Ельцыно. Успенская

и Никольская церкви

Дата публикации или обновления 14.10.2021
  • Храмы Владимирской области
  • Создано с использованием книг протоиерея Олега Пэнежко.
  • Города: БоголюбовоВладимирКиржачМуромПокровСуздальЮрьев-Польский
  • Храмы Владимирской области.
    Киржачский и Кольчугинский районы

    С. Ельцыно.

    Церковь Успения Божией Матери, церковь Святителя Николая

    Село Ельцыно по старому административному делению находилось на границе Покровского уезда с Владимирским и Юрьевским.

    Церковь здесь существовала уже в конце 1-й половины XVII в.; в патриарших окладных книгах под 1646 г. отмечена «церковь Воскресение Христово в селе Ельцыне в Малом Рожку, дани два алтына две деньги, десятильничьих и заезда гривна». Под 1667 г. показано в тех же книгах, что при Воскресенской церкви были приделы Успения Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца.

    В 1713 г. местным вотчинником, боярином и князем Петром Ивановичем Хованским, построена новая деревянная церковь, которая освящена во имя Празднования Успения Пресвятой Богородицы, освятить церковь было поручено игумену Волосова монастыря Николаю.

    В 1819 г. вместо деревянной церкви, пришедшей ветхость, на средства местных вотчинников Ивана Николаевича Римского-Корсакова и графини Екатерины Петровны Строгановой устроен каменный храм Успения Божией Матери. Вероятно, тогда же устроена и каменная колокольня (верхние ярусы разрушены в советское время). В 1836 г. устроен под колокольней тёплый храм Николая Чудотворца, так что колокола помещаются в его куполе. Оба храма существуют в Ельце и теперь. Утварью, ризницей, святыми иконами И богослужебными книгами снабжены были они достаточно; ни древних, ни особенно ценных украшений не было.

    Владелец села Иван Николаевич Римский-Корсаков (1754-1831), генерал-адъютант императрицы Екатерины II,. начал службу в Конной гвардии, затем переведён в Кирасирский полк, с которым в чине капитана участвовал в военных действиях в Польше. Когда фаворит Зо-рич лишился значения при дворе, Потемкин рекомендовал на его место Корсакова. В июне 1778 г. Корсаков назначен флигель-адъютантом, а затем в течение нескольких месяцев, пожалован в действительные камергеры, генерал-майоры, и. наконец, в генерал-адъютанты. Польский король пожаловал ему орден Белого Орла, который Корсаков постоянно носил, почему и был прозван в Москве «польским королём», в то же время Корсаков получил до 4000 душ и на полмиллиона подарков. Он любил музыку, пение, обладал хорошим голосом. Екатерина прозвала его Пирром, царём Эпирским, и как-то, говоря с Орловым о фаворите, сказала, что он поёт, как соловей.

    «Это правда, - заметил Орлов, - но ведь соловьи поют только до Петрова дня». Величие Корсакова было, действительно, лишь мимолётным. Связь с приятельницей Екатерины II, графиней П.А. Брюс, урождённой графиней Румянцевой (1729-1786), погубила Корсакова во мнении Екатерины, и уже в октябре 1779 г. он удалился в Москву, куда за ним последовала увлечённая им графиня Екатерина Петровна Строганова, супруга графа Александра Сергеевича Строганова.

    В царствование Павла I Корсаков был сослан в Саратов, где оставался, впрочем, недолго, после чего до конца дней жил в Москве. Погребён в своём селе Братцове близ Москвы; на памятнике надпись: «Господи, упокой душу раба твоего Иоанна. Здесь погребено тело генерал-майора, действительного камергера и разных орденов кавалера Ивана Николаевича Римского-Корсакова, скончавшегося 1831 г., февраля 16 дня, на 76 году своей жизни. Благодетелю незабвенному».

    Памятник был воздвигнут сыном Корсакова и графини Е.П. Строгановой, В.Н. Ладомирским-Корсаков любил пышность и в Москве был одним из последних вельмож века Екатерины, пудрился, носил шитый золотом и камнями камзол и ездил в карете цугом. Он любил устраивать праздники, лукулловские обеды, был весёлым и щедрым человек, не лишённым доли самодурства: так, он способен был, например, накормить своих гостей галчатами под видом павлинят. Его дом на Тверском бульваре с большим великолепным садом, с беседками, статуями и прудами, посещался всей Москвой. А.Я. Булгаков пользовался его дружбой, и Корсаков умер на его глазах.

    «Очень жаль мне доброго старика, - писал Булгаков брату, - он сроду зла никому не сделал, а много делал добра. Натура была у него каменная, но он был упрям и не слушался докторов. Любил я слушать его рассказы о временах его случая». В последние 2 года его жизни почти один Булгаков не забывал Корсакова, который «сделался дик, запустил бороду, не снимал халата, но был ему всегда рад» и даже отдал Булгакову письма к нему Екатерины. По отзыву современника, «он был более любезен, чем красив, но по внешности был на редкость изящен; обладал даром приятной беседы и здравым смыслом, хотя не имел образования». По словам другого современника, князя И.М. Долгорукого, Корсаков был «человеком, который ничего, кроме себя, не любил: тщеславный богач, не одарённый ничем от природы и обязанный одной слепой Фортуне, пригожему лицу и юности минутным блеском своим у трона! Он жил с тёткой моей (гр. Строгановой) в одном доме, у них были и общие дети».

    Дети Корсакова получили дворянство и фамилию Ладомирских; кроме сына Василия были ещё дочери Зинаида и Софья.

    Графиня Екатерина Петровна Строганова (1744-1815), дочь действительного тайного советника и сенатора князя Петра Никитича Трубецкого от брака с княжной Анастасией Васильевной Хованской, красивая, умная и весёлая, вышла замуж довольно поздно, лет 26-27, за овдовевшего незадолго перед тем графа Александра Сергеевича Строганова (1735-1811), одного из образованнейших и близких к Екатерине II людей.

    После свадьбы супруги отправились путешествовать по Европе, избрав главным своим местопребыванием Париж, где у них родились дочь Наталия, умершая в детстве, затем, 1 июня 1772 г., сын Павел. В Париже Строгановы вращались в блестящем кругу молодого Версальского двора и в то же время имели знакомство среди философов и энциклопедистов. В Фернее они посетили старика Вольтера, который обошёлся с ними весьма приветливо. Это посещение произвело настолько глубокое впечатление на графиню Строганову, что старушкой, живя в Москве, она любила рассказывать о своём знакомстве с Вольтером и о тех комплиментах, которых удостоил её престарелый мудрец.

    Дряхлый, больной Вольтер редко уже выходил на воздух и однажды после прогулки в солнечный день, встретив у порога своего дома графиню Строганову, дышавшую юностью и красотой, приветствовал её. Первые годы супружества графини были несомненно счастливы, и лишь в 1779 г., по возвращении супругов в Петербург, разыгралась семейная драма, навсегда их разлучившая. Молодой фаворит Екатерины Иван Николаевич Римский-Корсаков, красивый 24-летний человек, который считался при дворе эталоном красоты, благородства и изящества и о котором сама императрица говорила, что он «светит, как солнце, и вокруг себя разливает сияние», влюбился в графиню Екатерину Петровну и без труда добился взаимности.

    Влюблённые были обнаружены, и он удалён от двора; к общему удивленно, она последовала в 1779 г. за Корсаковым в Москву. Граф Строганов, быстро и неприятно лишившийся второй жены, вёл себя по-рыцарски: предоставил ей для житья свой дом в Москве и подмосковное с. Братцево. Продолжая носить имя мужа и не порывая связи с оставшимся у отца сыном, воспитанием которого она постоянно интересовалась, графиня Е.П. Строганова провела остальную часть жизни между Братцевом и Москвой.

    Родители тщательно скрывали от сына свои порванные отношения, о чём он узнал лишь значительно позже. Она жила роскошно и в Москве, и в Братцеве, принимала у себя всё высшее общество, всех заезжих певцов и виртуозов, так как страстно любила музыку. Она до конца дней сохранила привязанность к Корсакову, и когда при императоре Павле в 1799 г. ему было велено выехать в Саратов, хотела последовать за ним. В последние годы жизни паралич ног приковал её к креслу. Корсаков пережил её на 15 лет.

    В церковном архиве сохранялась: храмозданная грамота 1813 г., выданная епископом Ксенофонтом. Причта по штату было положено ~ священник, диакон и псаломщик. Дома у них были собственные на церковной земле.

    В 1870-х гг. было проведено укрупнение приходов и сокращение причтов церквей. Причт Ельцинского прихода по штату был сокращён и состоял из священника и псаломщика, но на самом деле остался таким, как прежде. Настоятелем храма был священник Михаил Руфицкий, диаконом на псаломщицкой вакансии Алексей Поспелов, причетником Иван Лавров.

    Приход в то время состоял из с. Ельцина, в котором числилось 159 ревизских душ (то есть только мужчин) и д. Гриденки (72 души), Веле-дьевки (87), Некрасовки 9108), Сычёвки (64), Горбатовки (50), Баранов-ки (56), Соболей (32), в приходе было также 37 дворовых и военных, а всего 762 ревизских души.

    В с. Ельцине с 1883 г. существовала земская школа, учащихся в 1896 г. было 48. Церковь Успения Божией Матери построена в 1819 г. В советское время храм закрыт, уничтожены завершения, в храме теперь клуб. Рядом с Успенской церковью стоит церковь Святителя Николая, построенная в 1836 г. В советское время закрыта, уничтожен верхний ярус храма, (колокольни), сохранились остатки росписи. В 1990-х гг. храм передан общине верующих.

    Внук пономаря ельцинского храма Василий Иванович Ельцинский (1832-1895) родился уже во Владимире, где его отец был священником. По окончании Владимирского Духовного училища и Владимирской семинарии, затем медицинского факультета Московского университета, Василий Иванович работал в Екатерининской больнице в Москве, с 1860 г. был действительным членом физико-медицинского общества, с 1874 по 1877 г. редактировал «Московскую медицинскую газету», вёл санитарную хронику Москвы.

    В 1872 г. защитил докторскую диссертацию, читал лекции в Московском университете на кафедре частной патологии и терапии, одновременно в течение 27 лет был врачом в Московском императорском лицее.

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос