Петушки.

Успенская церковь

Дата публикации или обновления 14.10.2017
  • Храмы Владимирской области
  • Создано с использованием книг протоиерея Олега Пэнежко.
  • Города: БоголюбовоВладимирКиржачМуромПокровСуздальЮрьев-Польский
  • Храмы Владимирской области.
    Город Покров. Петушинский и Собинский районы.

    Церковь Успения Божией Матери

    Город Петушки.

    Деревня Петушки впервые упоминается в документах в 1678 г.

    В 1705 г. в Петушках 76 дворов. Петушки были в приходе церкви Богоявления с. Крутец. В деревне была почтовая станция.

    В 1860 г. Петушки посетил писатель В.А. Слепцов: «Меня очень занимают Петушки. Я теперь в старом гнезде дворников (содержателей постоялых дворов. - О. П.) и ямщиков троечников, доживающих свои последние дни».

    В 1861 г. поблизости от деревни прошла железная дорога и была построена станция «Петушковская» с железнодорожным вокзалом. При станции образовался поселок.

    В 1910 г. братья Крашенинниковы строят здесь ткацкую фабрику.

    В 1913 г. построена столярная фабрика, а в 1915 г. - завод по производству кирпича.

    В 1965 г. пристанционный поселок Новые Петушки получил статус города.

    Петушки, исстари стоявшие на Владимирском тракте, стали именоваться Старыми Петушками. Ныне существующий каменный трехпрестольный храм Успения Божией Матери (другие престолы: Апостола Иоанна Богослова (вначале был Покрова Божией Матери) и Святителя Николая Мирликийского Чудотворца) построен в 1910 г. Потомственным почетным гражданином Иваном Павловичем Кузнецовым. С северной стороны храма он и похоронен. До образования прихода в Старых Петушках Иван Павлович был старостой в Богоявленской церкви с. Крутец (Леоново), сменив на этом посту своего отца. У И.П. Кузнецова в Старых Петушках был дом, в обветшавшем виде он сохранился до нашего времени (станция скорой помощи), сохранился и парк усадьбы. И.П. Кузнецов построил дома для священника, диакона и псаломщика (сохранились до нашего времени напротив храма), построил и каменное здание для школы.

    В статье об освящении храма (от 7 августа 1910 г.) «Владимирские епархиальные ведомости» писали о внутренней отделке храма: «Своей стильностью, художественностью и изяществом он (храм. - О.П.) производил на посетителя обаятельно-художественное впечатление... Иконостас резной дубовый, великолепной работы, с легкими штрихами позолотой...

    Иконы редкой художественной работы... Стенная живопись - копии с картин знаменитых художников: Васнецова, Поленова, Семирадского и др. в прекрасном исполнении... Вообще нужно сказать, что храм этот по внутренним своим украшениям является редким и единственным в своем роде и мог бы служить украшением любого города...» Храм освятил архиепископ Владимирский и Суздальский Николай (Налимов, ум. 1914, рукоположен в 1890 г. во епископа Ладожского, с 1892 г. ~ епископ Гдовский, с 1893 г. - епископ Саратовский и Царицынский, с 1899 г. -архиепископ Финляндский и Выборгский, с апреля 1905 г. - архиепископ Тверской, с июля 1905 г. - архиепископ Карталинский и Кахетинский, экзарх Грузии, с июня 1906 г. на покое, с июля 1906 г. -- архиепископ Владимирский и Суздальский).

    Первым настоятелем храма был священник Петр Григорьевич Покровский (ум. 1953), диакон - Андрей Левитов (похоронен у алтаря храма), псаломщик - Владимир Петрович Добронадеждин. Церковным старостой был Иван Архипович Кузьмин, его сменил Александр Ефимович Крашенинников.

    Рядом со строителем храма И.П. Кузнецовым в 1966 г. похоронен игумен Платон (Климов, ум. 1966), с 1914 г. в Зосимовой пустыни, после ее закрытия - в Гефсиманском скиту, потом служил в храмах с. Мишутино и Софрино.

    В 1935 г. арестован и приговорен к трем годам ссылки, с 1940 г. - в Петушках.

    В 1940 г. недолго служил в Успенском храме.

    В 1945 г. назначен настоятелем Богоявленского храма в Крутце.

    В 1953 г., после смерти о. Петра, опять недолго служил в Петушках.

    В начале 1930-х гг. были сброшены и увезены на переплавку колокола Успенского храма. 61930-х гг. были арестованы служивший в храме еще с 1920-х гг. сначала диаконом, потом Рукоположенный во священника, Феодор Алексеевич Благоволин, диакон Иосиф Потапов (1899-1981, позднее священник, протоиерей), друг святителя Афанасия (Сахарова).

    Иосиф Афанасьевич Потапов родился в д. Прокунино Судогодского уезда в семье железнодорожника. Семья была благочестивой, и братья Потаповы, Александр и Иосиф ещё с детских лет читали и пели в храме. Иосиф Потапов окончил железнодорожное училище, но железнодорожником не стал, он стал послушником Боголюбовского монастыря, и письмоводителем в канцелярии первого викария Владимирской епархии, епископа Евгения (Мерцалова), бывшего и настоятелем Боголюбовского монастыря. Иосиф был и келейником преосвященного Евгения. В 1919 г. Иосифа Потапова призвали в Красную армию, после службы в Костроме, Нерехте и Кашире, он в 1920 г., был направлен во Владимир, Здесь он познакомился с архимандритом Афанасием (Сахаровым), будущим епископом.

    В 1922 г. И. Потапова демобилизовали, и в феврале того же года епископ Ковровский Афанасий рукоположил Иосифа во диакона. Когда в том же 1922 г. владыку Афанасия арестовали, но диакон Иосиф сумел, пока Владыка был во Владимирской тюрьме, переправлять ему письма и получать ответы. Когда Владыку выслали на два года в зырянский край, он часто писал письма еврей матери, Матроне Андрееевне, и она ему отвечала, хотя не умела писать, за нее писал диакон Иосиф. В 1931 г. Иосифа Потаповав арестовали, и приговорили к 3-м годам заключения в лагере.

    В 1934 г. диакон Иосиф вернулся из заключения, ему предложили служить в Успенской церкви в Петушках. Неподалеку, в д. Горушка, нелегально поселился владыка Афанасий. В 1936 г. его арестовали, и на следующий день был арестован и Иосиф Потапов. Он снова получил 3 года лагерей.

    В 1939 г. о. Иосиф вернулся из заключения в Петушки, но служить в церкви власти ему не разрешили, и он работал конюхом, во время войны был призван в стройбат, строил укрепления в осажденном Ленинграде. В 1946 г. по настоятельной просьбе митрополита Ленинградского и Новгородского Григория (Чукова), Иосифа Потапова демобилизовали, и он был назначен диаконом в Никольский собор в Новгороде.

    В 1947 г. о. Иосифа рукоположили во иерея. После возвращения владыки Афанасия из заключения, о. Иосиф каждый год навещал его в Петушках. После кончины преосвященного Афанасия, о. Иосиф, для того, чтобы в доме, где жил Владыка, всё сохранилось как при нём, благословил свою прихожанку на переезд из Новгорода в Петушки, для того чтобы быть хранительницей дома, где жил Владыка.

    В 1936 г. был арестован бывший староста храма 68-летний кузней отец 13 детей, Петр Васильевич Баканов (умер в тюрьме).

    В 1937 г. расстрелян зять Петра Васильевича певчий Сергей Александрович Богомолов.

    В истории русского народа никогда не исчезали подвижники духовной жизни, указывавшие всем пути веры и любви Христовой. Одни» таких подвижников был преосвященный Афанасий (Сахаров, 1887 - 1962), епископ Ковровский. Последние годы его жизни прошли в Петушках, и вся его жизнь на свободе была связана с Владимирской землей. Он родился 2 июля (ст.ст.) 1887 г. во Владимире, там же он окончил духовную семинарию и ректором Московской духовной академии епископом Волоколамским Феодором (Поздеевским) был пострижен в монашество с именем Афанасий, в честь Патриарха Цареградского. Получил посвящение во иеродиакона, потом в иеромонаха. Состоял членом совета Владимирской епархии, заведовал беседами и чтениями при Успенском кафедральном соборе. Уже в сане архимандрита его назначили наместником двух древних монастырей епархии, Боголюбовского и Владимирского (Рождества Пресвятой Богородицы). 10 июля 1921 г. митрополит Владимирский Сергий (Страгородский), будущий Патриарх Московский и всея Руси, возглавил хиротонию архимандрита Афанасия во епископа Ковровского, викария Владимирской епархии.

    Первый арест владыки Афанасия произошел 20 марта 1922 г. и положил начало многолетним мытарствам. Тюрьмы - Владимирская, Таганская в Москве, Зырянская и Туруханская ссылки, лагеря - Соловецкие, Беломоро-Балтийские, Онежские, Мариинские в Кемеровской области, Темниковские в Мордовии. Его готовили к расстрелу, на Соловках владыка заразился тифом, но Господь хранил страдальца, и владыка выжил буквально чудом. В начале Великой Отечественной войны его отправили в Онежские лагеря Архангельской области пешим этапом, причем свои вещи заключенные несли на себе.

    В результате тяжелой дороги и голода владыка так ослабел, что всерьез готовился к смерти. Лагеря сменились бессрочной ссылкой в Омскую область, в одном из совхозов владыка работал ночным сторожем на огородах. 9 ноября 1951 г. для 64-летнего святителя окончился срок лагерных мытарств, но его в принудительном порядке поместили в дом инвалидов на станции Потьма в Мордовии, где режим почти не отличался от лагерного. Однако и в заключении владыка видел духовную пользу, возможность проявить силу своей веры. С окружающими держался просто и задушевно, находя возможность утешить тех, кто "с воли" обращался к нему за поддержкой. Его никогда нельзя было увидеть праздным. Получая посылки и денежную помощь, он щедро делился с нуждающимися, причем не только с единомышленниками.

    В 1955 г. епископа Афанасия освободили из Потьминского инвалидного дома, и вскоре он выбрал для жительства пос. Петушки. Хотя формально он находился на свободе, власти всячески сковывали его действия. Ему раздали совершать богослужения только при закрытых дверях храма и 63 архиерейских регалий. Несколько раз Владыка сослужил Святейшему Патриарху Алексию (Симанскому). Владыка тяжело переживал новый этап гонений на Церковь в период "хрущёвской оттепели". Даже свой уход на покой он рассматривал как уклонение от борьбы и хотел просить назначения викарным епископом, но подорванное здоровье не позволило продолжить служение.

    В тюрьмах, лагерях и ссылке Владыка преисполнялся удивительной энергии, находя спасительные для души занятия. Так, в застенках возникла удивительная в литургическом смысле служба всем русским святым (работа над службой началась еще в 1917 г.), впервые совершенная в 172-й камере Владимирской тюрьмы. Смерть матери побудила его не только к горячим молитвам, но и к написанию труда "О поминовении усопших по Уставу Православной Церкви". В августе 1941 г. Владыка составил "Молебное пение об Отечестве", также в период заключения - молебные пения "О сущих в скорбях и различных обстояниях", "О врагах, ненавидящих и обидящих нас"," О сущих в темницах и заточении", "Благодарение о получении милостыни", "О прекращении войн и о мире всего мира".

    В 1955 г. Владыка получил приглашение Святейшего Патриарха принять участие в подготовке Церковного календаря. Вскоре его назначили председателем Календарно-богослужебной комиссии при Священном Синоде, но в апреле 1958 г. комиссия была упразднена. Paбота Владыки по собиранию и редактированию служб русским святым послужили основой для издания Московской патриархией Богослужебных Миней в 1970-1980-х гг. По благословению патриарха Алексия владыка писал отзывы на новые богослужебные последования, по благословению и эскизу Владыки монахиня Иулиания (М.Н. Соколова) в 1934 г. написала икону Собора всех святых, в земле Российской просиявших.

    Никто никогда не слышал от Владыки ни слова ропота на тюремное прошлое, каждого он встречал незлобием, участием и любовью. Живя в Петушках, Владыка получал до 800 писем в год, к Рождеству и Пасхе он отправлял до 30-40 посылок нуждающимся. Молитва заполняла всю жизнь святителя и многие по его молитве получали помощь. За два месяца до кончины Владыка начал говорить, что ему пора умирать. 28 октября 1962 г., в воскресенье, он тихо предал свой дух Богу.

    Отпевание было совершено во Владимирском Успенском соборе. Похоронен он во Владимире на кладбище близ Князь-Владимирского храма. Поместным собором Русской Православной церкви в 2000 г. причислен к лику святых.

    В советское время храм в с. Петушках не закрывался. В Петушках, после ссылки, несколько лет прожил у своего духовного сына преподобномученик Иларион (в миру Иван Андреевич Громов). Он родился в 1864 г. в с. Крупшево Каблуковской волости Тверского уезда Тверской губернии, в крестьянской семье. Иван Андреевич поступил послушником в Пантелеймонов монастырь на Афоне, где подвизался до 1914 г., когда был переведен на подворье Афонского монастыря в Москве.

    Здесь он принял монашеский постриг с именем Иларион, был рукоположен во иеромонаха и назначен старшим монахом, руководил различными монастырскими послушаниями. С 1922 г., в связи с начавшимися гонениями на Русскую Православную Церковь и массовым закрытием монастырей, иеромонах Иларион стал служить сверхштатным священником в храме Григория Неокесарийского в Москве. В декабре 1930 г. ОГПУ по распоряжению советского правительства приступило к мероприятиям по выселению из Москвы священнослужителей, монахов и монахинь закрытых монастырей и активных мирян. 17 января 1931 г. иеромонах Иларион был вызван в ОГПУ на допрос.

    Убедившись из расспросов, что перед ним иеромонах, следователь спросил его, ведет ли он агитацию против советской власти, а также что он отвечает верующим, когда те спрашивают, есть ли в настоящее время гонения советской власти на религию. Отец Иларион ответил: «Агитации против советской власти я не веду, верующим, которые обращаются ко мне по вопросу о гонении на религию, я всегда объясняю так, что всякая власть дается от Бога, а поэтому всякой власти надо подчиняться и переносить все гонения на религию».

    Выяснив, что иеромонах Иларион считает, что при советской власти гонения есть, следователь отпустил его, взяв подписку о невыезде. Всего в Москве было допрошено и подготовлено к выселению монахов, монахинь и мирян более 400 человек. Их объединяли в группы, которыми занимались отдельные следователи. 29 января 1931г. следственные действия, касающиеся той группы, в которую входил иеромонах Иларион, были закончены и составлено обвинительное заключение, где писалось, что они, «монахи, монашки, бывшие домовладельцы и торговцы, будучи активными церковниками-монархистами, группируясь вокруг реакционных московских церквей, систематически ведут антисоветскую агитацию о религиозных гонениях, чинимых советской властью...

    Квартиры их являются убежищем для всякого рода контрреволюционного элемента». 8 февраля 1931 г. Особое совещание при Коллегии ОГПУ приговорило всех арестованных к трем годам ссылки. Половина арестованных была отправлена в Казахстан, а половина, в которую попал и иеромонах Иларион, в Северный край, на строительство железнодорожной ветки в глухой тайге, где условия работы и жизни были самые тяжелые. Сюда было сослано много духовенства, и многие здесь умерли от болезней и непосильного труда.

    В 1934 г., по окончании срока ссылки, отец Иларион вернулся в Москву и попытался по документам, выданным в ссылке, получить паспорт, но ему в этом было отказано. Он уехал во Владимир, получил документы и поселился у своего духовного сына в Петушках, где прожил несколько лет, время от времени приезжая в Москву для духовного окормления своих духовных чад. Здесь он ходил в храм Ризоположения на Донской улице, но поскольку ввиду надзора властей за церковной жизнью служить не мог, служил на квартирах своих духовных детей, - во многих из них были устроены небольшие домашние церкви, в частности, в квартире диакона Иоанна Хренова, служившего когда-то в храме Сорока Мучеников вблизи Новоспасского монастыря. Материально помогал отцу Илариону его духовный сын Николай Рейн.

    В один из приездов в Москву 10 января 1937г. о. Илариона сбил трамвай. Травма была не смертельна, но все же за ним потребовался уход, и его взяла к себе духовная дочь, которая выправила ему паспорт по документам, данным ему во Владимире. Впоследствии в течение нескольких месяцев он жил у разных духовных детей, поскольку на одном месте оставаться долго было опасно - гонения на Церковь все более усиливались.

    26 августа 1937 г. иеромонах Иларион был арестован, заключен в Бутырскую тюрьму в Москве и допрошен. Отец Иларион не признал себя виновным, и следователь не настаивал, для него было достаточно показаний лжесвидетеля, с которым о. Иларион был знаком, а также и того, что священник был судим за контрреволюционную деятельность в 1931 г. 5 октября 1937 г. следствие было закончено.

    Отца Илариона обвинили в том, что «он являлся активным участников контрреволюционной церковно-монархической группы, на квартирах их единомышленников совершал тайные богослужения, проводил систематическую антисоветскую агитацию, высказывал фашистские настроения, распространял контрреволюционные провокационные слухи о якобы существующем в СССР гонении на религию и духовенство».

    8 октября "тройка" НКВД приговорила о. Илариона к расстрелу. Иеромонах Иларион (Громов) был расстрелян 11 октября 1937 г. на полигоне Бутово под Москвой.

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос