Что такое «ЯЯЯ-поколение»

Дата публикации или обновления 24.08.2017

«...Так плыву я безучастно через время и пространства...» - эти строки из песни Армена Григоряна «2001 год» могут служить иллюстрацией к докладу доктора психологических наук, профессора кафедры психологии развития МПГУ Елены Евгеньевны Сапоговой, сделанному на конференции «Горизонты взрослости».

С ней мы беседуем о том, где проходит нынешняя граница периода взросления, что такое ЯЯЯ-поколение и его ценности, как принять новые тенденции в обществе и научиться с ними сосуществовать.

Интервью вела Людмила Письман

«Я просто живу...»

- Елена Евгеньевна, ваш доклад стал для многих, в том числе и для меня, настоящим откровением и шоком. В нем говорится, что сегодня люди, достигшие 30-35 лет, часто «играют во взрослость», имитируя ее, их интересуют только вторичные, развлекательные аспекты жизни. Почему?..

- Дело в том, что нынешние 45-50-летние взрослые росли в другой системе координат. Их настраивали на то, что нужно обязательно трудиться, приносить пользу, быть достойными членами коллектива, а стремление «жить для себя» считалось чем-то предосудительным. Им хорошо известны понятия «труд на благо Отечества», «долг», «коллективизм», «тунеядец» и т.п. С развитием технологий тяжелого физического труда в мире становится все меньше, а условия жизни комфортнее, появилось больше свободного времени. Стало больше свободы и в самоопределении. Одна из моих клиенток на вопрос «Где вы работаете?» поразила меня своим ответом: «А зачем мне работать? Я просто живу».

Чтобы рассуждать о том, что с современным взрослением что-то происходит, давайте договоримся о том, что такое взрослость. Обычно взрослостью считается наиболее продолжительный (между 23-25 и 60-65 годами) период жизни человека, отличающийся социальной активностью и личностной продуктивностью, преодолением зависимости и способностью принимать на себя ответственность за управление собственной жизнью и жизнью других. Взрослый способен делать осознанные выборы, совершать поступки и деяния, у него есть собственная жизненная философия и принятый им самим жизненный стиль. Однако сегодня на наших глазах оформляется иная модель взрослой личности.

Социум меняет свое отношение к лицам старше 25 лет, очерчивая для них другой круг социальных обязательств и предлагая иные образцы и метафоры зрелости.

- Каковы же отличительные признаки «новой взрослости»?

- Главный признак - избегание принятия на себя ответственности за течение и психологическое содержание собственной жизни, нескрываемое желание «отдать свою свободу» кому угодно, парадоксальное равнодушие к построению собственной жизни, к собственным жизненным выборам (профессии, супруга) и их результатам. Они становятся краткосрочными, ситуативными. Характерный пример - легкая смена места работы, снижение требовательности к дисциплине, квалификации.

Также это отсутствие долгосрочных дружеских привязанностей, постоянная внутренняя готовность отречься и предать, спонтанное изменение направленности собственных интересов и принципов в зависимости от конъюнктуры, флюгерная идеология, аполитичность. Типичный представитель «новых взрослых» - человек до 30-35 лет, относящий себя к среднему классу, обычно не состоящий в браке и не имеющий собственности и капитала, работающий в основном в офисе («офисный планктон»). Несмотря на средний и даже высокий IQ, он при этом сохраняет подростковый образ жизни и увлечения - дорогие и часто бесполезные вещи, купленные ради гламура и паблисити, гаджеты, модные виды спорта, компьютерные игры, современная музыка, мультфильмы, манга, фэнтези, фильмы в жанре экшн, социальные сети и т.п.

Такой человек, как правило, откладывает принятие серьезных жизненных решений «на потом», которое часто и вовсе не наступает. Он живет процессом, а не результатом. Как только процесс приедается, утрачивает новизну, превращается в обыденность или требует активного участия или преобразования, человек отбрасывает его, просто обменивая на что-то новое.

- Примерно то же самое наблюдается и в личной жизни?

- Да, для нынешних взрослых характерны быстрая, торопливая смена брачных партнеров без взаимных обязательств, независимо от того, есть дети или нет. Никто никого всерьез не любит, никто никому не предан, никто не готов к динамике отношений: широкое распространение имеют кратковременные «гражданские отношения» («пожили вместе — и разбежались», «надоели друг другу — разошлись», «попробовали — не подошли друг другу»).

Больше половины пар, в том числе и устроивших демонстративно пышное символическое бракосочетание, распадаются уже на первом году совместной жизни или сразу же после рождения ребенка. Покидая «защищенное от жизни» родительское пространство, незрелый человек оказывается «не в силах вынести, что он предоставлен собственным силам, что он сам должен придать смысл своей жизни» (Фромм).

Это способствует появлению и распространению новой социальной практики - «детей-бумерангов», при возникновении любых проблем возвращающихся под родительское крыло.

Бегом от старости

- В своем докладе вы ссылались на радиопередачу, где представитель Минобразования сказал, что обществу нужен активный потребитель, постоянно расширяющий сферу своих потребностей и стремящийся к их максимальному удовлетворению. Так может быть, нашему обществу все это удобнее, ведь потребителями легче управлять?

- Эти процессы происходят не только в России, но и во всех цивилизованных странах. Достаточно посмотреть зарубежные телеканалы, чтобы это понять. День и ночь в сознание транслируются ценности общества потребления: бесконечные реалити-шоу и ток-шоу, боевики, спорт, экстремальный туризм. Мерилом образа жизни служат фотомодели, светские львицы, модные бездельники, фрики, хипстеры. Все это падает на благодатную почву. Но суррогатная жизнь по мере взросления надоедает современному человеку и становится скучной — в ней практически ничего наполненного личностным смыслом не происходит: нет ни значимых побед, ни преодолений, ни достижений — то есть нет никакой внутренней экзистенциальной динамики, работающей на повышение самоценности.

- Но рано или поздно появляется потребность заполнить душевную пустоту? Чем?

- Приходится искусственно «впрыскивать» в жизнь адреналин. Люди начинают «прожигать» жизнь, что иногда сопровождается бессмысленными рисками, эпатажем, конфликтами, асоциальными действиями, азартными играми, экстремальными увлечениями, поступками «на грани» (морали, закона, здравого смысла), пьянством или наркотиками. «Пустоты» часто заполняются и тем, что Э.Берн именовал времяпрепровождением - «тусами», «клубной жизнью», многочасовыми фитнес- или косметическими процедурами, шоппингом, просмотром боевиков, эротических видео. Люди переживают любой момент своего существования как временный, неокончательный, ни на что не влияющий.

Стратегия «carpe diem» («лови день», «живи в сегодня»), нежелание завершать определенные фрагменты собственной жизни, намерение их только декларировать, маркировать (зрелищно, ритуально, словесно, символически) не создает возможности их осмыслять, итожить и на их основе ставить новые цели и перспективы, создавать собственную систему ценностей.

- Получается, что молодые сегодня не спешат взрослеть, а люди старшего поколения вольно или невольно «бегут от старости», ведь общество ориентировано на ценности и модели поведения молодежи?

- Да, границы подросткового возраста раздвигаются до молодости и даже ранней взрослости: «еще не нашедших себя» взрослых сегодня не меньше, чем «ищущих себя» подростков. Период взросления удлинился до 30 и даже более лет, границы молодости и юности расширяются. Когда же человек наконец становится зрелой личностью, в восприятии социума прожитые годы уже ставят на нем символическую «метку» старения (достаточно взглянуть на предложения работодателей, где проведена возрастная граница — обычно до 35-40 лет).

Только что почувствовавший себя взрослым человек уже объявляется стареющим, а ведь в собственном восприятии он только что «вошел в ум», «начал жить». Часто лишь после 40-45 лет он начинает чувствовать себя действительно взрослым и пытается начать реально управлять своим развитием, осмысленно взаимодействовать с реальностью вокруг себя, но именно с этого времени он и начинает впервые ощущать стремительно уходящую социальную востребованность. То есть он просто не успевает повзрослеть. Взрослость оказывается странно «зажатой» между удлинившимся детством/юностью/молодостью и хронологически обозначенной старостью, которая не соответствует реальности активной, работоспособной и опытной личности.

Навстречу друг другу

- Мир, где правят бал безответственные эгоисты, напоминает пустынный, бездушный пейзаж планеты Плюк в фильме Данелии «Кин-дза-дза» - помните, «если в обществе нет цветовой градации штанов, значит, у него нет цели»... Только вот как можно в нем жить?

- Мне кажется, мы имеем дело скорее не с эгоизмом, а с нарастанием индивидуализма. Общечеловеческая культура дрейфует от коллективистических ориентации к индивидуалистическим - это связано с общим повышением уровня благосостояния населения (чем он выше, тем сильнее выражена тенденция к индивидуализму). Черты, о которых мы говорили, складываются в портрет так называемого «поколения ЯЯЯ».

В истории поколения нищеты сменяются поколениями скуки. Предыдущее поколение взрослых в нашей стране, жившее более, чем скромно, стремилось сделать лучше хотя бы жизнь своих детей и сформировало нынешнее поколение скуки, которое якобы ни в чем не должно нуждаться. Но вышло так, что оно не только ни в чем, но и ни в ком не нуждается. Следствие этого - равнодушие ко всему и вся.

Исторически эта тенденция понятна: слишком долго люди были «скованными одной цепью, связанными одной целью» - общим трудом и бытом, обязательствами и функциями. Чем меньше необходимости быть вместе, тем естественнее люди отходят друг от друга. Я не вижу в этом апокалипсиса, потому что развитие общества волнообразно. И эта модель когда-то себя исчерпает, на новом витке развития люди опять станут нужными друг другу, но по-новому.

- Однако «новые взрослые» не желают сами принимать решения и делегируют это право другим - допустим, вожакам сект, группировок самой разной направленности. Неужели вы не видите в этом опасности?

- Да, у новых взрослых выражено стремление примкнуть к сильным лидерам. Как правило, желающих «соблазнить чужую свободу» хватает, и человек часто становится жертвой манипуляций, в том числе и асоциальных личностей, - раньше жертвы легче находились в подростковой среде, а сегодня контингент в возрастном плане расширился. Не имея прочных ценностно-смысловых и морально-нравственных установок, люди могут легко выбрать ложные ориентиры, захлопнуть дверь перед просящим о помощи. Все это, увы, существует - это какой-то другой виток культурного генеза, новая «селекция» человека. Мы привыкнем к этой модели, и у нас выработаются механизмы, чтобы в ней существовать.

- Как это сделать?

- Сегодня молодые не нуждаются в указчиках, воспитателях, трансляторах какой-то идеологии. Однако им необходима помощь в организации их собственной жизни, в поисках ценностно-смысловых ориентиров. Друзья старшего возраста молодыми всегда ценились, и рассказывать о своем опыте проживания жизни - нужно. Они ведь сталкиваются с теми же самыми трудностями, которые были и у нас, например, с поиском взаимности, востребованности, подлинности.

Иной раз видно, как в соцсетях они безмолвно кричат от «одиночества в толпе», но не умеют найти выход к людям, готовым разговаривать с ними о них. И никто не мешает нам показывать другую модель жизни, альтернативную однобокому «активному потреблению», - тем более, что новое поколение неоднородно и строем не ходит. Мне симпатично, к примеру, волонтерство, поездки в Дома ветеранов, интерес к живым свидетелям истории.

Чтобы сосуществовать с новыми взрослыми, нам, наверное, нужно «сближать семантики», то есть пытаться искать с ними общие темы и общий язык - язык экзистенциальный. Мы привыкли верить, что есть черное и белое, что общество всегда право и что все хорошее приходит с преодолением трудностей. А для молодых существуют не только черное и белое, но и оттенки между ними.

Надо попробовать встать и на их позицию, почувствовать свободу от идеологического пресса, взращенного в нашем сознании. Давайте, как нынешние молодые, пробовать просто жить, принимая все оттенки своей жизни и личности.


Опубликовано в журнале «Психология для жизни», издатель: Московская служба психологической помощи населению.

В начало

 
Rambler's Top100