Сергиева пустынь

Дата публикации или обновления 01.02.2017
  • Оглавление: Свято-Троицкая Сергиева пустынь
  • Приют содержался на средства архимандрита Игнатия и жертвователей.

    Приют содержался на средства архимандрита Игнатия и жертвователей. Постепенно число больных в приюте увеличивалось. В 1897 г. в приюте было 15 больных детей. Но довести до конца начатое дело о. Игнатию не удалось. После Пасхи настоятель принимал участие в работах по ремонту придела св. архангела Михаила, где простудился. Болезнь приняла тяжелую форму. 15 мая архимандрита Игнатия посетил о. Иоанн Кронштадтский. Видя плохое состояние больного, он прочел разрешительную молитву из канона на исход души. «Отходную же читал один из иеромонахов. Во время чтения умирающий старец осенял себя крестным знамением и слезы умиления катились по его лицу, а в четверть двенадцатого ночи тихо почил на руках ближайших учеников своих».

    16 мая 1897 г. старшая братия с прискорбием доносила Палладию, митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому, «что настоятель Сергиевой Пустыни, архимандрит Игнатий в 11 часов 10 минут вечера 15 сего мая тихо в Боге почил, будучи пред кончиною, в полном сознании, соборован св. Елеем, исповедан и приобщен святых Христовых Тайн».

    Отпевали архимандрита 18 мая. В отпевании принимали участие Антоний, архиепископ Финляндский и Выборгский, и Назарий, епископ Гдовский.

    Тело архимандрита Игнатия погребено было в храме Воскресения Христова, в приделе архангела Михаила, на солее перед левым клиросом. Над могилой была поставлена мраморная гробница, на верхней стороне которой были написаны слова: «Твой есть аз, спаси мя».

    Так отошел ко Господу еще один светильник русской церкви. Вся жизнь архимандрита Игнатия была служением своему монастырю и обществу. Он не жалел ни здоровья, ни средств, все отдавая для пользы дела, которому посвятил свою жизнь. В 1880 г. на свои средства архимандрит устроил в пустыни свечной завод. Санкт-Петербургская Духовная Консистория через год потребовала у него отчет о работе завода. На это о. Игнатий отвечал:

    «...Я уже выразил в моем рапорте Высокопреосвященнейшему митрополиту, что я помогу обители в экономическом отношении, и что вся моя жизнь всецело посвящена ей... Хотя мне весьма грустно отдавать отчет в системе моего управления обителью преп. Сергия, но в успокоение многоуважаемой консистории расстаюсь с затаенным моим чувством и повергаю отчет к стопам милостивого снисхождения.

    Построил я церковь во сто тысяч руб. сер., из монастырских сумм не брал ни гроша и поднес Св. обители с прибавкою 60 000 дохода.

    Построил другую церковь, употребил 12 000, также от монастыря ни гроша, и в продолжение пяти лет ее существования монастырь имел от нее доходу 50 000 руб.

    Построил я третью церковь в 215 000 руб. и также поднес обители с 70 000 дохода.

    Построил ограду в 50 000 руб. и подарил обители.

    Построил каменный корпус в 100 000 руб., где братия помещены и пригреты...

    Во всех постройках участник, если не в половину, то в третьей части, наверно».

    Архимандрит Игнатий умел правильно разрешать вопросы в управлении с братией. С монахами он обходился ласково, с любовью. Если видел недостатки у кого-либо, то старался исправить их незаметно для других. Бывали случаи, когда иеромонахи приходили к нему разрешать вопрос: кому совершать службу? Архимандрит говорил, что он сам начнет, если больше некому. И, действительно, начинал вечерню сам. Если случались какие-либо неполадки, то настоятель с большим терпением выжидал удобный момент и давал делу нужное направление.

    Видя смирение, кротость, терпение и простоту настоятеля, монахи полюбили своего старца и старались не огорчать его. В то же время архимандрит Игнатий отличался особой смелостью. В нужных случаях он смело возражал даже высокопоставленным лицам и, например, не разрешил войти в храм грозному Шамилю. Когда в печати выступал кто-либо против монастырей, то о. Игнатий смело критиковал автора, не жалея резких выражений. В 1869 г. игумения Митрофания, до пострижения баронесса Розен, составила проект устава Псковской епархиальной общины сестер милосердия и предлагала распространить сестричество в России. Для рассмотрения этого проекта была назначена комиссия, в которую вошел и о. Игнатий. О. Игнатий открыто высказался против проекта, доказав, что он вреден, так как направлен против монастырей. Отзыв архимандрита был напечатан под заглавием «Слово о монашеском делании», а проект игумений Митрофании был отвергнут.

