Николо-Волосов монастырь

Дата публикации или обновления 14.10.2017
  • Храмы Владимирской области
  • Создано с использованием книг протоиерея Олега Пэнежко.
  • Города: БоголюбовоВладимирКиржачМуромПокровСуздальЮрьев-Польский

  • Село Волосово.

    Монастырь расположен у деревни Велисово. Время возникновения его не известно. Впервые обитель упоминается в актах XIV века. По преданию, монастырь стоял прежде на возвышенности над р. Колочкой, на месте уничтоженного капища языческого бога Волоса (Белеса). Тогда все строения монастыря были деревянными. Но потом образ Святителя Николая, составляющий святыню этого монастыря, неоднократно сходил чудесным образом под гору, где была поставлена каменная церковь, вследствие чего туда и был перенесен монастырь.

    Из монастырских грамот и синодиков известны игумены Волосова монастыря: Иона (1511), Дементий (1514-1517), Пафнутий (1519-1524), Ануфрий (1543-1546), Порфирий (1572), Сильвестр (1573), Иона (1577), Пимен (1595-1598), Иосиф (1599-1600), Серапион (1621), Исаакий (1635). В 1643 г., во время "Владимирского похода" патриарх Иосиф (на патриаршестве с 1642 по 1652 г.) посетил Никольский Волосов монастырь. В книге Казенного приказа (учет милостыни, раздаваемой патриархом в походе) записано: "в Никольском Волосове монастыре игумену на молебен на собор полтину, нищим 6 денег".

    С 1645 по 1647 г. монастырем управлял игумен Феодорит, в 1650 г. - Иона, в том же году - Филарет, 1652 по 1660 г. - игумен Кирилл, в 1662 г. - Никон, с 1667 по 1675 г. - Иустин, с 1675 по 1680 г. - игумен Иларион и с 1685 по 1690 г. - игумен Дионисий.

    В XVII в.была построена Сергиевская церковь монастыря. Кроме главного престола, освященного во имя Преподобного Сергия Радонежского, здесь был еще придельный храм во имя Равноапостольных Константина и Елены.

    С 1691 по 1707 г. (в этот год умер) обителью управлял игумен Питирим. В 1713 г. игумен Волосова монастыря Николай (определен во игумены в 1798 г., в 1718 г. переведен в Усть-Нерлинский монастырь) освятил церковь в с. Ельцыно С 1719 по 1724 г. - игумен Боголеп.

    Соборная Никольская церковь была построена в 1727 г. при игумене Павле (управлял монанстырем с 1725 г., переведен в Во-лосов монастырь из Цареконстантиновского, умер в Волосове монастыре 22 декабря 1738 г.).

    С 1742 по 1748 г. Волосовым монастырем управляет игумен Матфей. В 1748 г. он уволен от управления, позднее помещай в Боголюбовский монастырь. В марте 1749 г. в Волосов и одновременно в Козьмин монастыри определен архимандрит Павел, до 25 февраля 1751 г. в Никольский Волосов монастырь определен игумен Иоанн. С 1758 по 1761 г. обителью управлял игумен Амвросий.

    Вокруг монастыря - массивная каменная ограда с 4-мя башнями. Подле ограды - огромный чистый пруд. Четыре башни и стены, сторожка, келейный корпус (бывший настоятельский) были построены в 1763 г. В 1763-1764 гг. монастырем управлял игумен Павел, обитель состояла во втором классе.

    В 1763 г. была построена Покровская надвратная церковь. Покровский храм долго стоял неосвященным и начинал разрушаться. В 1890-х гг. храм был восстановлен. Вот что писал в то время во «Владимирских епархиальных ведомостях» А. Борисоглебский: «В монастыре три храма: во имя Святителя и Чудотворца Николая, во имя Преподобного Сергия Чудотворца, 3-й храм - над бывшими Святыми вратами. Этот последний храм, построенный 150 лет тому назад, до настоящего времени стоял неосвященным. За это время здание подверглось значительному разрушению. Однако, по Промыслу Божьему, крестьянин с. Ставрова Владимирского уезда Яков Иванович Бусурин принял на себя святое дело восстановления сего разрушенного храма. 21 сентября совершилось торжественное освящение новоустроенного храма. Накануне освящения, 20 сентября, в Николаевский Волосов монастырь прибыл наместник Боголюбового монастыря, игумен Варлаам, и в новом храме с соборными и местными иеромонахами совершил всенощное бдение.

