Строительство Собора -

это чудо от начала до конца!

Дата публикации или обновления 05.09.2017
  • К оглавлению: Журнал «Церковный строитель»
  • К оглавлению раздела: Обзор православной прессы

  • Когда вы идете по старинным улочкам центра Москвы: Остоженке, Пречистенке - перед вами, словно выплывающее из-за тесно стоящих старинных домиков видение, открывается новый собор Зачатьевского женского монастыря.

    Легкий и величественный одновременно, он напоминает своей архитектурой древнерусские храмы...

    - Собор Зачатьевского монастыря вовсе не походит на тот, что был в обители до ее разрушения в XX столетии. Почему?

    - Когда мы собирались строить Собор, многие искусствоведы решительно утверждали, что по существующим правилам на территории монастыря, являющегося памятником федерального значения, нельзя ничего строить, кроме точной копии последнего стоявшего здесь храма, и то по прохождении длительных согласований. Но последний храм был построен в готическом стиле, а Зачатьевскому монастырю 650 лет, он стоит в уголке старой Москвы - готика тут смотрелась бы неуместно.

    Нас больше привлекало московское зодчество - то, как был возведен храм при царе Феодоре Иоанновиче в конце XVI века. Однако и его мы не могли в точности воссоздать, так как тот храм был слишком маленьким, да и детальных изображений его не сохранилось.

    Я пошла к почившему ныне Святейшему Патриарху Алексию II, показала ему фото собора XIX века и маленькую гравюрку с изображением собора века шестнадцатого. Святейший все внимательно рассмотрел, затем посмотрел на меня и вдруг спросил: «Матушка, а мы с вами где живем?» Я опешила: «Ваше Святейшество, в Москве...» - «Так будем строить характерно для Москвы, проектируйте новый собор».

    - Неужели чиновники не препятствовали такому решению?

    - Препятствовали... Из министерства мне прислали торжественное письмо, которое начиналось похвальными словами: «Глубокоуважаемая матушка Игумения! Мы восхищаемся Вашими трудами...» - а далее следовало: «Доводим до Вашего сведения, что в связи с такой-то статьей федерального законодательства на территории памятника федерального значения запрещается что-либо строить... В противном случае, глубокоуважаемая матушка, Вы будете привлечены к уголовной ответственности по такой-то статье. С уважением...»

    Но мы с сестрами были глубоко убеждены, что по благословению Святейшего Патриарха Господь нам поможет построить Собор - белоснежный, стремящийся ввысь, чтобы воспеть в камне чистоту Матери Божией. Потянулась череда согласований... Сначала мы встречали жесткое сопротивление, мне говорили: «Матушка, поберегите нервы, не добивайтесь невозможного». Но мы молились.

    Перед одним из совещаний, которое оказалось решающим, я сказала сестрам: «Идите в храм и читайте акафисты - Матери Божией, нашим небесным покровителям, до тех пор пока я вам не позвоню». На седьмом акафисте мы получили принципиальное согласие... Известный искусствовед Алексей Ильич Комич, который проводил совещание рабочей группы при Министерстве культуры, вдруг сказал: «Давайте примем пожелания монастыря»... Поскольку это человек с мировым именем, возражений не возникло.

    Потом состоялся градостроительный совет при мэрии Москвы, где тоже было множество противоречий, но Юрий Михайлович Лужков, спаси его Господи, сказал: «Раз Патриарх благословил - мы не будем спорить».

    - А как удалось изыскать средства на столь грандиозное строительство?

    - Когда мы начинали строить, то не имели никаких финансовых средств. Недоставало денег даже на покупку картошки, на оплату коммунальных услуг. Божией милостью нашелся человек, который оплатил разбор здания школы, затем другие - те, кто пожертвовал средства на археологические изыскания. Когда надо было приступать собственно к строительству, помощи не было ни от кого. Святейший Патриарх Алексий II спросил меня: «Матушка, у Вас есть благотворители?» - «Нет». - «А как же Вы собираетесь строить?» - «Надеемся на Господа и Матерь Божию». - «Ну, тогда построим».

    И действительно, каким-то чудесным образом средства понемногу поступали. Наконец, как раз в то время, когда все денежные источники иссякли, пришел человек, который сказал: «Матушка, я привык помогать по-крупному. Строительство Собора беру на себя». Я даже не совсем поверила этому, потому что в начале строительства многие брались нам помогать, а потом по не зависящим от них причинам отходили в сторону...

    Но тут помощь не прервалась. Когда мы еще только делали фундаменты, благотворитель предложил закупить материал для куполов. Мы покрыли главки золотой смальтой, которую приобрели в Италии: на большую главу - из желтого золота, на остальные - из белого. Этот материал долговечен, в отличие от сусального золота, которое в условиях Москвы быстро теряет свой вид. Спаси Господи раба Божия Димитрия, средств на материалы он не жалел. Храм снаружи и внутри отделан белым камнем, покрытым ручной резьбой. В разгар кризиса я предложила хотя бы наверху, на барабане, использовать искусственный камень — но ктитор ответил: «Что Вы, матушка, мы с Вами на века строим, не будем экономить».

    - А как родился проект Собора?

    - С нами работали несколько архитекторов, они предлагали свои проекты, но ни на одном из них мы не могли остановиться. И тут произошло чудо. Наш прихожанин - раб Божий Петр, архитектор по профессии, увидел удивительный сон: будто он ночью пришел на территорию монастыря и увидел столп, на который по лестнице поднимались преподобные матушки Иулиания и Евпраксия. Петр пошел следом за ними. С высоты увидел Москву: Кремль, Храм Христа Спасителя... Преподобная Иулиания спросила у преподобной Евпраксии: «А что, Храм Христа Спасителя большой?» - «Да». - «А наш Собор большой?» - «Большой, но поменьше». Петр проснулся с мыслью сделать набросок Собора. Сделал. Принес его нам. Оказалось, что это именно то, что мы хотели...

    - Похоже, строительство Собора - это какое-то чудо от начала до конца!

    - У нас особое место: шесть веков здесь был монастырь, сонмы подвижниц - это очень сказывается. И еще: в обители осязаемо ощутим покров Матери Божией. Богородица - действительно наша Небесная Матушка, все, что здесь делается, совершается Ее предстательством, а не нашими какими-то силами или заслугами. Удивительно, что все основные события в монастыре совершаются

    25 ноября, в день «Милостивой» иконы Богоматери. Надвратный храм Патриарх планировал освятить в день Нерукотворного Образа — в его престольный праздник, но вышло так, что освящение перенесли на «Милостивую». Зачатьевский храм освящали на «Милостивую», Свято-Духовский — накануне, Собор планировали заложить летом, но по не зависящим от нас причинам закладка была перенесена на «Милостивую», в этот же праздник в разные годы освящали колокола, кресты... В этот день освятили и сам Собор.

    Матерь Божия Своей милостью покрывает нас, грешных и немощных. Возведение Собора — это чудо Пречистой, сами мы никогда бы не смогли его построить. Строительство шло во время кризиса, это была едва ли не единственная стройка в Москве, которая не была заморожена, так что даже СМИ обращались к нам с вопросом, как такое возможно. Когда сняли леса - мне показалось, что этот храм был спущен с неба.

    - «Милостивая» икона Божией Матери - главная святыня монастыря. А ведь она была возвращена в него не сразу по открытии обители?

    - В 1993 году, когда монастырь начали возрождать, мы хотели сразу же забрать чудотворную икону, а прихожанам храма Илии Обыденного, где она хранилась все годы гонений на веру, оставить список. Но священноначалие не благословило сделать это сразу, поскольку храм еще не был отреставрирован.

    Мы взяли список, и буквально через две недели он замироточил.

    А саму икону перенесли только в 1999-м, когда появился Зачатьевский храм в Трапезном корпусе. Планировали провести большой крестный ход, но дату все лето переносили.

    Наконец наступила глубокая осень, когда крестные ходы уже обычно не устраивают. Мы с сестрами решили сорок дней читать акафист «Милостивой» Божией Матери, чтобы Пречистая Сама все управила так, как угодно Ей. После этого я пригласила Святейшего послужить у нас 25 ноября, уже не упоминая о переносе иконы. И Патриарх сам решил не только совершить богослужение, но и перенести чудотворный образ. На улице было двадцать пять градусов мороза, однако состоялся величественный крестный ход, в котором приняли участие больше ста священнослужителей, четыре архиерея...

    - Почему Собор сделали двухэтажным, да еще столь сложной планировки: с множеством приделов наверху, с двумя подземными храмами и музеем внизу?

    - При раскопках мы нашли целую улицу келий конца XIV - начала XV века, остатки полов XIII столетия, по которым ходили еще святитель Алексий и преподобные матушки Иулиания и Евпраксия. Были обнаружены фундаменты первого каменного храма, возведенного в начале XVI века, затем - каменного храма второй половины того же столетия, возведенного усердием царя Феодора Иоанновича и его супруги - царицы Ирины Годуновой, а также фундаменты последнего каменного Собора, построенного в XIX веке.

    Когда мы соприкоснулись со всей этой древностью, то поняли, что не можем уничтожить или зарыть найденное. Хотя очень многие советовали вызвать экскаватор, все быстренько выгрести, вывезти и начать строить Собор. Но мы чувствовали, что это - наша святыня, что все эти камешки пропитаны подвигом наших предшественниц.

    Поэтому решили сохранить находки и сделать под Собором музей. Конечно, это усложнило проект строительства, вызвало немало проблем: надо было как-то и сохранить исторические фундаменты и создать новые. Теперь в подклете Собора у нас оборудуется музей и уже действуют два храма.

    - Кому посвящены эти подземные церкви?

    - Один храм освящен в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина», другой - во имя Всех преподобных отцов и жен, в подвиге поста и молитвы просиявших. При раскопках мы наткнулись на огромное количество останков, большинство из которых принадлежало монахиням, подвизавшимся в нашей обители. Многие из косточек — золотистого, медового цвета, а это, согласно афонской традиции, свидетельствует об усопших как об угодивших Богу. Многие останки - с веригами, с четками, крестиками... Мы поняли, что их молитвами, потом, кровью, слезами стоял, стоит и будет стоять монастырь.

    Возникло желание особо почтить их память, чтобы приходящие сюда могли молитвенно поминать усопших здесь монашествующих. Имена всех подвижниц обители нам неизвестны, и поэтому было решено посвятить придел всем преподобным отцам и женам, на что было получено благословение и почившего Первосвятителя, и ныне здравствующего Святейшего Патриарха.

    В этом храме богослужения совершаются регулярно, в основном для сестер обители, а в определенные дни, например на ранних воскресных литургиях и на престольный праздник обители, здесь могут молиться и прихожане. Мы долго думали, каким сделать иконостас, тем более что подземное помещение церкви сыровато.

    Наконец остановились на довольно необычном варианте - кованом иконостасе. Его основной мотив - виноградная лоза, которая напоминает нам о том, что Христос - это Лоза, а мы - рождие, отростки.

    - Никогда до сих пор не видела кованого иконостаса!

    - Я тоже.

    - А где погребли обретенные при раскопках останки?

    - Сначала хоронили на монастырском кладбище и на подворье, а затем сделали придел для храма Преподобных

    - костницу как на Афоне и Синае. Под полом устроили склеп, где лежат кости, а черепа расположили на полках. Сделали надпись, которую мы видели в одной из костниц: «Мы были такими, как вы, а вы будете такими, как мы». Здесь мы служим литии, панихиды, сестры сюда приходят просто помолиться. Тут невольно задумываешься о Вечности, о бренности земного существования... Это помогает остановиться, отрезвиться. «Помни последняя твоя и во веки не согрешишь».

    - Очень символично, что в основании главного собора обители - мощи предшественников...

    - Когда в 2011 году в Россию приносили Пояс Пресвятой Богородицы, наш монастырь посетил старец Ефрем из Ватопеда. Он поделился, что, когда зашел на территорию обители, сразу почувствовал покров Царицы Небесной. И сказал: «У вас было столько подвижниц, которые за вас предстоят Престолу Божию - и мучениц, и преподобных, - их молитва очень ощутима».

    - А почему устроили подземный храм в честь «Неопалимой Купины»?

    - Во второй половине XVIII века над местом предполагаемого захоронения основательниц монастыря — прпп. игумений Иулиании и монахини Евпраксии на средства благотворительницы — дворянской девицы A.M. Аничковой был построен храм в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина». Он был невелик, не отапливался. В конце XIX столетия на его месте был устроен просторный Казанский придел, который соединили с основным объемом Собора.

    Мы решили восстановить этот храм в подклете нового собора, под Казанским приделом. Поскольку Неопалимая Купина, символизирующая Божию Матерь, — это куст, который горел и не сгорал, то и иконостас храма мы сделали керамическим — вышедшим из огня. Прошли через огонь и подсвечники, и паникадила — они кованые. И роспись «огненная» — в охристо-красных, насыщенных тонах. Наши иконописицы ездили в Каппадокию и расписали эту церковь изображениями и композициями в стиле фресок древних каппадокийских храмов.


    С игуменией Иулианией (Каледа) беседовала Алина Сергейчук

    Журнал «Церковный строитель» № 40 (осень 2013 г.), издательский дом «Русиздат».

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Навигация
    Rambler's Top100