Александров.

Собор Рождества Христова

Дата публикации или обновления 14.10.2017
  • Храмы Владимирской области
  • Создано с использованием книг протоиерея Олега Пэнежко.
  • Города: БоголюбовоВладимирКиржачМуромПокровСуздальЮрьев-Польский
  • Храмы Владимирской области.
    Город Александров и Александровский район.

    Собор Рождества Христова

    Город Александров.

    Деревянный храм на месте, где ныне возвышается Рождественский собор, был построен, вероятно, ещё при Иоанне Грозном. В 1627 г. в писцовой книге на посаде показаны две церкви, стоявшие рядом, -Рождества Христова и Николая Чудотворца. В 1653 г. к Никольскому храму пристроен придел Пророка Илии и Иоанна Предтечи. В писцовой книге 1675 г. «в Слободе за рекою Серою погост, а на погосте церковь Рождества Христова рублена клецки с трапезою, алтарь рублен в четыре стены, круг церкви паперти... В церкви три окошка красных, а в них три окончины слюдяных».

    Вместо двух деревянных церквей на Царской горке в 1696 г. «мирским иждивением и государевыми щедротами при бытности в той слободе государевых вотчин дворцового прикащика Якова Ладогина» построен каменный храм Рождества Христова с приделом Святителя Николая Мирликийского.

    В 1744 г., Александровскую Слободу посетила императрица Елизавета Петровна (1709-1762). Из Троице-Сергиева монастыря - как писал Н.С. Стромилов - «в огромной линее (карете поставленной на полозья) с местами и столом внутри, обитой зеленым сукном, с пышной свитой, в составе которой её сопутствовали: преосвященный архиерей Крутицкий Платон (в 1742 г. на Крутицкую кафедру вступил епископ Платон (Малиновский, в 1732 г. он, член Святейшего Синода и архимандрит Костромского Ипатьевского монастыря, был предан суду за обвинение архиепископа Феофана (Прокоповича), автора «Духовного регламента» в ереси, при допросе в Тайной канцелярии его подвергали пыткам, уволили из членов Синода, лишили сана и монашества и под именем Павла Малиновского сослали навечно в Сибирь, в Иркутске он был учителем архиерейской школы. 28 апреля 1740 г., по хадатайству епископа Иннокентия Иркутсткого ему возвращен сан. 19 сентября 1742 г. архимандрит Платон возведен во епископа Сарского и Подонского, с 1748 г. - архиепископ Московский) Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандрит, известный впоследствии её любимец, Арсений Могилянский (1704-1770, придворный проповедник, архиепископ Переславский), наместник его в Лавре, вероятно, Феодосии Янковский, счастливец А.Г. Разумовский, Воронцов и прочий случайный люд её великолепного двора и начинающегося царствования.

    С блестящей роскошью выезжала императрица во главе этого громадного поезда во вторник 6 марта 1744 г. в 2 часа пополудни шествие из Троицкого Сергиева монастыря в Александрову Слободу по древней, ещё прежде коротко известной ей, дороге, у которой прилегающих деревень жители чрезвычайную радость выражали: всякий спешил взглянуть на желанную матушку-царицу и принарядить её путь в свою вотчину. Молодые ёлки, поставленные по обеим сторонам зимнего пути, представляли подобие аллей, в селениях же мужчины становились по одной стороне дороги, а женщины по другой, а от церквей в селениях Дерюзине, Слотине и Коринском в преднесении хоругвей выходившее навстречу ей духовенство, крики ликующего народа, терявшиеся в оглушительном звоне колоколов, словом, всё это неслось за императрицей на всём её пути в Слободу, куда они и прибыла «по полудни, в исходе 6 часа» ...» в Слободе она была встречена «восторгом всех её жителей и молебным пением духовенства и игуменьи с сестрами Успенской обители, выступивших по московской дороге навстречу императрице при въезде в свою Слободу по большой Московской улице. Императрица, как повествует Камер-Фурьерскнй журнал, изволила вступить в начале в церковь Рождества Христова, тогда еще деревянную, но все таки главную в Слободе, на торговой ее стороне, где ныне стоит великолепный Христо-Рождественский собор, в коем в благодарственном молебне как царица, так и жители Слободы, в большинстве видцы ее прежнего пребывания в Слободе, приносили теплые молитвы ко Всевышнему за помощь «на сопротивныя», радуясь в душе, что видят свою матушку-царицу не одной лишь хозяйкой Слободы, но повелительницей всей уже матушки России. Восторженные крики, ликование, народные толпы сопровождали шествие ее в противостоящий дворец (где теперь на этом месте дом протоирея оного собора Иакова Миловского), знакомый ей дворец, скромный свидетель горести былого. Во дворце ожидали ее хлеб-соль от жителей Слободы, поднесенная старшим бургомистром слободской Ратуши, а около дворца кишела любопытная толпа посадских молодцов и молодок, дожидавших только милостливого слова от бывалой их собеседницы, чтобы, не смотря на дни поста и молитвы, утешить ее по-прежнему, грянув песню удалую про матушку царицу, да про Русь святую, сторонку родную. Приняв радостный поклон от слобожан, Елизавета изволила кукшать вечернее кушанье со своей свитой...»

    На Царской горке стоял деревянный дворец цесаревны Елизаветы Петровны. Лишившись в начале царствования Анны Иоанновны блестящего положения при дворе, она была принуждена почти безвыездно Жить в своей вотчине, Александровской слободе, и замкнулась в тесном кругу преданных ей лиц, среди которых с 1733 г. первое место занимал Алексей Разумовский. Она много молилась и в 1744 г., уже став императрицей, построила каменный храм Захария и Елизаветы рядом с Успенским монастырём, но очень большое место в её жизни занимали балы, она любила охоту, летом каталась на лодке по р. Серой, зимой на коньках. Несмотря на большие средства, она постоянно нуждалась в деньгах. Равнодушие к политике спасло её от насильственного заключения в монастырь. При правительнице Анне Леопольдовне ей разрешили вернуться в Петербург. Дворец опустел и в 1778 г. был отдан под квартиру первого городничего Осипа Яковлевича Ильина, позднее сгорел.

    В 1760 г. в семье священника церкви Рождества Христова Матвея, родился сын, Михаил, в будущем Михаил Матвеевич Снегирёв ординарный профессор Московского университета, статский советник, отец профессора того же университета, этнографа и археолога, Ивана Михайловича Снегирёва. Восприемницею младенца Михаила была императрица Елисавета Петровна.

    Обучась дома грамоте, Михаил Снегирёв на 10-м году от роду, в феврале 1770 г., отвезен был отцом в Троицкую Лаврскую семинарию, считавшуюся в то время одной из лучших, так как она находилась под особым покровительством Платона (Лев-шина), впоследствии митрополита Московского, заведовавшего ею с 1762 г. и входившего в мельчайшие подробности преподавания и быта учащихся. Вся жизнь учащихся была точно регламентирована в различных инструкциях, над составлением которых много работал Платон. С митрополитом Платоном у Михаила Снегирёва сохранились с этих пор дружеские отношения. В 1783 г., будучи в богословском классе, М. Снегирёв, вследствие поступившего от Московского университета требования, был зачислен 17 августа в число студентов университета, в котором слушал лекции по философии и юридическим наукам. С 27 сентября этого же (1783) года ему поручено было, по определению конференции университета, преподавание в Благородном пансионе грамматики, российского слога и христианского закона.

    Окончив в 1786 г. курс университета, Михаил Снегирёв, 10 июля того же года «за приобретенное им в науках знание», после установленного испытания, произведен был в магистры философии и свободных наук, получил чин провинциального секретаря и определен был учителем высшего русского класса в университетской гимназии. К этому времени относится и первое литературное произведение М.Снегирёва; «Мысли или положения философические на французском, немецком и российском языках» (М. 1787). Выпущенный в свет в Москве в 1787 г. сборник под названием: «Распускающийся цветок, или собрание разных сочинений и переводов, издаваемых питомцами учрежденного при Императорском Московском Университете Вольного Благородного Пансиона», был составлен под руководством Снегирёва и его товарища по университету - В.С. Подшивалова. Это сборник, посвященный кураторам университета - И. И. Шувалову, И. И. Мелиссино и М. М. Хераскову, имел большой успех, вызвавший в 1789 г. в Москве появление другого сборника, изданного теми же лицами под названием: «Полезное упражнение юношества, состоящее в разных сочинениях и переводах, изданных питомцами Вольного Благородного Пансиона, учрежденного при Императорском Московском Университете», по-священного издателями директору университета - П. И. фон-Визену.

    В 1793 г. Снегирёву поручена была должность переводчика при Конференции Университета, которую он исполнял почти 10 лет, а в 1795 г. получил чин губернского секретаря. Возведенный 10 июля 1796 г. в звание экстраординарного профессора философии за «усердное рачение разных по универсистету должностей», Снегирёв с этих же пор стал читать в нем курс логики и нравственной философии. В следующем году он в торжественном собрании Московского университета, бывшем 30 июня 1797 г., произнес «Слово о пользе нравственного просвещения», напечатанное отдельно (М. 1797), а также в сборнике: «Речи, произнесенные в торжественных собраниях Императорского Московского Университета русскими профессорами оного, с краткими их жизнеописаниями» (издание Общества любителей российской словесности. 2 мая 1797 г. М. Снегирёв пожалован в коллежские ассесоры, и с 1803 г., по предложению бывшего попечителя М. Н. Муравьева, исправлял должность секретаря при Цензурном комитете и шесть лет был переводчиком при правлении уливерситета и архивариусом— при совете его же.

    В 1801 г. ему поручено было, по предложению Муравьева, преподавание антропологии, читанной им по 1810 г., и в этом же году он был командирован во Владимирскую губернию для открытия в ней гимназии и обозрения училищ. Как член училищного комитета, Снегирёв, в 1808,1809 И 1814 гг. обозревал училища губерний: Вологодской, Владимирской, Московской, Рязанской и Ярославской. В 1809 г. он произведен был в надворные советники, а 15 апреля 1810г.-утвержден ординарным профессором церковной истории. Затем, с 1811 г. он был членом Московского общества истории и древностей российских и в 1812 г. читал лекции по логике и философии молодым людям, «обязанным службою». Нашествие Наполеона и пожар Москвы в 1812 г. лишили университет большей части, принадлежавших ему зданий, архива, библиотеки и рассеяли слушателей его по всей России. В виду этого, по предложению попечителя П.И. Голенишева-Кутузова, ректором Университета И. А. Геймом, учреждена была временная комиссия для Управления текущими делами университета и его округа «на время, пока университет, соберется в одно место и все оного части примут свое действие». Комиссия, открывшаяся 7 января 1813 г., имела председателем ректора и членами — четырех старших профессоров, в числе, которых был и Снегирёв.

    Написанное им для своих слушателей, в виду отсутствия подходящих руководств по церковной истории, «Руководство к церковной истории» погибло во время пожара 1812 г. вместе с библиотекой и всем его имуществом. Все произведения Снегирёва отличаются ясностью хорошо отделанного слога, так как он отлично владел языком и умел с большим искусством выражать самые отвлеченные понятия преподаваемых им наук. В продолжение своей долгой службы в университете, Снегирёв отличался усердием и ревностью в исполнении возлагаемых на него должностей, прямодушием, честностью и неутомимостью в трудах. Лекции его, обрабатывавшиеся им весьма тщательно, были, но словам одного современника, «поучительны по различным сведениям и приятны по ясности и легкости изложения». В домашней своей жизни Снегирёв отличался простотой и скромностью своих требований, и дом его, закрытый для увеселений, всегда, был открыт для слушателей и товарищей. По возвращении в Москву Снегирёв с 1813 г. продолжал в университете чтение церковной истории и истории философии и был назначен деканом отделения политических наук, коим, был по 1814 г.; с 1813-го же года им читался в Благородном пансионе курс богословия. В 1815 г., 26 мая, он был назначен членом училищного комитета и с этого же года был цензором, в 1817 г. — произведен был в коллежские советники и с этих же пор преподавал естественное, политическое и народное права, читанные до смерти. В 1820 г. Михаил Матвеевич пожалован в статские советники и в том же году, 16-го июня, скончался; он погребен на Лазаревском кладбище в Москве.

    В 1773 г. по резолюции высокопреосвященного Геннадия, епископа Переславского и Дмитровского, за разрешение служить священнику с. Мошнина Феодору Петрову, находившемуся под запрещением, настоятеля собора протоиерея Иосифа Александрова решено было «о присутствия отстранить... в собор входить запретить, в который приказаний не посылать и соборянам не принимать».

    24 июня 1801 г. была освящена «в г. Александрове новоустроенная Христорождественская церковь».

    В 1815 г. настоятелем храма был протоиерей Пётр Лихарев.

    В 1825 г. по заказу городского головы И. Никитина и купца Н. Калёнова крестьяне Е. Борисов и Л. Дмитриев возвели новую, более высей кую колокольню.

    В 1847 г. надстроен четверик храма и расширена трапезная на средства Ивана Фёдоровича Баранова (в течение всего XIX в. семья Барановых заботилась о храме). В соборе стало три престола: рождества Христова, Святителя Николая и Архистратига Михаила.

    Причта по штату было положено – протоиерей, два священника, диакон и два псаломщика.

    В семье псаломщика Христорождественского собора г. Александрова, Андрея Ильича Любимова, в 1861 и 1863 гг. родились сыновья Дмитрий и Алексей. Она получили образование в Переславском духовном училище и в Вифанской семинарии.

    В 1868 г. в семье диакона Христорождественского собора Иоанна Королькова, родился сын Александр, также учившийся в Переславском училище и Вифанской семинарии.

    В 1878 г. в семье священника Христорождественского собора г. Александрова Феодора Васильевича Загорского родился сын Василий, получивший образование в Переславском духовном училище и Вифанской семинарии.

    4 марта 1887 г. на молебне в Христорождественском соборе присутствовал великий князь Сергей Александрович, приехавший в Александров на празднование 100-летия расквартированного в городе гренадерского саперного батальона.

    С 1901 г. Настоятелем Христорождественского собора был протоиерей П.И. Радугин. После него настоятелем Христорождественского собора был назначен священник того же собора, возведенный в сан протоиерея, смотритель церковноприходских школ Александровского уездa, Николай Иванович Флоринский. Он после окончания Владимирской Духовной семинарии, с 1877 г., был учителем образцовой школы при учительской семинарии в Москве, с 1878 г. учитель во Владимирском духовном училище, с 1881 г. священник Успенского монастыря в Александрове.

    В 1898 г. на дочери о. Николая Флоринского, Антонине, женился выпускник Владимирской Духовной семинарии, преподаватель Закона Божия в Южском училище Вязниковского уезда Фёдор Петрович Дилекторский (1876- 1937), будущий священномученик Никита, епископ Орехово-Зуевский (1926-1927). В 1898 г. он был рукоположен в священника к храму Никольского женского монастыря г. Переславля. В 1907 г. жена от него ушла, в 1909 г. он был уволен по прошению за штат, стал вольнослушателем Московской духовной академии, которую окончил в 1915 г., был помощником секретаря Совета и правления академии. В 1916 г. назначен настоятелем кафедрального собора г. Перми.

    В 1922 г. протоиерей Фёдор Дилекторский стал настоятелем Христорождественского собора г. Александрова и благочинным всех городских церквей.

    В 1924 г. пострижен в монашество с наречением имени Никита и хиротонисан во епископа Бугульминского.

    В 1924 и 1925 гг. его арестовывали.

    В 1926 г. назначен епископом Орехово-Зуевским, в 1927 г. уволен по прошению за штат, в 1930 г. снова арестован, заключён в лагерь, три года работал на строительстве Днепрогэса. 13 октября 1937 г. опять арестован и 19 ноября расстрелян на Бутовском полигоне под Москвой.

    Для богадельни при соборе Рождества Христова в XIX в. построено специальное здание. Она была основана в 1827 г., в ней было 38 мест. В начале XX в. ею заведовала Александра Васильевна Румянцева, призревались 12 мужчин и 26 женщин. Годовой расход на содержание богадельни составлял 1405 рублей. Членом её комитета был александровский купец 2-й гильдии Николай Васильевич Епанечников (1859-1918 гг.). Купец в первом поколении, он вышел из мещан г. Старицы. Член попечительного комитета - лицо добровольно принимающее на себя заботу о благоустройстве богадельни. Николай Васильевич был также попечителем церковноприходской школы в с. Старая Слобода (получил благословение от Владимирского архиепископа и два раза благословение от Святейшего Синода, по представлению Святейшего Синода пожалован золотой на Аннинской ленте медалью).

    В 1903 г. избран на 4-е трёхлетие торговым депутатом г. Александрова (за усердную службу получил серебряную медаль на Станиславской ленте). Городская Дума избрала его в оценочную комиссию недвижимых имуществ, он был членом раскладочного по промысловому налогу присутствия, ревизионной комиссии уездного земства, уездного по воинской повинности присутствия, уездного Общества трезвости, Особого городского попечительства по призрению нижних воинских чинов и их семейств, уездного комитета помощи больным и раненым воинам, приёмной комиссии по поставке в войска лошадей при мобилизации, приёмной комиссии по изготовлению для нужд армии сапог и одежды, представителем местного отделения Романовского комитета (избран казначеем). Городской Думой он избран также членом попечительного совета Александровской торговой школы Министерства торговли и промышленности (получил благодарность за труд по правильному ведению отчётности и кассы).

    В 1912 г. избирательным съездом по выборам земских гласных избран на 3-е трёхлетие в гласные уездного земства. За всю эту многообразную общественную деятельность он не получал содержания, то есть работал безвозмездно.

    В 1915 г. Епанечников владел в г. Александрове 3 деревянными домами и каменной и деревянной лавками, в с. Карабанове двухэтажным деревянным домом, каменной и деревянной лавками, каменным домом в г. Старице. Николай Васильевич пользовался в городе большим авторитетом, поэтому доброжелатели предупредили его и его соседа, городского голову купца Растворова (дом Растворова, ул. Ленина 61, сохранился), о готовящемся аресте, но он, не понимая, что за люди пришли к власти, говорил, что у него 10 детей, что он ни в чём не виноват, и его не тронут. Растворов скрылся, а Епанечников был арестован 2 октября 1918 г., постановлением Александровской уездной ЧК признан виновным в сотрудничестве с охранкой и противодействии революции, приговорён к расстрелу с конфискацией имущества, приговор утверждён ГубЧК, и 29 ноября 1918 г. Николай Васильевич расстрелян в Александрове. Единственным обвинительным документом в его деле был послужной список.

    В 1993 г. Н.В. Епанечников реабилитирован и признан жертвой политических репрессий.

    Храм был закрыт, реквизированы церковное имущество и библиотека. В июле 1929 г. снесены главы и колокольня. Разрушение колокольни и главы собора, как бы придавило город к земле. Здание переоборудовали под клуб, потом здесь размещались хлебозавод, танцевальный зал, художественный музей.

    Ведущие к собору улицы, Старо- и Ново- Рождественские, в советское время были переименованы в улицы Толстовскую и Свердлова.

    В апреле 1990 г. изуродованное перестройками здание храма возвращено верующим. С 1992 г. регулярно совершаются богослужения. Восстановлена глава.

    Неподалёку от собора стоит дом благоукрасителя храма Алексея Михайловича Первушина (1833-1902), пожертвовавшего оклад к иконе Божией Матери «Благодатное Небо»). В 10 лет он остался сиротой, воспитывался в семье Барановых, был приказчиком. Весьма осведомленный по долгу службы (выдача кредитов) во внутрисемейных отношениях владельцев прядильно-ткацких мануфактур, Н.А. Варенцов писал, что после выхода Асафа Баранова половиной капитала из «Товарищества братьев Барановых» вдова другого брата, Александра, Елизавета Александровна была вынуждена обратиться за помощью к московскому миллионеру Л.Г. Кнопу. Он купил у неё на миллион рублей паев и сделался в товариществе директором. Первушин понравился ему своими докладами обо всём, что делается в товариществе, и Кноп сделал его членом правления, после чего Первушин перестал считаться с хозяйкой. Когда сын Барановой окончил университет и захотел работать в семейном деле, она потребовала, чтобы вместо Первушина директором был избран её сын. Кноп был против и грозил продажей своего пая, но Баранова проявила твёрдость, её сын был избран. Первушина Кноп устроил в товарищество Переславской мануфактуры, где Первушин был директором - распорядителем.

    В 1878 г. Алексей Михайлович Первушин венчался с Клавдией Александровной Семеновой, дочерью А.О. Семенова. У них родились двое сыновей (Николай и Сергей) и дочь Зинаида.

    10 июля 1888 г. дом A.M. Первушина посетил митрополит Сербский Михаил (ум. 1898), при котором в 1880 г. была провозглашена автокефалия Сербской церкви. Вскоре он был изгнан после столкновения с сербским королём: митрополит был против его развода с королевой. С 1882 по 1888 г. митрополит Михаил жил на Сербском подворье в Москве.

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Навигация
    Rambler's Top100