    Утром 21 сентября из Владимира прибыл соборный ключарь Пригкипс-Евгенов с диаконами и хором архиерейских певчих. К 9-ти часам утра в монастырь прибыли: Преосвященнейший Тихон, епископ Муромский, в управлении которого находились монастыри Боголюбов и Николо-Волосов, и ректор семинарии архимандрит Никон. Вскоре началось освящение храма. Немедленно, по освящении, началась в нем первая Божественная литургия, которую совершал также Преосвященнейший Тихон (Клитин, рукоположен во епископа Муромского в 1892 г., с 1895 г. епископ Прилуцкий. - О.П.) в сослужении упомянутых выше лиц. Пели архиерейские певчие. Во время причастного стиха учитель церковно-приходской школы, находящийся в монастыре, студент семинарии А. Борисоглебский, с благословения Пре-освященнейшего, произнес приличествующие случаю слова.

    По окончании службы Преосвященнейшему Тихону и сослужащим был предложен чай и обед в помещении братского монастырского корпуса. Преподавши Святительское благословение народу, при колокольном звоне, Преосвященнейший Тихон отправился обратно во Владимир, а за ним отправились и остальные соучастники священного торжества».

    До учреждения штатов за монастырем было 460 душ крестьян. После отобрания монастырских вотчин и введения штатов в 1764 г., монастырь был упразднен, в 1775 г. - возникает вновь.

    Согласно указу Святейшего Синода, в 1775 г. в Николаевский Волосов монастырь переведена была Цареконстантиновская обитель, бывшая при Добром селе (в наше время село вошло в границы г. Владимира), с настоятелем, братиями и церковной утварью, отчего он иногда именуется Цареконстантиновским Николаевским монастырем. До 1843 г. монастырь был самостоятельным, в этот год обитель была приписана к Боголюбовскому монастырю, куда было переведено все его имущество; оставшиеся храмы и здания переданы в заведывание настоятеля Боголюбова монастыря.

    При храмах с. Волосово была церковноприходская школа. В 1893 г. учителем в ней был Алексей Егорович Борисоглебский в 1892 г. окончивший Владимирскую семинарию. В 1895 г. он был переведен учителем приготовительного класса Шуйского духовного училища.

    Законоучителем Волосовской школы стал священник Петр Михайлович Казанский. Он окончил Казанскую духовную академию со званием действительного студента, в 1890 г. - кандидата.В 1884 г. назначен священником с. Георгиевского Меленковского уезда, в 1889 г. - Успенской церкви г. Мурома, по вдовству поступил в Боголюбов монастырь.

    Леонтий Федорович Тихонравов после окончания Владимирской духовной семинарии (1822) был кандидатом Московской духовной академии, в 1830 г. поступил в Волосов монастырь, с 1839 г. - в Спасо-Евфимиевом, с 1839 г. имел светское звание.

    В 1927-1928 гг. в Волосове служил о. Сергий Сидоров (род. 1895), автор «Записок». Он трижды был арестован, в 1937 г. расстрелян. С 1923 г. до своего первого ареста в 1925 г. о. Сергий служил в Воскресенской церкви Сергиева Посада. Отец Сергий с семьей приехал в г. Сергиев (как тогда назывался Сергиев Посад) поздней осенью 1923 г. Здесь ему было предоставлено место священника в храме Петра и Павла, что расположен рядом с Уточьей башней Лавры. Сразу же по приезде о. Сергия церковный совет единогласно избрал его настоятелем храма. Поселился он с семьей почти рядом с церковью, на Большой Кокуевской улице, в маленьком деревянном домике с терраской (дом 29).

    В 1920-е гг. многие дворянские семьи перебирались из Москвы в Сергиев: в Москве было опасно из-за доносов, арестов, а в Сергиеве, рядом со святынями Лавры и под их покровом казалось более возможным пережить неистовства революции. Отец Сергий был знаком еще до революции, во время московской своей жизни, со многими из переехавших в Сергиев: в семьях Истоминых, Бобринских, Комаровских, Огневых он всегда находил радушный прием, а Сергей Павлович Мансуров стал его другом. В этом подмосковном городке о. Сергий опять вошел в круг людей высокой культуры, православной духовности. И повторялись, как прежде, долгие чаепития и вечерние разговоры, в которых о. Сергий принимал самое пламенное участие, забывая на время о трудностях житейских, о болезнях детей, о постоянной нужде. «Отец Сергий очень скоро стал особо почитаемым верующими священником не только своего прихода, но и всего города. Многие семьи желали знакомства с ним, и он, посещая их, оставлял неизгладимый след... Было что-то притягательное в его красивом, благородном, одухотворенном лице... Будучи широко образованным человеком, о. Сергий легко заинтересовывал слушателей своими увлекательными и проникновенными рассказами на самые различные темы. Беседы касались литературы, истории, искусства и многих других вопросов, относящихся к духовной жизни человека, его поведения в обществе и индивидуальных его качеств. Он убедительно прививал нравственные устои юношеству, мог с большим интересом толковать Евангелие и наряду с этим уводить слушателей в мир неразгаданных тайн природы...»

    В 1924 г. в Петропавловском храме служил святитель Тихон, Патриарх Московский и всея России. Его пригласил о. Сергий, для укрепления верующих в православии, но сам он был арестован за три дня до приезда святителя Тихона. Во второй раз о. Сергий был арестован в 1926 г. по делу Местоблюстителя Патриаршего престола митрополита Петра. По выходе из тюрьмы он был лишен права проживания в 6 самых крупных городах СССР и высылался на 3 года в город по собственному выбору. Отец Сергий выбрал Владимир.

    Во Владимире тогда уже многие храмы и монастыри были закрыты, и духовенства был избыток. Отец Сергий не мог получить постоянного места служения до тех пор, кока его не послали в Волосово. 27 июля 1927 г. во Владимире родилась вторая дочь отца Сергия, и назвали ее Татьяной. К этому времени он уже получил приход в старинном Никольском храме бывшего Николо-Волосовского монастыря, и владимирское ГПУ разрешило ему переселиться в село Волосово.

    1 апреля 1927 г. приехали двое саней и увезли отца Сергия в Волосово. После Пасхи, когда устанавливается летняя дорога, должна была поехать и семья. Очаровательным местом было Волосово: недалеко лес с рыжиками и земляникой, за монастырем небольшая, но чистая и рыбная речка. Монастырский сад, хотя уже и дичающий, благоухал все еще весною, а стены древнего монастыря окружали заросли шиповника. Сохранилась богадельня для старух и стариков, и уже после революции там открылось училище. Семья о. Сергия поселилась в бывшей сторожке при Церкви, в доме, мало пригодном для житья. Очень скоро по приезде о. Сергий столкнулся со всеми тяготами бытия в маленьком бедном приходе, в котором было всего сто пятьдесят домов. Не хватало денег на выплату налогов, не на что было содержать семью. Часто болели маленькие дети, а к врачам можно было обращаться лишь во Владимир. Серьезно заболел и о.Сергий: высокая температура, подозрение на брюшной тиф. Закутанного в тулупы увезли его во Владимир и положили в больницу. Наконец заболела смертельно, раком желудка, нежно любимая им «мамочка», Вера Ивановна Ладыгина.

    Она скончалась в 1928 г. в Москве и была похоронена на Ваганьковском кладбище.

    Во время последней войны могилка Веры Ивановны затерялась, найти ее теперь невозможно. Отец Сергий, оторванный от друзей, чувствовал себя в Волосове очень одиноко.

    В 1928 г. он писал другу: «Жить в Волосове с семьей зимой невозможно. Жена извелась и хворает всё время, дети также». Отец Сергий недолго служил в Волосове - с апреля 1927 до конца 1928 г. За это время прихожане его полюбили. Сохранился листок с благодарностью, которую выражает церковный совет о. Сергию. На маленьком листе, золотой краской, печатными буквами написано: «Настоятелю Волосовской религиозной общины священноиерею Сергею Алексеевичу Сидорову. Преподобнейший отец Сергий! Просим Вас принять от нас глубокую благодарность за те пламенные призывы, которые в наше скудное добродетелями и маловерное время, как звон набата, раздаются в древнем храме исторического Николо-Волосова монастыря, побуждая нас охлаждать пристрастие к тленным мира сего вещам, а стремиться к счастливой бесконечной вечности... Наставник!

    Вверенная Вашему водительству и вверившая себя Вам паства усердно просит Вас, чтобы Вы во время оно, став пред страшный Престол Господа Славы, могли сказать: "Се аз и дети, яже ми дал есть Бог!"» И подписи: староста Павел Чугунов, председатель совета. Члены: В. Акимов, М. Захаров, Н. Блинов.

    В 1929 г. о. Сергий получает приход в с. Лукине Серпуховского района. На смену ему в Волосово приходит обновленческий священник Сергий Андреев, в 1945 г. воссоединившийся с Русской Православной Церковью. Сергий Андреев служил в Волосово с, 1929 по 1932 г.

    В советское время монастырь был закрыт и разорен. Вот каким увидел его писатель Владимир Солоухин в конце 1960-х гг. «Мы выехали на высокий холм. Взгляду открылась глубокая и широкая лощина. Строго говоря, было две лощины, и они пересекали друг дружку, образуя крест. В крестовине было самое большое понижение местности, и в этом-то месте стоял игрушечный белый монастырь. Со склонов сползали к нему синеватые туманы лесов. Рядом с ним сверкала извилистая речка.

    Что за вздор, подумали мы, что за идиллия посреди нашей суровой повседневной действительности. Но опасения оказались преждевременными. Вблизи, напротив, все говорило о том, что будто шли здесь некоторое время ожесточенные бои, потом обе сражающиеся стороны отступили, но поле боя так и осталось неприбранным. Трупов, конечно, не было. Однако общая захламленность, разрушенность некоторых частей архитектуры, оббитость стен, многочисленные временные заплатки на зданиях, обезглавленность церкви, трактор, напоминающий подбитый танк, рассыпанная поленница дров, автомобильные баллоны, валяющиеся в беспорядке,- все это говорило о том, что столкновение двух противоборствующих сил действительно произошло.

    Мы ходили по бывшему монастырю, стремясь проникнуть в какую-нибудь дверь. Но все было закрыто и заколочено. В поисках, куда бы заглянуть, мы спустились по узкой лестнице.

    Ободранная дверь производила не совсем мертвое впечатление. Мы постучались. Скрипучий голосочек послышался из-за двери. Потянув дверь на себя, убедились, что она не заперта, что вообще, должно быть, не запирается, потому что нет у нее ни проушин для замка, ни личины.

    Пошарив в темных подвальных сенцах, мы нашли вторую дверь и оказались в комнатке: четыре шага длину, четыре в ширину. Когда пригляделись после дневного света, увидели, что попали не то в маленькую церковку, не то в монастырскую келью. Посреди кельи стоял аналой, а на нем лежала раскрытая церковная книга. Стены комнаты увешаны иконами в металлических окладах и без окладов. Иконы стояли и на окне, поднятом очень высоко. Высота комнаты никак не соответствовала ее площади. Окно было проделано в монастырской стене, толщиной в полтора метра: на окне хватало места, чтобы поставить иконы. Аналой был закапан желтым воском от дешевых свеч, огарочек теплился перед раскрытой книгой. Несколько лампад мерцали пред иконами.

    В комнате были еще табуретка и узкая железная койка. Перед огарочком, перед раскрытой книгой стояло крохотное, согбенное существо, одетое в черное и трясущееся невероятной тряской. Тряслась вся старушка: тряслись ее руки, ее плечи, ее голова, тряслась нижняя губа, трясся язык, которым старушка пыталась что-то нам сказать. Все-таки оказалось, что со странной обитательницей оригинальной комнаты можно разговаривать.

    - Одна я живу здесь, одна-одинешенька. Монашка я. Все здесь нарушено, а я осталась. Обжила себе келейку, да и скриплю. Ничего, пока не трогают. Зовут-то? Матерью Евлампией меня зовут. В миру?

    - Эх, люди добрые, давно это было, не стоит и вспоминать. В миру-то я была Катерина. Вот достались мне на хранение иконы. Живу, сохраняю. Теплю негасимые огоньки. - От кого достались? Кто поручил вам эти иконы хранить? - Как от кого? От Бога. Бог мне поручил, а я храню. - Значит, что же, это вроде как ваше основное дело на земле, ваш главный долг? - Других дел у меня вовсе нет. Одно только дело и есть: пока жива, огоньки перед иконами теплить. Погасну я, погаснут и огоньки.

    - Откуда у вас иконы? - Иные из монастырского храма, иные из Аннина. В Аннине старинная, благолепная церковь была. Когда ее ломали, много икон в Петроковскую церковь перевезли, а я выпросила себе Казанскую Божью Матерь, да Архангела Михаила, да еще вот Николая Угодника. Николай-то чудотворный, вся округа его почитала, а теперь он достался мне.

    В Петрокове церковь цела и служит. Мне бы надо сходить для очищения грехов, помолиться, но сами видите, никуда я не гожусь, и в Петрокове мне уж не побывать. - Мать Евлампия, в Петроково вам идти незачем. Церковь там закрыли, а иконы все изрубили топором. Мы только сейчас оттуда... Как всплеснула руками мать Евлампия... Монашка повернулась старческим трясущимся личиком к образам и начала креститься, шепча про себя: "Господи, прости Ты их, неразумных, не ведают, что творят"».

    Монастырь возвращен церкви, и восстановлен как женский.

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос