. Погодину в 1864 г.; в 1832-1835 гг. чиновник Министерства финансов (коллежский советник). В1854-1855 гг. командовал дружиной Новооскольского ополчения в Севастополе.

    Имя Голицына, композитора и блестящего исполнителя-виолончелиста, связано прежде всего с развитием русской музыкальный жизни (созданием музыкальных обществ, оживлением профессиональной и любительской концертной деятельности в столицах и провинции, пропагандой новой европейской музыки, в особенности творчества Л. Бетховена). С музыкальными интересами связаны и первые публикации Н. Голицына: его критические статьи 1820-1830-х гг. создали ему репутацию «лучшего и остроумнейшего критика по части музыки».

    В то же время интенсивность литературно-общественных связей (дружеские контакты с А.С. Пушкиным, П.А. Вяземским, В.А. Жуковским, В.Ф.Одоевским и др.), широта интеллектуальных интересов, увлеченность Н. Б. Голицына способствовали реализации его духовных потенций и в других сферах культурной деятельности. В конце 1830-х гг., после выхода его в отставку, Голицын занимается переводами русских поэтов на французский язык, что было характерно для литературного аристократического дилетантизма того времени. С1837 г. он публикует ряд исторических статей и мемуарных очерков; наиболее интересны «Офицерские записки, или Воспоминания о походах 1812, 1813 и 1814 гг.» (М., 1838). Живой интерес к современным политическим событиям отразился в статьях Голицына о Восточной войне 1853-1856 гг. Горячий патриотизм Голицына и его готовность защищать монархические принципы не мешали ему видеть недостатки российской государственности. В1845 он написал комедию «Губернаторская ревизия», в которой с позиции просвещенного дворянского либерализма критиковал произвол провинциального чиновничества. Запрещенная к печати «за сатирическое изображение реально существующих лиц» , комедия была напечатана автором в вольной русской печати (Лейпциг, 1858,1859); неопубликованной осталась стихотворная сатира на Тамбовские дворянские выборы (1847).

    Введение гласного судопроизводства, освобождение крестьян, искоренение казнокрадства и коррупции -главные темы его неопубликованных статей 1850-х гг. Николаю Борисовичу Голицыну принадлежат и несколько богословских работ, посвященных проблеме соединения православной и католической церквей: «О возможном соединении Российской церкви с Западною...» (Париж, 1858;; спровоцированное А.Н. Муравьевым возмущение этой книгой Синода повлекло за собой высылку автора в деревню в 1859 г., «Замечания на римские письма Анд. Ник. Муравьева» .Париж, 1859) и др. Несколькопутевых очерков и рассказов («Призрак-обличитель», 1839; «Переезд через Кавказские горы», 1837; Поездка в полуденную Россию...», 1845] и др.) довершают пеструю картину творчества этого любителя-энтузиаста, «отзывчивость» которого не могла, однако, компенсировать известной сухости и педантизма в его литературных опытах, лишенных устной речевой импровизационной основы, характерной для великосветского дилетантизма пушкинской эпохи. Другие произведения: «Перенесение тела кн. Багратиона на Бородинское поле» (М. и СПб., 1839), «Жизнеописание генерала от кавалерии (Г. А.) Емануеля» (бывшего начальника Голицына; СПб., 1851).

    Большую известность в обществе получила дочь князя Бориса, Татьяна Борисовна (1797-1869), проведшая в Симе детские годы. Она родилась в Петербурге, выйдя замуж за Александра Михайловича Потемкина, впоследствии Санкт-Петербургского губернского предводителя дворянства, она вскоре после свадьбы была отправлена, по настоянию врачей, нашедших у неё признаки чахотки, за границу. Климат Швейцарии и Италии, где она провела два года, совершенно поправил её здоровье: она дожила до 72 лет и скончалась внезапно в ночь на 6 июля 1869 г. в Берлине, куда только что приехала лечиться от последствий сильного сотрясения, испытанного ею за два года перед тем, при падении лифта, на котором она поднималась в вверх во дворце Великого Князя Николая Николаевича Старшего. Тело её было перевезено в Россию и предано земле в Сергиевской пустыни, под Петербургом.

    Она была духовной дочерью Святителя Игнатия (Брянчанинова). Известная всей России своим благочестием и широкою деятельностью на поприще благотворительности, Потемкина всю свою жизнь посвятила делу помощи ближнему. Не было благотворительного учреждения богоугодного заведения, в котором она не состояла бы членом и не принимала бы в нем участия. Являясь одною из первых красавиц своего времени, она еще в молодости отказалась от вечерних выездов, и не появлялась на придворных торжествах, но принимала у себя в городе и в своих имениях, в Гостилицах, Санкт-Петербургской губернии, и в Крыму, членов Царской Фамилии и Государя Николая Павловича, который раз навсегда дал ей позволение обращаться непосредственно к нему всякий раз, когда это потребуется. Этим правом она пользовалась широко, приезжая к Великой Княгине. Марии Николаевне в часы, когда Государь навещал своих внуков. Это давало ей огромное значение и влияние, которым многие злоупотребляли, пользуясь её добротой, так как она никому не умела отказывать. Состоя первою председательницею Санкт-Петербургского Дамского тюремного комитета, Т. Б. Потемкина оставалась в этом звании 50 лет и живо интересовалась этим новым тогда в России делом.

    Искренняя ревнительница православия и строгая хранительница уставов православной церкви, Татьяна Борисовна Потемкина служила примером благочестия для всех ее знавших. В домовую церковь её, на Миллионной, стекалась вся петербургская знать, а дом её всегда был полон странников, странниц, монашествующих и всякой духовной братии, за которую она неустанно хлопотала, пользуясь своими связями и родством с министром духовных дел, князем А. Н. Голицыным. Рассказывали, что Санкт-Петербургский митрополит Никанор объявил ей однажды, что все её просьбы уже «порешены» и, когда она стала его благодарить, ответил, смеясь: «Не стоит благодарности; всем отказано». Обладая большим состоянием, Татьяна Борисовна много тратила на церковные нужды. Её стараниями и на её средства восстановлено много церквей и монастырей, между прочим древнейший Святогорский монастырь на Дону. Много забот посвящала Татьяна Борисовна улучшению быта своих крепостных.

    Селом Сима владел старший брат Татьяны Борисовны, действительный статский советник, князь Александр Борисович Голицын (1792-1865). Он получил домашнее образование. С 1807 по 1820 г. служил в лейб-гвардии Егерском и лейб-гвардии Конном полках. Участник Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов 1813-1814 гг., с 1814 г. адъютант великого князя Константина. В 1824-1826 гг. и 1839-1841 гг. избирался владимирским дворянством губернским предводителем дворянства. В первый срок пребывания князя Александра Голицына губернским предводителем дворянства во Владимире в 1826 г. было закончено строительство дома Дворянского собрания, во второй срок, в 1841 г., был открыт дворянский пансион. С1826 по 1830 г. князь был саратовским губернатором. Для повышения доходности имения князь Александр Борисович устроил в селе винокуренный завод и полотняную фабрику. За выслугу лет на государственной службе, боевые заслуги и энергичные меры по борьбе с эпидемией холеры, награжден орденами св. Владимира 4 степени, св. Анны 2 степени и алмазными знаками к нему, св. Анны 1 степени, св. Анны 1 степени с императорской короной, а также знаком прусского железного креста и Золотой шпагой с надписью «За храбрость», действительный статский советник. В последние годы почти всё время жил в Санкт-Петербурге. Похоронен в Сергиевой пустыни.

    От брака с фрейлиной Анной Васильевной Ланской (1793-1868, дочь действительного статского советника Василия Сергеевича Ланского, министра внутренних дел с 1823 по 1828 г.) князь Александр Борисович Голицын имел одну дочь Зинаиду (Зенаиду) Александровну (1818-1845), которая вышла замуж за камер-юнкера графа Константина Карловича Толя (1817-1884). Новобрачная умерла через месяц после свадьбы.

    В 1843-1854 гг. врачом в имении князя А.Б. Голицына Сима был Августин Игнатьевич Яновский (1820-1890). Он приехал в Симу сразу после окончания медицинского факультета Московского университета. В 1848 г. в Юрьевском уезде началась эпидемия холеры. Врачу Яновскому удалось спасти 1798 человек из 2854 заболевших. В 1855 г. Августин Игнатьевич был врачом при Владимирской палате государственных имуществ. В 1855 г. вспышка холеры появилась в Суздальском уезде. В одном из селений доктору Яновскому удалось спасти 42 человека из 64 заболевших. А.И. Яновский в 1872 г. от дворян гороховецкого уезда был выбран депутатом двореянского собрания, а в 1873 г. - избран гороховецким уездным предводителем дворянства. В 1876 г. он получил чин статского советника. В 1882 г., по инициативе А.И. Яновского собрался 1-й губернский съезд земских врачей. На дочери Яновского Стефании был женат писатель Н.Н. Златоврацкий.

    С 1836 г. в Симах некоторое время жил старший брат князя Александра, князь Андрей Борисович (1791-1861). Он родился в Петербурге. Получил хорошее домашнее образование (знал французский, немецкий, английский и итальянский языки). На службу записан в сентябре 1805 г. юнкером в Коллегию иностранных дел и в марте 1807г. назначен переводчиком. В декабре 1807 г. перешел на военную службу портупей-юнкером в лейб-гвардии Егерский полк. В феврале 1808 г. переведен эстандарт-юнкером в лейб-гвардии Конный полк, где в июне того же года получил первый офицерский чин корнета. Во время Отечественной войны 1812 находился в сражениях под Витебском, Смоленском и Бородином, а затем, назначенный ординарцем к генерал-лейтенанту М.А. Милорадовичу, находился при нем в делах пр иЧирикове, Гремячеве, Чернигове, Вязьме, Дорогобуже и Красном, за отличие награжден орденами Св. Анны 4-й степени, Св. Владимира 4-й степени, с бантом и золотой шпагой с надписью «За храбрость». В феврале 1813 произведен в поручики.

    Во время Заграничных походов русской армии 1813-1814 гг. сражался с французами при Люцене, Бауцене, Дрездене, Кульме (где был ранен штыком в ногу), Бриенне, Фер-Шампенуазе и Париже; награжден орденом Св. Анны 2-й степени. В январе 1816 г. произведен в штабс-ротмистры, а в декабре 1817 г. пожалован во флигель-адъютанты к Е.И.В. В феврале 1819 г. получил чин ротмистра, а в ноябре того же года - полковника. В1820 г. состоял председателем Общества для распространения ланкастерских школ.

    В 1823-1826 гг. содействовал развитию шелководства на Кавказе. В декабре 1826 г. за выполнение различных Высочайших поручений получил алмазные знаки к ордену Св. Анны 2-й степени. Участник Русско-турецкой войны 1828-1829 гг., за отличие в которой в июне 1828 г. произведен в генерал-майоры, награжден золотой саблей, украшенной алмазами, с надписью «За храбрость», орденом Св. Владимира 3-й степени. Среди современников Голицын прославился своими чудачествами, ханжеством и доносами. После нескольких доносов об обширном масонском заговоре в России (в частности, М.М. Сперанского он объявлял виновником «хаосного состояния России» и предлагал назначить его пономарем на колокольню Ивана Великого) он был помещен для расследования в Кексгольмскую крепость где находился с января по май 1831 г. В июне 1831 г. выслан из Москвы в 24 часа. В декабре 1831 г. уволен от службы «за болезнью»; находился под надзором полиции.

    В 1831г. жил в с. Михайловка Новооскольского уезда Курской губернии, затем до 1835 г. - в Новом Осколе, с 1836 г. - в с. Симы Юрьевского уезда Владимирской губернии и в селе Холки Новооскольского уезда. Богатый помещиком (владел 2560 душами крестьян), он занимался откупами, на которых разорился. В мае 1841 г. ему было разрешено жить «где пожелает», кроме Петербурга и Москвы. В 1844 г. жил в Новгороде, в том же году ему было разрешено приезжать в Москву. Скончался в Москве на 70-м году жизни. Женат дважды: с 1824г. на Нине Фёдоровне Ахвердовой (1805-1828), дочери генерал-лейтенанта Ф. И. Ахвердова. В 1853 г. он женился вторым браком на Варваре Сергеевне Шереметевой (1815-1881), дочери камергера СВ. Шереметева. От первого брака имел единственного сына, князя Бориса Андреевича (1828-1870), полковника Кавалергардского полка.

    После князя Александра Борисовича имением в с. Сима владел его единственный сын, князь Борис Александрович Голицын (1828-1870).

    О судьбе последних владельцев усадьбы Сима рассказала Н. Голицына в своей книге «Пассионарные личности России». После князя Бориса Александровича усадьбой в с. Сима владел его единственный сын, князь Александр Борисович (1855-1920). Он окончил пажеский корпус, с 1874-1882 г. служил в лейб-гвардии гусарском полку. Участвовал в русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Награжден орденами св. Станислава 3 и 2 степени, св. Анны 3 степени с мечами и бантом, светло-бронзовой медалью в память русско-турецкой войны 1877-1878 гг., румынским железным крестом. С1882 г. в отставке, в чине ротмистра.

    В 1896 г. ему пожалован придворный чин шталмейстера. С 1901 по 1909 г. - Владимирский губернский предводитель дворянства. Служил в Московском присутствии опекунского совета. С 1913 г. - тайный советник. Князь Александр Борисович был крупнейшим юрьевским помещиком, ему принадлежали 8680 десятин земли при селениях Симе, Шегодском, Матвейцеве, Радовании, Маркове, Бильдино, Теслово, Туково, Некомарне, Ново-Никольском и т.д. В с. Симы, кроме усадебных строений, ему принадлежали водяная мельница, каменные лавки, винокуренный, кирпичный, конный и лесопильный заводы, пасеку на 100 ульев, трактир. После увольнения в отставку, определен корреспондентом Главного управления коннозаводства по Владимирской губернии. С 1901 по 1909 г. он избирался владимирским губернским предводителем дворянства.

    Пожертвовал для образцового двухклассного училища в с. Сима каменный дом. Материально поддерживал симскую аптеку и медпункт. В 1883 г. в с. Сима была открыта в отдельном здании богадельня в которой получили приют 10 одиноких немощных женщин. Во Владимире содействовал открытию г. 1907 г. богадельни им. 3. Д. Рахмановой на Студеной горе. В 1878 г. он женился на княжне Софье Александровне Вяземской (1859-1941), у них было семеро детей. После революции она осталась в Москве.

    Сын князя Александра Борисовича, князь Борис Александрович (1880-1947) родился в Симе. Окончил курс наук на юридическом факультете Московского университета. В 1903 г. поступил в Кавалергардский полк. В 1904 г. женился на фрейлине Надежде Михайловне Леонтьевой (1882-1916). Князь Борис Александрович Голицын вышел в отставку поручиком, с 1909 по 1917 г. избирался Юрьевским уездным предводителем дворянства. Имел придворный чин камер-юнкера, был избран депутатом 4-й Государственной Думы. После революции эмигрировал, умер во Франции, в Каннах.

    В Симе родился и его брат князь Александр Александрович Голицын (1882-1937). По воспоминаниям дочери, Елены Александровны, князь Александр после окончания кадетского корпуса учился в сельскохозяйственной академии в Москве, участвовал в русско-японской войне и в Первой мировой. В 1907 г. женился на Маргарите Владимировне Шеппинг, 1-й брак окончился разводом. В 1-ю Мировую войну князь А.А. Голицын командовал эскадроном, и получил за храбрость Георгиевский крест. Закончил войну в чине полковника гвардии. После революции Александр Александрович с женой Ольгой Михайловной (ОМ. Севастьянова, 1882-1933, замужем с 14 июня 1917 г.) пытались выехать из России через Кавказ. В 1918 г. родился их сын Николай, а в 1921, в Баку, - дочь Елена. А.Б. Голицын работал в Сухуми и Поти в порту на строительстве складов. Ольга Михайловна заболела туберкулёзом, и жаркий и влажный климат был ей вреден. Голицыне переехали в Воронеж, где жил фронтовой друг князя Александра, Николай Григоров. Александр Борисович работал прорабом на строительстве Воронежского Государственного университета.

    В 1934 г. Голицыны переехали в Липецк. А.А. Голицын работал на строительстве больницы. 7 августа 1937 г. был арестован по обвинению в участи в контрреволюционной группе офицеров, и в антисоветской агитации, через два месяца расстрелян. Их дети: Елена и Николай - участники ВОВ, Елена участвовала в обороне Сталинграда, комсомольцы, вступили в партию, были исключены по доносам о княжеском происхождении, изгнаны с работы, восстановлены в партии после реабилитации отца. Николай преподавал философию в Воронежском университете, был зав. кафедрой; Елена работала в Научно-исследовательском центре вычислительной техники, окончила Иняз и Всесоюзный заочный юридический институт была председателем совета ветеранов ВОВ.

    Сестра князя А.А. Голицына, княжна Татьяна Александровна Голицына родилась в Симе в 1885 г. Получила домашнее воспитание, в начале 1900-х гг. - фрейлина Высочайшего двора. Во время русско-японской войны она работала на складах Красного Креста в Московском Кремле. Она писала иконы для храма Покрова в Левшине в Москве. При открытии в 1909 г. в Москве Марфино-Марьинской обители, она вступила в число сестёр милосердия, и работала в обители до её Ликвидации в 1926 г. В том же году её выслали из Москвы, она поступила в Троицкий монастырь в Муроме.

    В 1934 г. монастырь ликвидировали, и Татьяна Александровна приехала к отцу в Липецк. Она стала совсем больным человеком и передвигалась на костылях. В 1936 г. Татьяна Александровна умерла.

    В 1889 г. в Симе родились близнецы Михаил и Андрей. Князь Михаил Александрович Голицын был есаулом казачьих войск. В 1918 г., при захвате Киева большевиками, он был арестован ЧК и расстрелян

    Князь Андрей Александрович Голицын, почетный мировой судья, умер в 1922 г. во Владивостоке.

    Княжна Екатерина Александровна Голицына родилась в 1893 г. В 1914 г вышла замуж за Николая Евгеньевича Волкова. После революции эмигрировала с мужем в Италию. Умерла в Аргентине.

    Князь Дмитрий Александрович Голицын I (1894-1967), родился в Иране, эмигрировал, умер в Париже.

    Время первоначального основания в селе г церкви не известно; но в начале XVII в. она здесь уже существовала и в окладных патриаршего казенного приказа книгах под 1628 годом так ц записана: «церковь Богоявленье Господа Бога 1 и Спаса нашего Иисуса Христа в государеве в дворцовом селе Симе дани рубль восемь алтын десятильничья гривна; а в 1654 г. по новому дозору на Богоявленскую церковь дани положено 2 руб. 6 алт. 4 ден заезда гривна. До второй половины XVIII в. Богоявленская церковь была деревянной.

    В XIX в. в селе были три каменные церкви: холодная, теплая и кладбищенская. Холодная церковь с колокольнею построена в 1769 г.; в ней три престола: в честь Богоявления Господня, в честь Толгской иконы Божией Матери и во имя Святителя и Чудотворца Николая. Церковь Богоявления была разрушена в 1960-е гг. 3 Кирпич из разрушенной церкви так и остался на месте, и со временем был растащен местными жителями.

    В этой церкви были достопримечательный вещи: сребропозлащенный ковчег, с надписью: «1781года... ковчег в вотчину их сиятельств князей: Бориса, Михаила и Алексия Андреевичев Голицыных, Владимирскаго наместничества, Юрьевской Польской округи в село Симу при правлении гг. опекунов Господина Генерал-Фельдмаршала, Сенатора и Кавалера князь Александр Михайловича, Обер-Камергера и Кавалера князь Александр Михайловича Голицыных, Генерал-поручика, Сенатора и Кавалера Ивана Михайловича Измайлова и Бригадира Николая Григорьевича Наумова...». Икона Толгской Божией Матери с подписью: «списан сей святый образ с подлинного чудотворного образа Пресвятыя Владычицы, нарицаемого яже в Толгской обители о явлении и празднования того целебного образа августа в 8 день, явися той многоцелебный образ Трифону, Архиепископу Ростовскому и Ярославскому в лето 7042, а писан в 1744 году июня 11 дня». В храме было паникадило' из аравийской меди 1602 года.

    В храме находилась могила князя Петра Ивановича Багратиона, обнесенная железной решеткой, на которой была надпись: «Князь Петр Иванович Багратион, находясь у друга своего князя Бориса Андреевича Голицына, Владимирской губернии, Юрьевского уезда, в селе Симе, получил Высочайшее повеление быть Главнокомандующим 2-й западной армией; из Симы отправился к оной, и будучи ранен в деле при Бородине, прибыл опять в Симу и скончался сентября 11 дня».

    За этой надписью следуют стихи графа Хвостова и потом эпитафия:


    Кн. П. И. Багратиону истинная дружба.

    Сын Марса, не имев стремленья к Диадиме,

    С лавровою главой гостил бесшумно в Симе.

    И, время здесь деля в кругу своих друзей,

    Веленье получил о должности своей,

    Где славный витязь сей, как избранник, герой,

    Вождем назначен был всей армии второй.

    Отсель отправился свои устроить войски

    И, подвиги явив бессмертные геройски,

    Герой, который здесь вождя долг восприял,

    Здесь жезл свой положил и дни свои скончал.

    Прохожий! в Симе зри того Героя прах,

    Который гром метал на Альпа высотах.

    Богратион, слуга отечества и трона,

    Здесь кончил жизнь свою, разя Наполеона.


    Пётр Иванович Багратион (1765-1812) происходил из древней грузинской княжеской фамилии. В 1782 г. начал службу сержантом. В 1792 г. произведен в секунд-майоры. С этого времени Пётр Иванович - постоянный спутник Суворова, который считал Багратиона своим лучшим учеником. В 1798 г. произведен в полковники и назначен шефом 6-го егерского полка. В 1799 г. - генерал-майор. Сражения при Требии и Нови, переход через Сент-Готард прославили Багратиона, проявившего чудеса храбрости будучи всегда в авангарде армии Суворова. В 1805 г. Пётр Иванович сражался при Аустерлице, прикрывал отход русской армии после поражения. Воевал с Наполеоном и в 1807 г. В 1808-1809 гг. командовал дивизией в войне со Швецией. В 1809 г. назначен командующим Дунайской армии. В 1812 г. Багратиону вверена 2-я западная армия. Рассказывают: от Багратиона скрывали, что Москва сдана. И в Симе, он продолжал посылать распоряжения и запросы о состоянии своей армии. Ответов не было. Он послал верного человека, узнать в чем дело. Того не успели предупредить, и он доложил Багратиону всю правду, тот в страшном гневе попытался подняться. Началась агония и вскоре наступила смерть.

    Вот как выглядело с. Сима в конце XVIII в.: «Симы или Сима - так называется одно знатное село Владимирской губернии в Юрьево-Польском районе стоит от города к северу в 20 вёрстах, лежит по обе стороны реки Симечи. В этом селе церковь каменная, обнесённая оградой каменной же, с железными решётками. Дом господский в два этажа каменный, сады, придающие всему строению вид приятный. Крестьянские дворы деревянные а между широких улиц по обеим сторонам реки торговые лавки каменные. Торг здесь бывает еженедельно по пятницам, на оный съезжаются купцы из городов Юрьева, Суздаля и Переславля-Залвеского... Стечение при сём всего народа бывает от одной до пяти тысяч человек...» В конце 18 века, как отмечено в «Топографическом описании Владимирской губернии», в самой Симе имеются две полотняные фабрики: «Первая села Симы крестьянина Ивана Фёдорова и Тверской губернии города Калязина купца Василия Красильникова. На оной ткут равендук и фланския полотна из материалов, покупаемых в ближайших городах и у крестьян, а вытканные для продажи отвозят в Москву и Санкт-Петербург на сумму до 12000 рублёв. Заводов солодовенных два, каменных, принадлежат села Симы крестьянам, на оных растят солод из хлеба... Который для продажи отвозит в Юрьев-Польской, Переславль-Залесский и Ярославской губернии в г. Ростов. Один деревянный помянутых крестьян Ивана Фёдорова и Купца Красильникова, на оном варят мыло».

    Усадебный дом в Симе - простой архитектуры. 15 окон по фасаду в нижнем, и 15 окон в верхнем этажах, и три в мезонине. Комната, в которой умер Багратион, как пишет Солоухин, была в нижнем этаже. В 1950-х гг. в доме был «учкомбинат системы Главспирта».

    В 1839 г., по воле государя императора Николая Павловича, прах Багратиона перенесен был на Бородинское поле ко времени торжественного открытия памятника во славу воинов павших на этом поле.

    О принятом государем решении перезахоронить останки великого полководца сообщал в письме от 18 апреля 1839 г. Александру Борисовичу Голицыну поэт Денис Васильевич Давыдов, бывший с 1807 по 1812 год адъютантом П.И.Багратиона: «Что делать! Расставайся, любезный друг князь Александр Борисович, с прахом князя Багратиона, - что еще скажу тебе? Этой разлуки виновником человек истинно и от всей души тебя любящий, а именно: я, как и ты, как все в душе русские скорбили, что наш герой, или лучше сказать глава наших героев, всех наших армий, Багратион, заброшен в пустынное место, тогда как Бог знает, кого хоронят в Александро-Невской Лавре: все скорбили, никто не возвышал голоса! Конечно, тебя утешало то, что прах Багратиона у тебя в имении, и это простительно, - но прах этот, ты сам знаешь, есть принадлежность Отечеству, а не частного человека и потому я никак не думаю, чтобы ты, зная, куда он теперь будет перенесен, огорчился этой для тебя потерей, Напротив, сколько я тебя знаю, ты, верно, радуешься, что Багратион ляжет на место, завоеванное им собственною кровью и жизнью. Славное место, возле памятника погибших за Отечество!..»

    В 1839 г. заупокойную службу по приснопоминаемому рабу Божию Петру (Багратиону) в Симе возглавил архиепископ Владимирский Пар-фений (Чертков, 1782-1853), В 1839 г. по поручению Святейшего Синода он составил и вел церковный церемониал, сопровождавший перенесение праха князя П.И. Багратиона из Владимирской губернии на Бородинское поле. По окончании заупокойной службы он произнес: «Речь в напутствие тела князя П.И. Багратиона...». В исполненном высокого одушевления слове прозвучали мысли о бессмертии души и слова свидетельствующие о глубоком понимании сложных условий Бородинской битвы и трагизма подвига Багратиона («Ты всегда учил твоих ратобоорцев побеждать врагов», «но здесь ты учил умирать за Отечество»). В 1850 г Высокопреосвященный Парфений был переведён на Воронежскую кафедру, умер от холеры. В 1803 г. он окончил Славяно-Греко-Латинскую академию, преподавал в ней (с 1803 - учитель низшего грамматического класса, потом - всё более высших, с 1805 - поэзии, 1808 - риторики), в 1810 г. пострижен в монашество, с 1811 - архимандрит, в 1818 г. - избран действительным членом конференции при Московской Духовной академиии, с 1819 г. - настоятель Донского монастыря и член Московской синодальной конторы. Его проповеди нередко носили импровизационный характер и часто оставались незаписанными, отличались обстоятельным знанием Священного Писания, ясностью мысли, энергией и простотой изложения. В «Слове на случай присяги новоизбранных чиновников» владыка призывает их творить «суд в правде», «любить милость, быть верным долгу, беспристрастным, нелицеприятным».

    С 1821 г. Парфений - епископ, с 1833 г. архиепископ Владимирский. Митрополит Филарет Московский писал об управлении владыкой Парфением Владимирской епархией, что он «не сильно действовал, но привлекал к себе добродушием». А.И. Герцен писал о Парфений: «умный, суровый и грубый старик, распорядительный и своеобычный, он равно мог бы быть губернатором или генералом...управлял своей епархией, как управлял бы дивизией на Кавказе...больше человек крутой, чем злой». Владыка хворал с молодых лет, превозмогая нездоровье, совершал не только длительные церковные богослужения, но и освящения богоугодных заведений и светских учреждений. После перевода на Воронежскую кафедру, в 1851 г. перенес апоплексический удар, и хотя полностью не оправился от болезни, продолжал управлять епархией.

    Теплая церковь была построена в 1774 г. и освящена в честь Святого великомученика Дмитрия Солунского. 10 февраля 1774 г. церкви Богоявления с. Симы староста церковный Роман Андреев и все приходские люди подали епископу Суздальскому и Юрьевскому Геннадию прошение: «Имеется в оном селе Симе теплая по именование Великомученика Дмитрия Солунского церковь деревянная, которая приходит от давнего строения в ветхость. Ныне мы именованые вознамерились и усердно желаем...деревянной церковь разобрав оную на том же месте построить каменную в том же именовании церковь, а реченную церковь употребить на обжиг кирпича к которому строению потребного материала имеется довольное число». В марте того же года получено разрешение на строительство, в октябре 1774 г. церковь была готова к освящению. Придельный в ней престол: во имя Всех Святых, устроен в 1794 г. В сентябре 1794 г. священники церкви Богоявления с. Симы Василий Федоров и Иван Дмитриев направили прошение епископу Суздальскому и Владимирскому Виктору о разрешении устроить в правой стороне Дмитровской церкви придел Всех Святых для служения ранних литургий.

    20 ноября протоиерей Суздальского Рождественского собора Алексей Смирнов сообщал в Суздальскую Духовную консисторию об освящении придела. Другой придел освящен во имя св. мученицы Зенаиды. Придел во имя мученицы Зинаиды был устроен в 1845 г камер юнкером графом Константином Карловичем Толем (1817-1884), в память о безвременно скончавшейся жене, Зинаиде Александровне, (1818-1845) урожденной Голицыной. В 1845 г. Константин Карлович и Зенаида Александровна сочетались законным браком. Через месяц после свадьбы невеста умерла. В память безвременно скончавшейся дочери, «особенно отличавшейся состраданием и попечительностью об участи страждущих» князь Александр Борисович Голицын устроил в Симе больницу, названную «Зенаидинской». В придельный храм святой мученицы Зинаиды граф Толь пожертвовал Евангелие, богато украшенное серебром, золотом и стразами; напрестольный сребропозлащенный крест, украшенный драгоценными камнями, и сребропозлащенные богослужебные сосуды.

    Современный свой вид церковь приобрела после перестройки 1891 г. В деле Владимирской духовной консистории о перестройке зимней церкви в с. Сима имеется «Протокол совещательного присутствия техников строительного отделения Владимирского губернского правления» от 30 июля 1891 г.: «Слушали: отношение Владимирской духовной консистории, от 16 сего июля за № 6510, при котором предложен был на рассмотрение строительного отделения проект с копией и пояснительной запискою на перестройку зимней церкви в селе Сима, Юрьевского уезда, просит губернское правление о последующем, с возвращением проекта консисторию уведомить.

    По рассмотрении в совещательном присутствии техников строительного отделения губернского правления вышеупомянутого проекта и соображении оного с пояснительной запиской оказалось, что проект этот в техническом отношении составлен правильно, но ввиду необходимости устранения деревянной надстройки над существующей каменной частью, желательно было бы вместо деревянной части сделать кирпичную, если представляется к тому возможность по состоянию фундамента и стен и затем означенные работы должны производится под наблюдением техника, имеющего на то право. А потому поставлено: проект на перестройку зимней церкви в селе Сима, Юрьевского уезда, как оказавшийся при рассмотрении в техническом отношении составленным правильно, утвердить, и перестройку по нему зимней церкви дозволить с вышеизложенным замечанием совещательного присутствия техников строительного отделения». В советское время храм был закрыт и разорен, разрушена его глава.

    Кладбищенская церковь с одним престолом - в честь Святого благоверного князя Александра Невского, построена в 1868 г. усердием княгини Анны Васильевны Голицыной (1793-1868, урожденной Ланской) и прихожан. Одновременно с церковью сооружена каменная колокольня. Церковная утварь и ризница пожертвованы в церковь той же княгиней Анной Голицыной.

    Причт церковный состоял из двух священников, диакона и двух псаломщиков. Дома у причта собственные на церковной земле. Приход: село Сима и деревни: Коленово, Марково, Теслово, Бильдино и Петрятково; расстоянием от церкви деревни не далее 4-х верст.

    Всех дворов в приходе 387, душ мужеского пола 1131, а женского пола 1336 душ.

    В 1881 г. Министерством Народного Просвещения разрешено открытие сельского двухкласного училища в Симе. Все училищные здания приготовил за свой счёт местный помещик князь Александр Борисович Голицын на сумму до 10 000 рублей.

    Осенью 1918 г. начался массовый призыв крестьянской молодежи в Красную Армию. По всей стране вспыхнули стихийные восстания. Призывники подняли осенью 1918 г. мятеж в Юрьевском уезде. Он был подавлен местными чекистами. Однако после этого в уезде все чаще случались волнения, они становились все более массовыми.

    Поэтому 26 мая 1919 г. для поимки дезертиров в Юрьевский уезд был послан отряд из Владимира. Дезертиры успели скрыться. Отрядом были взяты заложники в Анькове. Дезертиры, узнав об этом, ворвались в село, обезоружили отряд. При этом шесть красноармейцев погибли и шесть ранены. 1 июня 1919 г. в уезде было введено военное положение. Для борьбы с «зелеными» в уезде были созданы четыре крупных отряда, которые устраивали облавы на них, брали в заложники семьи дезертиров. Но эти меры не смогли умиротворить крестьян. Недовольство жителей уезда ширилось и нарастало. Были убиты военкомы Симской и Никульской волостей. В с. Сима был создан повстанческий штаб во главе с Никандром Крюковым, разогнан Совет.

    В выпущенном воззвании предписывалось всем крестьянам уезда в возрасте от 16 до 65 лет вооружиться и идти на Юрьев. В Симе был молебен перед походом на Юрьев. За это впоследствии местный священник был расстрелян карательным отрядом. Утром 11 июля толпы крестьян разгромили военкоматы в Симе, Паршине, Петрове (если Паршино - это современная Парша, и Петрово - Петровское Большое или Малое, то город был окружен восставшими с трёх сторон) и вошли в Юрьев-Польской. Численность наступавших была от 5 до 10 тысяч вооруженных крестьян. Восставшие разгромили военкомат, клуб коммунистов и напали на артиллерийский склад. Ими было захвачено несколько тысяч винтовок. Мятежники обстреляли отряд уездного военкома, в результате чего погиб один красноармеец. Коммунистов ловили и сажали в тюрьму. Восставшие смогли удержать город в своих руках только в течение нескольких часов.

    В этот же день Юрьев-Польской был взят красноармейцами и чекистами. При штурме погибли десять красноармейцев и двадцать мятежников (часть из них была расстреляна на месте). Позднее прибыл из Москвы отряд ВЧК с артиллерией и бронеавтомобилем. Они расстреляли еще 14 человек. Во время преследования восставших в Черкутинской волости произошел бой, в котором были уничтожены 13 мятежников. При зачистке близлежащей территории - еще 18 человек. Комиссия по ликвидации последствий мятежа за полмесяца работы рассмотрела 700 дел. В результате ее работы были расстреляны 29 человек. Кроме того, на всех крестьян уезда была наложена огромная контрибуция и трудовая повинность. После ликвидации мятежа из уезда было «выкачано», как сказано в документе, более двух с половиной тысяч дезертиров. Несмотря на предпринятые меры, власти отмечали, что «и теперь замечена тенденция к новым восстаниям». Они не ошиблись. 31 июля 1919 г. вновь произошло вооруженное столкновение в Симе. Мятежники испортили телефон и телеграф, спилили столбы и сняли проволоку. Это было далеко не последнее выступление дезертиров. Движение «зеленых» в Юрьевском уезде было окончательно подавлено лишь в 1924 г.

    В 1930 г. житель Юрьева-Польского Крюков, брат Никандра Крюкова, главаря восстания 1919 г., был лишен имущества.

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос