Андреевское. Андрея

Первозванного церковь

Дата публикации или обновления 14.10.2021
  • Храмы Владимирской области
  • Создано с использованием книг протоиерея Олега Пэнежко.
  • Города: БоголюбовоВладимирКиржачМуромПокровСуздальЮрьев-Польский
  • Храмы Владимирской области.
    Город Покров. Петушинский и Собинский районы.

    Церковь Апостола Андрея Первозванного

    Село Андреевское.

    Это село, стоящее на р. Пекше, входило в состав государевой Матренинской волости. Его название появляется в документах с середины XVIII в., до этого Андреевское было известно как деревня Бузино.

    В 1703 г. здесь владельцем волости стольником Андреем Федоровичем Нарышкиным была построена деревянная церковь Святого апостола Андрея Первозванного, давшая селу имя.

    Новый владелец, Роман Илларионович Воронцов (1717-1783), выбрал Андреевское для устройства усадьбы. Дом сооружался под наблюдением архитектора Николая фон Верка. Роман Илларионович был сенатором при императрице Елизавете, в 1760 г. грамотой императора Франца I возведен с потомством в графы Священной Римской империи, стал генерал-аншефом при Петре III, при Екатерине II сначала был в опале (его дочь Елизавета была фавориткой Петра III и самим своим существованием доставила будущей Екатерине II много горьких минут), затем Роман Илларионович был назначен наместником Владимирской, Пензенской и Тамбовской губерний. Екатерина II его не любила и охотно верила слухам о его лихоимстве, в придворных кругах было известно его прозвище «Роман -большой карман».

    В 1772--1779 гг. в Андреевском построена каменная, ныне существующая церковь с колокольней. Главный престол освящен во имя Святого апостола Андрея Первозванного, придел - во имя Святых страстотерпцев благоверных князей Бориса и Глеба.

    Р.И. Воронцов погребен в Димитровском соборе г. Владимира. После него селом владел Александр Романович Воронцов (1741-1805). Он воспитывался в доме дяди, елизаветинского канцлера графа Михаила Илларионовича Воронцова. Службу в Измайловском полку начал с 15 лет, учился в Страсбургском военном училище, побывал в Париже и Мадриде, был послом при Венском дворе, потом в Англии и Голландии. Участвовал в заключении важнейших договоров России с Францией, Швецией, Турцией.

    В 1768 г. оставил дипломатическое поприще. При Екатерине II Воронцов-сенатор, президент Коммерц-коллегии (с 1773 г.). Александр Романович покровительствовал и помогал в несчастье служившему по его ведомству автору книги «Путешествие из Петербурга в Москву» Александру Радищеву и после ареста - его семье, заступился за Гавриила Романовича Державина, которому грозил суд за превышение власти на посту тамбовского губернатора (многие полезные начинания Державина вызвали зависть вышестоящего начальника). В 1794 г. Воронцов просил об отставке. Екатерина его не удерживала.

    Она сказала: «Всегда знала, а теперь наипаче ведаю, что его таланты не суть для службы моей, сердце принудить нельзя, права не имею принудить быть усердным ко мне». Александр Романович всегда стоял в отдалении от двора. Воронцов не знал страха и угодливости, когда ему приходилось отстаивать то, что он считал полезным для государства или дорогим для себя, во имя того или другого нравственного принципа. Он не был способен быть «пешкой» в руках временщиков, своей оппозицией граф Воронцов доставил много неприятных минут Потемкину, сама Екатерина часто встречала в нем строгого критика. При Павле I Воронцов находился в отставке. Не страшась гнева императора, он дал приют у себя своему опальному другу Лафермьеру. С воцарением Александра I А.Р. Воронцов вернулся к государственным делам. 28 апреля 1801 г. назначен в Сенат. 2 мая того же года получил Андреевскую ленту, в день коронации - чин действительного тайного советника 1 -го класса.

    В 1802 г. он пожалован в канцлеры и ему было поручено управление всей дипломатической частью, содействовал сближению России с Англией и формированию антифранцузской коалиции, занимался преобразованием Сената и устройством министерств. Воронцов переписывался с Вольтером и Даламбером, но был ожесточенным противником революции. Скоро обнаружился разлад между близкой к императору «молодой партией» и канцлером. Отличительным свойством характера графа была твердость. Он был настойчивым в работе и смелым в защите своих убеждений, обладал феноменальной работоспособностью, необыкновенной памятью и обширными историческими познаниями. В феврале 1804 г. граф Воронцов получил отпуск «на сколько ему угодно» и удалился в Андреевское. Здесь он умер 2 декабря 1805 г. и был похоронен в усадебной церкви. В 1865 г. князем Семеном Михайловичем Воронцовым и его супругой Марией Владимировной было устроено надгробие, выполненное скульптором Руфинони, поставлена чугунная ограда над могилой, в советское время надгробие было уничтожено.

    Во второй половине XVIII в. в Андреевском был построен дворец (на фотографии изображен садовый фасад дворца), служебные корпуса, конный двор (1783), кузница и др. здания. При A.R Воронцове в Андреевском был крепостной театр, картинная галерея, хранился огромный исторический архив.

    У Александра Романовича в Андреевском несколько раз гостила сестра, Екатерина Романовна Дашкова (1743-1810), урожденная Воронцова, писательница, директор Петербургской академии наук и Российской академии. Двух лет она лишилась матери и была взята на воспитание дядей, графом М.И. Воронцовым. Она воспитывалась вместе с единственной дочерью канцлера, Елизаветой, будущей фавориткой императора Петра III. Воспитание Екатерины Романовны ограничивалось изучением иностранных языков и танцами. Но графиня Екатерина, одаренная от природы умом и редкими способностями, сумела дополнить недостатки образования серьезным чтением, и в 15 лет за ней уже утвердилась репутация ученой. Воронцова была некрасива: маленького роста, с быстрыми движениями, лишенными грации, толстыми щеками, приплюснутым носом и испорченными зубами, она казалась старше своих лет.

    Екатерина была пристрастна в своих суждениях и способна к увлечениям в дружбе и вражде. Она во всем хотела быть первой, ее необузданная ревность тяжким гнетом ложилась на близких и друзей. В 1758 г. она впервые встретилась с великой княгиней Екатериной, была ею очарована и привязалась к ней. Но в феврале 1759 г. Екатерина Воронцова вышла замуж за князя М.И. Дашкова, уехала в Москву и 2 года не видалась с великой княгиней. Возвратясь в Петербурга, незадолго до кончины Елисаветы Петровны, Дашкова старалась узнать планы Екатерины, но последняя «боялась ее 19-и лет и ее родства»; однако, великая княгиня продолжала ее ласкать - ей нужны были и ее преданность, и ее родство. Дашкова интриговала в пользу Екатерины, а когда переворот благополучно совершился, серьезно верила, что императрица ей обязана престолом, и потому ждала себе исключительной благодарности.

    Получив Екатерининскую ленту И 24 000 рублей и не заняв первого места около Екатерины, Дашкова, оскорбленная, удалилась от двора, навлекая на себя неудовольствие императрицы «нескромной свободой языка»; не помогло и пожалование в статс-дамы. 17 августа 1764 г. Дашкова лишилась мужа и вскоре уехала надолго за границу, с целью воспитания сына (окончил Эдинбургский университет). Там она скорее могла найти удовлетворение своей раненой душе: Вольтер, принимал ее как друга императрицы и еиновницу переворота; ученые восхваляли ее любовь к просвещению; сам Фридрих Великий удостоил ее беседой. За границей Дашкова сделалась членом многих ученых обществ и академий; за ней утвердилась слава просвещеннейшей женщины своего времени, друга философов, и едва она вернулась в Россию, как Екатерина, чувствительная к тому, что говорилось на Западе, в ноябре 1782 г. сделала Дашкову директором Академии наук и художеств.

    Дашкова расширила деятельность академии, и ей принадлежит честь учреждения при ней особой «Российской академии» для изучения «российского слова». Вступление на престол императора Павла повлекло за собой отрешение Дашковой от всех должностей и ссылку в деревню, откуда она возвратилась только с воцарением Александра I. При дворе она поражала своей эксцентричностью, старинными костюмами и манерами, и здесь сумела своей известной скаредностью, склонностью к тяжбам и кляузам, заслужить всеобщее нерасположение. В 1801 г., при вступлении на престол Александра I, члены Российской академии единогласно решили пригласить Дашкову снова занять председательское место в академии, но Дашкова отказалась. Она умерла 4 января 1810 г. и похоронена в церкви с. Троицкого. Княгиня Дашкова оставила интересные «Записки» о своей жизни, далеко не беспристрастные. Ее трудами в Андреевском был разбит парк.

    Александр Романович не был женат. Усадьба перешла к его брату, Семену Романовичу (1744-1832). Он воспитывался в доме своего дяди, графа М.И. Воронцова. В 16 лет совершил путешествие по России и Сибири. В 1762 г. из камер-пажей пожалован в камер-юнкеры, но по его желанию был произведен в поручики Преображенского полка. За верность Петру III он был арестован. Служба в гвардии опротивела ему, и по ходатайству дяди он был назначен советником посольства в Вене.

    В 1766 г. Семен Романович назначен премьер-майором, вместо полагавшегося ему чина полковника, в Гренадерский полк. После этого вышел в отставку. Когда началась война с турками он снова поступил на службу, отличился в битвах с турками при Ларге и Кагуле, получил чин полковника и ордена Св. Георгия 3-й и 4-й степеней. По заключении мира, по недоброжелательству Потемкина, был произведен лишь в бригадиры. В 1776 г. вышел в отставку с чином генерал-майора. В1780 г. Семен Романович женился на Екатерине Алексеевне Сенявиной (1761-1784). С 1782 г. он - полномочный министр в Венеции. Переведен в Лондон, приехал туда, похоронив нежно любимую жену.

    Посланнике 1784 г., он заслужил расположение английского общества и, благодаря своей твердости и дальновидности, оказал большие услуги России, добился возобновления торгового договора между Россией и Великобританией, дававшего большие льготы русским купцам. Резкое противодействие фавориту Екатерины II Платону Зубову, вмешавшемуся во внешнеполитические дела, вызвало охлаждение императрицы к Семену Романовичу. Кроме того, он расходился с правительством во мнениях относительно политики вооруженного нейтралитета, которую находил невыгодной для России, и по поводу раздела Польши, который считал несправедливым, ему удалось предотвратить соглашение о заселении британскими каторжниками Крыма, он был против назначения на дипломатические посты иностранцев, многих из них он называл невеждами и проходимцами.

    При Павле I он получил чин генерала от инфантерии (1796), звание чрезвычайного и полномочного посла, награжден орденом Св. апостола Андрея Первозванного, в 1798 г., в день коронации, возведен в графское достоинство Российской империи. Император предлагал ему место канцлера. Но скоро Воронцов навлек на себя гнев Павла «различными представлениями, вопреки воле его». В 1800 г. Семен Романович отставлен, с дозволением «жить где захочет». Воронцов остался в Англии. Семену Романовичу грозила конфискация его имений в России, но через месяц взошедший на престол император Александр I отменил это распоряжение и вновь назначил Воронцова послом в Англии. Усложнение политической обстановки, семейные неурядицы, смерть брата, заставили Семена Романовича просить об отставке, которая ему была дана в 1806 г. Он остался в Англии до самой смерти.

    В Воронцове, по мнению современников, было «много блистательных свойств ума и любезных качеств, увенчанных скромностью, благородною наружностью, учтивым и ласковым обращением». Горячее сердце сочеталось в нем с возвышенным умом и редким благодушие Нежный отец и брат, он был сильным человеком с твердым характером.

    Он писал: «Твердость есть наипервейшее качество человека, разум и знание без твердости ни чего не значат». Воронцов хорошо знал англичан и высоко ценил их культуру, но был против перенесения английских учреждений на некультурную русскую почву и опасался «широких скачков от деспотизма к анархии». Он живо интересовался внутренними делами России, соблюдал в Англии православные посты, и в старости хотел жить поближе к русской церкви. Воронцов, несмотря на свое внешнее англоманство, имел полное право говорить: «Я русский и только русский». Его любимая до обожания, единственная дочь Екатерина (1783-1856), была слабого здоровья. Она получила блестящее образование, отлично знала языки (в 12 лет перевела с французского на русский трагедию «Смерть Адама»), классиков, музыку, пение. Помогала отцу вести переписку с его многочисленными друзьями.

    Летом 1802 г. он привез дочь в Россию, она понравилась при дворе и несла придворную службу фрейлины при вдовствующей императрице Марии Феодоровне. Дела Семена Романовича были запутаны, одно время он опасался конфискации своих имений в России, при императоре Павле, и боялся полного разорения, он обрадовался, когда дочь приняла предложение сына его давнишней приятельницы, лорда Георгия-Августа графа Пемброк, 40-летнего вдовца с двумя детьми. Семейная жизнь ее с положительным и уравновешенным мужем, предпочитавшим, как и она, сельскую жизнь и домашний круг, протекала тихо и счастливо. Овдовев в 1827 г., она посвятила себя воспитанию детей и уходу за престарелым отцом.

    Покупкой земель Семен Романович увеличивал Андреевскую вотчину (в числе прочих были куплены Анкудиново, Филатово).

    Ему наследовал сын, Михаил Семенович Воронцов (1782-1856), который детские годы и юность провел в Англии. 4-х лет получил чин прапорщика гвардии, но служить начал в 1803 г. - был командирован на Кавказ в распоряжение знаменитого тогда генерала Цицианова. В бойне с Наполеоном, в Пруссии, в битвах при Пултуске и Фридланде Воронцов командовал 1-м батальоном Преображенского полка. Участвовал в войне с Турцией. В 1812 г. он дрался с французами под Смоленском. При Бородине дивизия Воронцова защищала Шевардинский редут. На следующий день дивизия Воронцова вступила в бой за флеши, получившие свое имя от смертельно раненного здесь Багратиона.

    Сражение за флеши продолжалось более 6 часов, 7 раз превосходящие силы французов бросались в атаку. Дивизия Воронцова была почти полностью уничтожена. Он сам был ранен, ведя батальон гренадер в штыковую атаку. Когда раненого Михаила Семеновича привезли в Москву, то он увидел у своего дома около сотни подвод, присланных из Андреевского для того, чтобы увезти из угрожаемой неприятелем Москвы имущество графа. Воронцов приказал разгрузить телеги и отправить на них раненых. Осенью 1812 г. он устроил в Андреевском госпиталь примерно на 50 офицеров и 300 солдат, в большинстве получивших ранения в. Бородинской битве, где и сам Михаил Семенович, к тому времени генерал-майор, получил рану в бедро. Он лечился в Андреевском с начала сентября до конца октября 1812 г. и, едва оправившись, уехал в действующую армию. Войска любили своего молодого начальника, мягкий характер которого и европейское воспитание мало гармонировали с суровым режимом службы того времени.

    Михаил Семенович участвовал в заграничном походе русской армии, командовал авангардом 3-й Западной армии, занял г. Познань (произведен в генерал-лейтенанты), был в битве народов под Лейпцигом, в битве при Краоне (1814), командуя отдельным отрядом, с успехом отразил нападение самого Наполеона. За этот бой Воронцов был награжден орденом Св. Георгия 2-й степени. В 1815-1818 Щ М.С. Воронцов командовал русским оккупационным корпусом во Франции и несколько расстроил свое состояние, удовлетворив претензии кредиторов всех неимущих офицеров своего корпусу После окончания войны с Наполеоном Михаил Семенович в 1819 г. в Париже женился на Елизавете Ксаверьевне (урожденной графине Браницкой). В 1855 г. Михаил Семенович начал записывать свои воспоминания словами: «Я начну эту тетрадь с года 1819-го, памятного мне, поскольку в этом году я заключил в Париже мой брак, который дал столько счастья на протяжении З6-ти лет». Елизавета Ксаверьевна долго жила при строгой матери деревне. Путешествуя с матерью за границей, она познакомилась с командующим русским корпусом во Франции Воронцовым. Елизавета Ксаверьевна принесла мужу огромное состояние. Молодые направились в Лондон, навестить отца и сестру Михаила Семеновича, потом приехали в Москву. И вскоре Михаил Семенович привез свою молодую жену в Андреевское.

    В 1823 г. Воронцов был назначен новороссийским генерал-губернатором и наместником Бессарабской области. Административная деятельность Воронцова в Новороссийском крае вошла в историю: им приняты были разумные меры к заселению еще пустынных земель, получила широкое развитие внешняя торговля в портах Азовского моря. Одесса сделалась южной столицей России. В войне с Турцией в 1828-1829 гг. Воронцов оказал огромные услуги армии в снабжении ее провиантом и в мерах по борьбе с чумой. Войсками под его командованием была взята крепость Варна. В разгар войны (1828) он впервые завел торговое пароходство. С 1844 по 1854 г. - наместник на Кавказе и главнокомандующий Отдельным Кавказским корпусом. На Кавказе Воронцов имел неограниченные полномочия.

    В 1845 г. по плану, присланному из Петербурга, Воронцов совершил знаменитый Даргинский поход, прославленный героизмом солдат и их начальника. Поход не мог увенчаться успехом, войска вышли из приготовленной им горцами западни лишь благодаря распорядительности Воронцова, награжденного за этот подвиг княжеским достоинством. Он был первым из Воронцовых, кто получил титул князя, потом титул Светлейшего князя (1852).

    В 1848 г. разумными мерами Воронцова был покорен Дагестан. Русские войска, постепенно, устраивая лесные просеки, сжимали кольцо вокруг гнезда Шамиля. Воронцов сумел дать почувствовать кавказским народам выгоды культурного единения с Россией. Он начал разработку природных богатств Кавказа. Напряженная деятельность надорвала его силы, в 1853 г. Михаил Семенович просил об увольнении в отставку, был награжден чином генерал-фельдмаршала. Уехал для лечения заграницу и 7 ноября 1856 г. скончался, похоронен в Одесском соборе (разрушен в советское время).

    Михаил Семенович устроил в Андреевском ланкастерскую школу взаимного обучения для детей крестьян и дворовых. Попечителями и учителями были члены причта Андреевской церкви, в 1831 г. - священник Иоанн Благосклонский и дьячок Дмитрий Иванов, с 1853 по 1862 г. Учителем был диакон Иоанн Спасский (впоследствии рукоположен во иерея), законоучителем -священник Александр Петрович Виноградов. До самой революции в западном флигеле дворца помещалось двухклассное училище Министерства народного просвещения, здесь же находилась бесплатная библиотека-читальня.

    Окончательным земельным обустройством Андреевской вотчины занимался сын Михаила Семеновича, генерал-майор и генерал-адъютант, Князь Семен Михайлович Воронцов (1823-1882). Из-за земель в окрестностя с. Алексино он имел с соседями долгий процесс в суде.

    Его женой была Мария Васильевна, урожденная княжна Трубецкая, в первом браке Столыпина. Князь тщательно охранял Андреевское как памятник старины, управляющим усадьбой (а это все были люди образованные, занимавшие достаточно высокое положение в обществе, - полковник К.Ф. Гимбург, надворный советник Н. Д. Костырко-Стоцкий). Главной конторой в Санкт-Петербурге указывалось (например, в 1863 г., в ответ на представление управляющего о перестройке за ветхостью трех погребов), что «всякие изменения в плане служб Андреевского дома, как памятника старины, могут быть допущены не иначе как с согласия и разрешения Его Светлости». Брак Семена Михайловича был бездетным. В 1914 г. усадьбой владела графиня Елизавета Андреевна Воронцова-Дашкова (1845-1924, урожденная графиня Шувалова, дочь Софии Михайловны, урожденной Светлейшей княжны Воронцовой). Мужем Елизаеты Андреевны был граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков (1837-1916).

    Этой ветви рода Воронцовых в 1807 г. было предоставлено право присоединить к своей фамилии фамилию угасшего древнего рода князей Дашковых. Илларион Иванович с 1861 г. был адъютантом цесаревича Александра Александровича (будущего императора Александра III), флигель-адъютантом. Впоследствии стал другом императора Александра III. В марте 1881 г., после убийства Александра II, И.И. Воронцов-Дашков назначен начальником охраны императора в Гатчине, где временно поселяется Александр, был одним из организаторов «Священной дружины», призванной бороться с террористами. Воронцов-Дашков вел переговоры с исполнительным комитетом партии «Народная воля», цель которых - перемирие, предложение воздержаться от терактов до совершения коронации Александра III. Илларион Иванович начал службу в 1856 г., прервав занятия в Московском университете, он поступил вольноопределяющимся в лейб-гвардии Конный полк, заканчивалась Крымская война.

    В 1858 г. он снова в действующей армии, на Кавказе, начальствует над конвоем главнокомандующего.

    В 1864 г., по окончании Кавказской войны, возвращается в Петербург и снова приступает к выполнению обязанностей адъютанта великого князя Александра Александровича.

    В 1867 г. Илларион Иванович вступил в брак с графиней Елизаветой Андреевной Шуваловой. В их большой семье было четверо сыновей и четыре дочери: Иван (1868-1897), погиб от несчастного случая на охоте (на фотографии с сестрами Александрой и Софией), Роман (1874-1893), умер от болезни, Илларион (1877-1932), паж, потом гусар, с 1914 г. командир кабардинского полка, полковник, умер в эмиграции, Александр (1881-1938), Александра (1869-1959), фрейлина, замужем за графом П.П. Шуваловым, градоначальником Москвы, убит во время приема посетителей в 1905 г., Софья (род. 1870), фрейлина императрицы, замужем за Е.П. Демидовым, князем Сан-Донато, Мария (1871-1927), замужем за В.В. Мусиным-Пушкиным, Ирина (1873-1959), замужем за Д.С. Шереметевым, членом литературно-исторического кружка «Патриаршья палата», членом Общества ревнителей русского исторического просвещения.

    В 1865 г. Иллариона Ивановича посылают инспектировать войска в Среднюю Азию, где идет война с Кокандом.

    В 1867 г. он участвует в штурме крепости Джизак. В 1870-е гг. пожалован в генерал-адъютанты, произведен в генерал-лейтенанты и назначен начальником штаба гвардейского корпуса. В Русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Воронцов-Дашков командует кавалерией Рущукского отряда. В 1878 г. серьезно заболевает, и после лечения в Европе назначается командиром 2-й гвардейской дивизии. В 1881 г. в Лейпциге выходит книга «Письма о современном состоянии России», в этой книге одна глава написана Илларионом Ивановичем: «Государство, в котором земледелие в упадке, идет к окончательному разорению и гибели... разоренные же миллионы крестьян это пролетариат, с которым государству придется считаться».

    С 1881 по 1897 г. Воронцов-Дашков - министр Императорского двора и уделов. Он упростил структуру министерства и усилил контроль за деятельностью его хозяйственных органов. Превратил удельные капиталы в земельную собственность, развивал на удельных землях фермерство. Его деятельность выходила за рамки министерства, он активно участвовал в обсуждении правительственных инициатив в Особом совещании, Комитете министров и Государственном совете. Илларион Иванович тяжело переживал бездействие правительства и высшего общества в связи с надвигающимся голодом. В 1891 г., находясь в своем тамбовском имении, он писал царю: «Здесь мы собираемся голодать, жара свыше 40 градусов, озимые хлеба у крестьян погибли совершенно, а яровые выжигаются беспощадно, положение в высшей степени срочное и требует скорой помощи». Воронцов-Даш ков считал необходимым создать комитет помощи голодающим под эгидой императрицы или наследника престола. «А ежели бы при этом, Ваше Величество, объявили, что в виду общего бездействия в настоящем году при высочайшем дворе не будет ни балов, ни больших обедов, а деньги, обыкновенно на это истрачиваемые, Вы жертвуете как первую лепту в фонд Комитета для продовольствия, то это несомненно произвело бы на народ самое отрадное впечатление.

    Простите меня, Ваше Величество, за это письмо, но верьте, что по сопоставлении голодающего в темной избе мужика с Петербургскими франтами, роскошно ужинающими в освещенных залах Зимнего дворца, как-то становится совестно и нехорошо на душе».

    В 1896 г. разразилась ходынская катастрофа. Коронация нового императора была омрачена многочисленными жертвами -людьми, задавленными при раздаче царских подарков на Ходынском поле в Москве. Вину возлагали на заведовавшего церемониальной частью коронации министра двора и московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича. Воронцов-Дашков взял вину на себя и был уволен с поста министра двора.

    В 1897 г. назначен членом Государственного совета. В 1904-1905 гг. И.И. Воронцов - председатель общества Красного Креста. С 1905 по 1915 г. Воронцов-Дашков - наместник на Кавказе. Под влиянием революционных волнений, а Кавказ был одним из сильнейших очагов революционного движения, правительство вынуждено было восстановить кавказское наместничество, упраздненное в 1882 г. Наместник наделялся особыми полномочиями как в гражданской, так и в военной сферах управления. Кавказский наместник являлся членом Государственного совета, членом Совета и Комитета министров, главнокомандующим войсками, расквартированными в пределах наместничества, атаманом Кавказских казачьих войск.

    Он подчинялся непосредственно царю. Вновь назначенному наместнику 68 лет, он прибыл в Тифлис в разгар революционных событий, 5 мая 1905 г. Царь настаивал на решительных мерах «для предотвращения мятежного движения и беспорядков». Позднее Воронцов-Дашков вспоминал: «Мне приходилось немедленно же принимать меры против все более развивавшихся беспорядков и в то же время самостоятельно изучать истинную причину их. В таких условиях я не мог избежать... некоторых ошибок». В конце 1905 г. Воронцов-Дашков просит царя заменить его, сославшись на состояние здоровья. Николай II отвечал: «Знаю, как трудна ваша задача и как тяжело вам в ваши годы оружием расчищать путь к умиротворению... Но я верю вам и полагаюсь на вашу служебную опытность и личные качества...

    Поэтому не могу согласиться на вашу просьбу... о замене вас другим лицом. Ради любви вашей к России и блага Кавказа и ради преданности вашей мне прошу вас, граф, остаться и продолжать работать на вашем ответственном боевом посту». Наместник приближает к себе либералов, назначает губернатором охваченной аграрными волнениями самой неспокойной губернии известного агронома, связанного с социал-демократами. Реакция на назначение последовала незамедлительно, Николай II писал наместнику: «Но вот о ком я считаю нужным сказать крепкое слово ~ это о кутаисском губернаторе Старосельском. По всем полученным мною сведениям, он настоящий революционер, поддерживающий с тою партией открытые отношения.

    Поистине место его... на хорошей иве!» Губернатор смещен, отдан под суд и вынужден эмигрировать. Иллариона Ивановича критикуют со всех сторон, и правительство и общественность. Воронцов-Дашков понимал эту критику так: «В общем, все нападки на мое управление сводились к указаниям на отличие моих приемов от практики, применяемой в других частях империи». Во время русской революции 1905-1907 гг. один из умнейших людей в правительстве России того времени, С.Ю. Витте, писал о Воронцове-Дашкове: «Быть может, он единственный из сановников на всю Россию, который и в настоящее время находится в том крае, в котором управлял, и который пользуется всеобщим уважением и всеобщей симпатией... Это, может быть, единственный из начальников края, который в течение всей революции, в то время когда в Тифлисе ежедневно кого-нибудь убивали или в кого-нибудь кидали бомбу, спокойно ездил по городу как в коляске, так и верхом, и в течение всего этого времени на него не только не было сделано покушения, но даже никто никогда еще не оскорбил ни словом, ни жестом». В 1908 г. отмечали 50-летие службы Иллариона Ивановича.

    B высочайшем рескрипте на его имя сказано: «Я обратился к вашей испытанной опытности, назначив вас, как одного из деятельных участников покорения Кавказа на должность Моего Наместника в этом крае. Я уверен, что прямодушный образ высших действий, имеющий единственною целью благо Отечества, по достоинству оценен кавказским населением». Воронцов-Дашков принял широкую программу реформ экономической и политической жизни Кавказа: устранение остатков крепостной зависимости, землеустройство крестьян, развитие промышленного предпринимательства, введение земских учреждений, судебная реформа, создание высших учебных заведений, строительство железной дороги через Главный Кавказский хребет. Силы Иллариона Ивановича слабеют. Он все чаще обращается с просьбой об отставке, появляются проекты завещания. Начавшаяся Первая мировая война делает его ношу непосильной. 16 сентября 1915 г. наместник Кавказа отдает последний приказ: «Покидая с душевным сожалением дорогой мне Кавказ, я чувствую потребность обратиться ко всем народностям и всем слоям разноплеменного его населения с моим прощальным приветом». Сил уже почти не было, и 15 января 1916 г. Воронцов-Дашков умирает в Алупке.

    Граф И.И. Воронцов редко бывал в Андреевском, большую часть своей жизни провел в Петербурге, Алупке и в усадьбе Ново-Томниково Тамбовской губернии (где при усадебной церкви похоронены два его сына и в 1916 г. он сам). Но в усадьбе поддерживался порядок, сохранялись дворец и парк как памятники старины. Имение было майоратом, при передаче по наследству его нельзя было разделять и оно должно было переходить старшему в роде. Василий Петрович Твердислов в 1840 г. окончил Владимирскую духовную семинарию, с 1842 г. - священник с. Андреевского Владимирского уезда, скончался в 1857 г.

    В советское время храм в селе был закрыт, разрушены колокольня и главы, в храме был устроен сначала клуб, потом гараж санатория, в который превратили дворец.

    Против Андреевского, на другом берегу р. Пекши, находится дер. Филино, в которой сохранилась каменная часовня, построенная в конце XIX- начале XX в. и увенчивавшаяся шатровой крышей с главкой. В наше время от крыши не осталось и следа.

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос