Заканчивая

исторический очерк

Дата публикации или обновления 01.02.2017
  • Оглавление: Свято-Троицкая Сергиева пустынь
  • Заключение. Заканчивая исторический очерк о Троице-Сергиевой пустыни...

    В истории Русской Православной Церкви имя преподобного Сергия имеет большое значение. С преп. Сергием тесно связаны события не только церковного, но и государственного значения. Русский народ из святых подвижников своей земли, пожалуй, больше всего почитает преп. Сергия. С давних времен в Лавру преп. Сергия стекался народ в большом количестве. «Ив наши дни люди русского общества притекают к гробу Преподобного со своими думами, мольбами и упованиями... И этот приток не изменялся в течение веков, несмотря на неоднократные и глубокие перемены в строе и настроении русского общества: старые понятия иссякали, новые пробивались или наплывали, а чувства и верования, которые влекли сюда людей со всех концов Русской земли, бьют до сих пор тем же свежим ключом, как били в XIV в.»

    В обитель преподобного Сергия стекались и монахи, искавшие «доброго жития» и подвигов. Затем, укрепившись в подвиге, они уходили в безлюдные места и там основывали новые монастыри. Монастыри возникали не только в глуши лесов, но и у стен городов. Одним из таких монастырей, основанных учениками преп. Сергия, был монастырь, именовавшийся Троице-Сергиевой пустынью. Хотя архимандрит Варлаам (Высоцкий) и не был прямым учеником преп. Сергия, все-таки он был достойным наместником Сергиевой Лавры и ревностно заботился о прославлении имени преп. Сергия. Основанная им Сергиева пустынь имела положительное значение не только для Петербургской епархии, но и для всей Русской Церкви. Находясь у стен столицы, пустынь служила для ее жителей тихим пристанищем, где каждый мог отдохнуть душой. Добрая жизнь монахов, образцовое богослужение и внешний вид благоустроенной пустыни привлекали к себе паломников. В последние же времена пустынь стала известна далеко за пределами Петроградской епархии и даже за пределами русского государства.

    «Из братии, живших в Сергиевой пустыни, немного было таких, которые бы какими-либо подвигами прославили себя в истории, или просияли на весь мир подвигами святости: жизнь их сокрыта была для мира с той минуты, когда затворились за ними двери монастырской ограды». Это и не удивительно, потому что пустынь существовала всего двести лет. Однако, в число этих «немногих» вошли такие личности, как, например, преосв. Анастасий (Братановский), преосвящ. Амвросий (Протасов), митрополит Евгений (Болховитинов), митрополит Григорий (Постников), митрополит Никанор (Клементьевский), преосвящ. Игнатий (Брянчанинов), архимандрит Игнатий (Малышев) — как выдающийся строитель, и другие. Их совместный большой труд способствовал укреплению Русской Православной Церкви.

    Троице-Сергиева пустынь имела большое религиозно-нравственное значение. Богомольцы получали в ней не только духовную пищу, но и пример нравственной жизни. Монастырь никогда не оставался безлюдным. 7 марта 1871 г. «Петербургская газета» писала: «Многие из бывавших в разных церквах, некоторым из них отдают предпочтение за внимательную отчетливую службу причта, за хорошее пение певчих и т д. В ряду таких церквей занял у нас почти первое место Сергиевский мужской монастырь, что на 19-й версте от Петербурга».

    Газета «Новое время» писала 7/19/июля 1881 г.:

    «День 5 июля, как приходящийся среди лета, особенно привлекает много молящихся не только в Москве, но и в Петербурге, к Сергиевской пустыне, по петергофской железной дороге. С особенной торжественностью празднуется там 5-е июля... Масса богомольцев не могла вместиться в церкви, многие расположились кругом монастыря, где пришлось и ночевать, так как к 11 часам все комнатки, все сарайчики, в слободе, на дачах и в избах были заняты... Загудевший в пять часов утра колокол поднял на ноги снова всю массу богомольцев...»

    Троице-Сергиева пустынь пользовалась доброй славой не только у своих постоянных богомольцев. Об этом свидетельствует следующее письмо, присланное в июне 1917 г. в Духовный Собор Сергиевской пустыни.

    «Мы, товарищи солдаты 11 рота 2-го пулеметного национального полка на собрании всей роты постановили: благодарить обитель Пр. Сергия за отдание последней чести и долга нашему товарищу, покойному Михаилу Мерзенному и похороненному в Вашем монастыре и в таком хорошем месте, бесплатно отведенном, а также благодарим о. Ефрема и о. Павла, принимавших близкое участие при похоронах».

    Со времени архимандрита Игнатия (Брянчанинова) из Троице-Сергиевой пустыни монахов назначали настоятелями в другие монастыри. Таким образом, пустынь сделалась рассадником монашеского благочестия. Для примера можно указать и некоторых других насельников пустыни, ставших во главе разных монастырей.

    Казначей иеромонах Питирим (1824—1834), впоследствии игумен Новгородского Отенского монастыря, t 1851г. Казначей иеромонах Варсонофий Зотов (1834—1835), впоследствии архимандрит монастырей: Густинского Троицкого, Полтавской епархии и Трегуляева Предтечева, Тамбовской епархии, ум. 1858 г.

    Наместник иеромонах Феофан Комаровский (1836—1841), впоследствии архимандрит монастырей Кирилло-Новоезерского, Кирилло-Белоезерского, Новгородской епархии и ставропигиального Соловецкого, где и скончался в 1871 г.

    Ризничий иеромонах Сергий Рудаков (1837—1839), впоследствии в сане игумена наместник Толгского монастыря, Ярославской епархии, Благочинный и Уставщик Александро-Невской Лавры, в Киновии коей скончался в 1874 г.

    Эконом иеромонах Израиль Андреев (1837—1839), впоследствии архимандрит Рождественского Коневского монастыря. Там и скончался в 1884 г.

    Наместник иеромонах Аполлос Попов (1841—1844), впоследствии архимандрит Староладожского Николаевского монастыря СПБ епархии, ум. 1874 г.

    Ризничий иеромонах Герасим Грязнов (1841—1846), впоследствии настоятель и архимандрит Переславо-Залесского Никитского монастыря, Владимирской епархии, ум. 1875 г.

    Наместник иеромонах Игнатий Васильев (1844—1851), впоследствии настоятель и архимандрит Никандровской Благовещенской Пустыни, Псковской епархии, ум. 1870 г.

    С самого начала XIX века Троице-Сергиева пустынь была избрана местом для погребения знатных лиц. В ней погребены: сын Суворова Аркадий Александрович, «Графиня Наталия Александровна Зубова, кавалерственная Дама, супруга Обер-шталмейстера графа Николая Александровича Зубова, дочь Генералиссимуса Италийского графа Александра Васильевича Суворова-Рымникского», Анна Петровна Керн, по несколько человек из фамилий Голенищевых-Кутузовых, Крапоткиных, Плещеевых, Апраксиных, Данзас, Зубовых... Из духовных лиц погребен Иоасаф (Булгак) — митрополит, архиепископ Полоцкий, и другие.

    В архитектурном отношении постройки пустыни занимали исключительное положение. В них был отражен вкус разных эпох и разных архитекторов. «Обладая "Троицею" кисти К. Брюллова и иконостасом Растрелли в соборе, им же построенном, Сергиевская пустынь может одинаково хвалиться как драгоценными новыми сооружениями, так и памятниками, имеющими место в истории искусства русского за весь истекший век, во всех трех главных отраслях».

    В Троице-Сергиевой пустыни трудились архитекторы: Макаров А.П., Мельников А.И., Брандт К.И., Кузьмин Р.И., Горностев А.Н., Растрелли В.В., Боссе Ю.А., Горностаев И.И. и Парланд. Они, конечно, не могли не превратить пустынь в образец архитектурного искусства. Сочетав красоту строений с пейзажем, они создали у стен столицы уголок, пленявший своею красотою паломника.

    Троице-Сергиева пустынь, как и многие другие русские монастыри, имела хорошо поставленное хозяйство и подавало пример правильного его ведения. В пустыни на высоком уровне стояло молочное хозяйство, огородное и полеводческое. Приведенное архимандритом Игнатием (Брянчаниновым) в образцовое состояние, монастырское хозяйство обеспечивало пустынь всеми необходимыми продуктами питания. Кроме того, монастырь ежегодно в большом количестве продавал излишки. Монастырским работникам пришлось очень много потрудиться для того, чтобы добиться успехов. Земля вокруг монастыря была местами заболочена, и на осушение ее затрачено было много средств. Велик быт труд монастыря, но за него была получена великая награда. В октябре 1882 г. в России была открыта выставка, на которой были представлены лучшие сорта пшеницы, ржи, ячменя и других зерновых культур. В выставке принимали участие хлеборобы всей страны, 31-го октября «комиссия на основании... исследований присудила награды: ...Троицкой Сергиевской пустыни (близ Петербурга) большую серебряную медаль за семена ржи и две медных медали за семена пшеницы озимой и яровой и семена ячменя империал». Присуждение премии пустыни имело значение для полеводческого хозяйства Петербургского края.

    Образцовое ведение хозяйства позволило Троице-Сергиевой пустыни расширить благотворительную деятельность. В пустыни действовали инвалидный дом, школа, больница, странноприимная, а во время войны открывался госпиталь. О больнице Леонид Соколов писал в 1915 году:

    «Больница Сергиевой пустыни с амбулаторией для приходящих больных — чистое просторное здание. Больница построена нынешним опытным настоятелем; порядок и чистота. Стены окрашены масляной краской, приличная прислуга, опрятные кровати, из них 10 — для монахов. Ванна, электрическая машина, аптека. Внизу амбулатория, принимающая в год до 6 000 больных (в 1913 году принято было 6 534 человека). Фельдшер — монах, врач мирской. Больница производит приятное впечатление».

    В том же году архимандрит Сергий (Дружинин) сообщал Петроградскому епархиальному начальству:

    «В пустыне имеется помещение для странников, ежедневно оказывается приют 15—20 лицам, с выдачею при этом, по мере возможности, горячей пищи, при недостатке же таковой выдается хлеб и квас».

    За открытие в стенах пустыни госпиталя архимандрит Михаил 20 ноября 1904 г. получил благодарность от Общества Красного креста. «Особая комиссия (Общества Красного креста) покорнейше просит Вас, милостивый Государь, принять глубокую благодарность за Вашу сердечную отзывчивость делу помощи больным и раненым воинам, возвращавшимся с Дальнего Востока, и за предоставление в ее распоряжение помещения Братской больницы Троице-Сергиевской Пустыни».

    Этим не ограничивалась благотворительная деятельность пустыни. Ее настоятели заботились и о духовном просвещении народных масс. Библиотекарь пустыни иеромонах Павел в отчетах за 1900—1901 и 1904 гг. писал: «...по благословению о. настоятеля в 1904 г. безвозмездно отправлено библиотекою (книг) в Каре 325 экземпляров, на Дальний Восток 600 экземпляров и роздано на благословение юным богомольцам городских приходов и школ 500 экземпляров...»

    Когда напечатаны были брошюры о преп. Сергии и «Досуги инока», то они «безвозмездно раздавались воспитанникам Петербургской семинарии и других школ, посещавших обитель».

    Так огромна была благотворительная деятельность Троице-Сергиевой пустыни. Все средства, поступавшие в монастырь от жертвователей и от монастырского хозяйства, использовались для удовлетворения нужд неимущих. Сам монастырь часто входил в долги, но не отказывал обращавшимся к нему за помощью. Настоятели пустыни поступали по учению Господа. Они оставляли для монастыря только самое необходимое, а остальное отдавали ближним.

    Исполняя евангельские заповеди, насельники пустыни достигли большой нравственной высоты. Особенно за последнее десятилетие существования пустыни из нее вышло много образцовых монахов, усердно послуживших церкви и Отечеству. Из Троице-Сергиевой пустыни командировали монахов во флот и духовные миссии за границу. Так, например, 9 сентября архимандрит Игнатий (Малышев) получил указ из СПБ Духовной Консистории, в котором говорилось:

    «По инициативе комиссара в Болгарии князя Дондукова-Корсакова в 1878 г. основан в Филиппополе приют для круглых сирот обоего пола, без различия национальности и вероисповедания, и для поддержания оного составилось женское благотворительное общество (Дружество) из наиболее интеллигентных и почетных местных дам. Для преподавания закона Божия и воспитания детей в правилах веры в этом приюте учредителями оного признано полезным иметь русского законоучителя, каковую задачу, по мнению их, мог бы выполнить с успехом иеромонах Троицкой Сергиевой пустыни Мелетий, лично известный Болгарскому Экзарху и Филиппопольскому митрополиту и снискавший во время служения своего в прошедшую войну при 64-м военно-временном госпитале любовь и уважение как со стороны русских, так и болгар».

    Иеромонах Мелетий назначен был туда законоучителем, а через некоторое время там же получил должность благочинного и дисциплинатора Болгарского духовенства.

    30 апреля 1880 г. митрополит Исидор (Никольский) писал настоятелю Сергиевой пустыни:

    «Филиппопольский митрополит Панарет просит выслать к нему регента певчих Сергиевой пустыни послушника Петра Иванова, для обучения Болгар нотному пению, присовокупляя, что Иванов изъявил согласие принять на себя это поручение».

    В 1897 г. настоятель Троице-Сергиевой пустыни сообщал в канцелярию Петербургского митрополита:

    «Назначаемый в состав Корейской духовной миссии рясофорный послушник вверенной моему управлению Троице-Сергиевой пустыни Алексей Андреевич Алексеев, сего 13 декабря по благословению Его Высокопреосвященства, Высокопреосвященнейшего Палладия, митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского, пострижен мною в монашество и наречен при этом Николаем».

    В июле 1903 г. Экзарх Грузии, архимандрит Алексий, писал епископу Гдовскому Константину:

    «Настоятель церкви при Российской миссии в Тегеране архимандрит Стефан, обратился ко мне 3 июля с прошением об определении иеродиакона Сергиевой пустыни, Санкт-Петербургской епархии, о. Климента на штатное псаломщическое место при церкви в г. Тегеране...»17 Архимандрит Михаил дал согласие, и о. Климент был назначен на упомянутую должность. В 1906 г. иеродиакон Климент был переведен в число братии Московского Покровского Миссионерского монастыря.

    Указом Санкт-Петербургской Духовной Консистории за №7095 от 23 сентября 1913 г. из Троице-Сергиевой пустыни иеродиакон Митрофан «назначен штатным иеродиаконом в Крестовой церкви Варшавского Архиерейского Дома».

    Приведенные выше назначения насельников пустыни в духовные миссии за границу говорят о религиозно-нравственном значении монастыря и о его просветительной деятельности. Может быть, отдельные личности не имели большого успеха в этой области, но все внесли значительный вклад в миссионерскую деятельность Русской Православной Церкви. Посланники Сергиевой пустыни усердно трудились на благо нашей церкви, способствуя прославлению русского государства и народа.

    Иконы, посланные архимандритом Игнатием в Боснию, вызвали у славян и глубокую благодарность русскому народу.

    Заканчивая исторический очерк о Троице-Сергиевой пустыни, следует отметить, что за свое двухвековое существование пустынь заняла особое место в истории русских монастырей. За этот небольшой срок она не выдвинула из своих насельников подвижника, которого ублажала бы церковь. Пустынь получила совсем другое назначение. Она должна была служить верующему обществу и исполнять его требования. С этой задачей пустынь справилась. Своей разносторонней деятельностью пустынь способствовала прославлению русских монастырей и монашеского подвига. Рядом с пустынью стояла столица, в которую проникали западные, часто вредные течения. В большинстве случаев они направлялись против монашества и православия. Пустынь должна была отражать все эти антиправославные выпады и сохранять народ в чистоте. Благодаря покровительству преп. Сергия пустынь справлялась со своими обязанностями. Поэтому Троице-Сергиева пустынь особенно большое значение имела для Петроградской епархии.

    История Троице-Сергиевой пустыни еще раз свидетельствует о том, что монашество принесло и может в будущем принести обществу огромную пользу.

    «Можно только желать, чтобы монашество стояло на высоте своего религиозно-социального призвания, но принципиально отрицать его значение, как необходимого и благодетельного жизненного фактора, было бы большим грехом и пред историей, и пред современною нам жизнью христианского общества, по крайней мере русского, православного».

    Оглавление: Свято-Троицкая Сергиева пустынь
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Навигация
    Rambler's Top100