    При всей своей огромной благотворительной деятельности, архимандрит Игнатий оставался очень скромным и не любил похвал.

    В 1883 г. все знакомые о. Игнатия и друзья настаивали на том, чтобы торжественно отметить юбилей его настоятельского служения (25 лет). Но отец Игнатий стал возражать против торжественного чествования. «Я даже не могу понять, — говорил он, — что такое юбилей монаха! Радоваться тому, что худо прожил 25 лет, что растерял даже то немногое, то приобрел монашеского...»

    Так в скромности и провел свою жизнь архимандрит, предпочитая добродетель и избегая человеческой похвалы.

    Умирая, архимандрит Игнатий оставил духовное завещание, которым обеспечивалось будущее приюта и маленьких его насельников. По духовному завещанию, утвержденному к исполнению Санкт-Петербургским окружным судом 10 октября 1897 г., дом по Белозерской улице передавался «под устройство приюта для малолетних хроников, паралитиков и вообще припадочных и увечных».

    Интересно отметить, что за 160 лет в пустыни было погребено только два ее настоятеля: первый настоятель — архимандрит Варлаам Высоцкий (ум. 1737 г.) и второй — архимандрит Игнатий Малышев. Все остальные настоятели погребены в других местах.

    После смерти архимандрита Игнатия из Санкт-Петербургской Духовной Консистории сообщили:

    «На основании бывших рассуждений, Св. Синод определяет: на должность настоятеля Троице-Сергиевой первоклассной пустыни Санкт-Петербургской Епархии, назначить ризничего названной пустыни, иеромонаха Варлаама, с возведением его в сан архимандрита».

    5 июля 1897 г. иеромонах Варлаам был возведен в сан архимандрита и принял в управление пустынь.

    Архимандрит Варлаам, до пострижения Никифоров, родился в 1848 г. в Петербурге. В 1867 г. поступил в Сергие-ву пустынь, где через одиннадцать лет принял монашество. В 1879 г. Варлаам был рукоположен в иеродиакона, а в 1882 г. — в сан иеромонаха. 7 марта 1883 г. иеромонах Варлаам был определен ризничим пустыни и занимал эту должность 14 лет.

    Архимандрит Варлаам за свое четырехлетнее управление монастырем успел только расширить школу. В пустыни стояла кладовая, которую настоятель перестроил и приспособил под школу. Когда здание было готово, архимандрит Варлаам испросил разрешение открыть «школу для бесплатного обучения 15 человек пенсионеров — мальчиков, состоящих в числе певчих братского хора, и 25 человек приходящих детей, мужского пола... по программе двухклассных церковно-приходских школ...» Через два года число учащихся в школе было увеличено.

    В 1900 г. настоятель пустыни сообщал в Консисторию, что в монастырской двухклассной школе обучалось 40 человек мальчиков и в начальном училище — 10 человек девочек. При церковно-приходской школе было общежитие на 12 человек. Учитель нанимался на средства пустыни, но преподавание Закона Божия возлагалось на братию. За преподаванием следил сам настоятель.

    В то время в пустыни хорошо было поставлено дело благотворительности. В монастыре действовала богадельня на 30 человек, больница с амбулаторным приемом бедных больных и странноприимная. Все эти мероприятия требовали больших средств. Даже при образцовом ведении хозяйства монастырь иногда входил в долги, чтобы покрыть все расходы. Так, например, после смерти архимандрита Варлаама выяснилось, что монастырь не оплатил счетов на 35 301 руб. 61 коп. и не выдал зарплату монастырским рабочим на 2 805 руб. 25 коп.

    Монастырю надо было срочно уплатить всего 38 106 руб. 86 коп., а из казны отпускалось на содержание монастыря только 1 861 руб. 69 коп. в год.

    Архимандрит Варлаам остался памятным для пустыни как основатель монастырской библиотеки. В отчете за 1900—1901 г. библиотекарь иеродиакон Павел писал:

    «Мая 29-го 1900 года, с благословения покойного Настоятеля о. Архимандрита Варлаама основалась библиотека, имея с лишком четыре тысячи книг...»

    Библиотека получила 6 журналов: «Вера и разум», «Отдых христианина», «Друг трезвости», «Русский Паломник», «Исторический вестник» и «Душеполезное чтение». В 1901 г. библиотека получала еще три журнала: «Вера и Церковь», «Сельский вестник» и «Миссионерское обозрение».

    К концу 1901 г. в библиотеке насчитывалось более 6 000 книг. В конце первого отчета иеродиакон Павел писал:

    «Из журнала о выдаче книг для чтения видно, что книгами библиотеки пользовались не только братия наша, но она содействовала ученому духовному миру, а именно — нашелся материал для студентов СПБ Духовной Академии Л.И. Софийского, иеромонаха Варсонофия, о. Виктора Плотникова, для их сочинений и для поучительного для народа сочинения борцов народной трезвости о. Александра Рождественского, священника, что из церкви от Варшавского вокзала и о. Николая Успенского из церкви Красного Села».

    31 декабря 1901 г. старшая братия пустыни доносила Антонию, митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому, что архимандрит Варлаам «1-го декабря, в первом часу дня, внезапно заболел от кровоизлияния в мозг, с параличом правой стороны тела и языка». Временно настоятельские и благо-чиннические обязанности возложены были на наместника пустыни игумена Агафангела. 8 декабря 1901 г. игумен Агафангел доносил благочинному монастырей, наместнику Александро-Невской Лавры, архимандриту Корнилию: «...сего 8 декабря, в 12 часов пополудни, настоятель Троице-Сергиевой пустыни архимандрит Варлаам, волею Божиею тихо скончался».

    После смерти архимандрита Варлаама митрополит Антоний предложил наместнику Александро-Невской Лавры, архимандриту Корнилию, произвести избрание достойного кандидата на настоятельское место. Архимандрит Корни л ий сообщил митрополиту, что для братии Сергиевой пустыни «желательными кандидатами на место настоятеля оказались: ризничий оной иеромонах Михаил и управляющий подворьем Киево-Печерской Лавры в Санкт-Петербурге архимандрит Феогност».

    Митрополит Антоний представил к назначению настоятелем пустыни иеромонаха Михаила, избранного большинством голосов. Синод 21 декабря 1901 г. утвердил назначение иеромонаха Михаила, с возведением его в сан архимандрита (указ № 9005).

    Архимандрит Михаил, до пострижения Матфей Трофимович Горелышев, родился в 1850 году в семье крестьянина Витебской губернии. Образование Матфей Трофимович получил домашнее. В 1868 г. он поступил в Гефсиманский скит, Московской епархии, где 4 декабря 1869 г. был определен послушником. В мае 1873 г. он перемещен в Троице-Сергиеву пустынь, где в апреле 1880 г. пострижен в монашество. В ведомости о настоятелях монастырей за 1911 г. сказано, что Михаил рукоположен был во иеродиакона 1 февраля 1881 г., а во иеромонаха 17 апреля 1885 г. 23 июня 1897 г. иеромонах Михаил был определен ризничим пустыни.

    Архимандрит Михаил монашеское воспитание получил в пустыни и был верным ее сыном. Он начинал свой монашеский подвиг при архимандрите Игнатии (Малышеве) и к этому времени был уже опытным монахом. Получив в управление пустынь, он старался поддержать в ней образцовое состояние и по-прежнему продолжать благотворительную деятельность.

    В ночь на 1 марта 1906 г. в пустыни сгорела больница. Настоятель испросил разрешение выстроить новую больницу больших размеров. 14 июня 1907 года архимандрит Михаил доносил губернатору Петербурга о том, что больница выстроена и к открытию готова. 9 января 1908 года последовало разрешение и больница на 10 человек была открыта. В 1915 г. настоятель сообщал епархиальному начальству:

    «При пустыни с 1907 года существует каменная, крытая железом больница, выстроенная на месте существовавшей с 1898 года, в которой учреждено 15 кроватей. В больнице оказывается амбулаторный прием бедных больных с выдачею лекарств бесплатно. Больница содержится на проценты с капитала, пожертвованного на сей предмет умершим духовником пустыни, иеромонахом Герасимом и княгинею Ширинскою-Шихматовою».

    Архимандрит Михаил не ограничивался одной материальной поддержкой нуждавшихся людей. Помня, что «не о хлебе едином жив будет человек», он 12 сентября 1909 г. просил хозяйственный комитет Петербургских городовых скотобоен передать пустыни свободное место вблизи Забалканского проспекта под постройку церкви и зала для бесед с рабочими. Настоятель писал: «...все расходы по постройке Сергиева пустынь берет на свой счет, не вводя городскую управу ни в какие денежные расходы». К сожалению, это дело не доведено до конца и неизвестно, построен ли был зал для бесед.

    В марте 1910 г. епископ Нарвский Никандр прислал запрос настоятелю пустыни: не может ли пустынь открыть на свои средства исправительный приют для несовершеннолетних. На этот запрос архимандрит Михаил отвечал 27 марта 1910 года:

    «При вверенной мне Троице-Сергиевой Пустыне в настоящее время существуют: 1. Приют для малолетних мальчиков, обучающихся в монастырской школе, в которой содержится ежегодно 15 человек: это дети преимущественно бедных родителей и все содержание получают за счет монастыря. 2. Странноприимная для престарелых женщин, в которой ежедневно находят приют 15—20 женщин. Для них на средства монастыря отпускается пища, отопление, освещение и уход за ними.

    Сверх того, обитель содержит на свои средства школу, в которой обучается ежегодно 60 мальчиков; оказывает населению врачебную помощь амбулаторными приемами, для чего содержит на свои средства доктора, фельдшера и трех служителей».

    Далее о. настоятель писал, что отозваться на новое мероприятие обитель не может из-за отсутствия материальных средств.

    После начала войны с Германией и Австро-Венгрией (1914 г.) в пустыни был открыт госпиталь для раненых воинов. При открытии госпиталь рассчитывался на 25 человек, но, например, в августе 1917 года в нем лечилось 29 человек. Госпиталь содержался на средства монастыря и «местных обывателей». В «доношении» Петербургскому губернатору 1 ноября 1914 г. архимандрит Михаил писал:

    «Кроватей в лазарете вверенной управлению моему Троицко-Сергиевой пустыни, занятых ранеными и больными воинами и нижними чинами — 25... Раненые и больные воины в монастырском лазарете вполне обеспечены всем, как и в медицинском, так и в продовольственном отношении.

    Действительно, в те годы пустынь уже могла обеспечить больных всем необходимым, не обращаясь за помощью на сторону. Благодаря хорошему состоянию хозяйства монастырь ни в чем не испытывал нужды и помогал всем обращавшимся к нему за помощью.

    На 1915 год в пустыни было: свыше 20 коров лучшей породы, конюшня с ценными лошадями, птичник «с несметными стаями совершенно ручных кур», пчельник, обеспечивавший обитель медом, фруктовый сад, «огородное и полевое земледельческое хозяйство». Леонид Соколов пишет, что в то время общий бюджет пустыни исчислялся приблизительно 15 000 руб. годового дохода. Это позволило увеличить число братии. В том же году в пустыни было братии и проживавших «для богомоления» почти 90 человек. Таким образом, пустынь все еще росла. Ее настоятель, архимандрит Михаил, успешно продолжал дело, начатое архимандритом Игнатием (Брянчаниновым).

    5 мая 1915 года преосв. Владимир, митрополит Петроградский и Ладожский, сообщил Синоду:

    «Настоятель Свято-Троицкой Сергиевой Первоклассной Пустыни, близ Петрограда, архимандрит Михаил 5 сего Мая прислал ко мне свое прошение следующего содержания:

    "22 марта сего 1915 года, во время служения Пасхальной Светлой утрени, я внезапно серьезно заболел и с того времени лежу в постели. Сознаю, что дальнейшее управление обителию для меня будет не по силам. Донося о сем, долгом считаю для себя почтительнейше просить Ваше Высокопреосвященство, Милостивейший Архипастырь и Владыко, об увольнении меня от управления Троицко-Сергиевою Пустынью на покой и о назначении вместо меня настоятелем в Сергиеву Пустынь ризничного оной иеромонаха Сергия, как вполне способного к прохождению такого служения".

    Донося о вышесказанном и находя прошение архимандрита Михаила заслуживающим уважения, — признавая также и с своей стороны иеромонаха Сергия способным и достойным занятия настоятельской должности в Сергиевой Пустыни, где он принял иноческое пострижение и с примерным усердием много лет проходил возлагавшиеся на него послушания... имею долг почтительнейше ходатайствовать...»

    По указу Св. Синода от 6 мая 1915 г. за № 3504 архимандрит Михаил увольнялся от настоятельства, а назначался настоятелем этой пустыни ризничий-иеромонах Сергий, с возведением его в сан архимандрита. Архимандрит Сергий, до пострижения Иван Прохорович Дружинин, родился 20 июня 1863 г. в семье крестьянина, в Тверской губернии. Образование Иван Прохорович получил домашнее. В 1887 г. он принят был в Троице-Сергиеву пустынь, где в 1894 г. принял монашеский постриг. В том же году Сергий был рукоположен в сан иеродиакона, а через 4 года в сан иеромонаха.

    В 1902 г. иеромонах Сергий был определен ризничим пустыни и состоял им 13 лет. Митрополит Владимир, ходатайствуя о назначении иеромонаха Сергия настоятелем пустыни, указывал на то, что он принял иноческое пострижение в Сергиевой пустыни «и с примерным усердием много лет проходил возлагавшиеся на него послушания...». Архимандрит Сергий, начинавший свой подвиг еще при архимандрите Игнатии (Малышеве), прошел хорошую школу в пустыни. Тринадцатилетнее пребывание на должности ризничего говорит о том, что отец Сергий успешно исполнял порученное ему дело.

    В первые годы его настоятельства пустынь продолжала расти. 30 июля 1916 г. архимандрит Сергий сообщал Петроградскому губернатору: «В вверенной управлению моему Троице-Сергиевой пустыни состоит монашествующего братства до 100 человек, до 70 человек вольнонаемных служащих...»

    В управлении столь многочисленной братией требовался большой опыт. Хотя о. Сергий умело управлял монастырем, однако в марте 1917 года среди братии произошло разделение. Одни просили епископа Гдовского Вениамина, временно управлявшего Петроградской епархией, и Обер-Прокурора Св. Синода отстранить от настоятельства архимандрита Сергия, а другие просили оставить. Но вскоре обе стороны примирились и просили оставить архимандрита Сергия настоятелем пустыни. 1-го мая 1917 г. братия писала Обер-Прокурору Св. Синода:

    «Личность архимандрита Сергия нам всем братии хорошо известна, как человека хорошего и безукоризненного поведения, а будучи ризничным, благодаря его неусыпным заботам об обители, им сделано очень много хорошего, как то: при его содействии была выстроена монастырская каменная больница, произведена реставрация братской трапезы, церкви монастыря украсились разными ценными пополнениями в украшении, а также и св. Престолы, ризница обогатилась весьма ценными богослужебными принадлежностями, словом, Архимандрит Сергий своими трудами и заботами сделал для управляемой им обители очень много хорошего и полезного».

    Архимандрит Сергий был оставлен настоятелем, но для управления пустынью, на основании резолюции архиепископа Вениамина от 13 июня 1917 г., был учрежден Духовный Собор пустыни. Духовный Собор составлялся из должностных лиц: настоятеля, наместника, казначея, ризничего и духовника. С этого времени все вопросы пустыни решались не одним настоятелем, а Духовным Собором.

    В том же году в России созывался в Москве съезд монашествующих лиц. Архимандрит Сергий с 16 по 23 июля 1917 г. был командирован на съезд представителей монастырской братии в Сергиев Посад.

    В следующие годы среди монастырской братии временами наблюдались разногласия и нарушения монастырской дисциплины. Видя это, епархиальное начальство писало в пустынь в 1918 году:

    «В настоящее время братия св. обители должны усугубить молитву и свой труд, а особенно хранить единение в союзе и являть свое послушание к распоряжению духовной власти и своему настоятелю».

    Архимандрит Сергий управлял пустынью до конца 1918 г.

    В 1919 г. настоятелем пустыни был назначен наместник — игумен Иоасаф. Игумен Иоасаф, до пострижения Иван Алексеевич Меркулов, родился в 1863 г. Образование получил домашнее. В пустынь Иван Алексеевич поступил еще при архимандрите Игнатии (Малышеве) — 7 сентября 1871 г. «По вы-держании испытания в придворной певческой капелле получил аттестат на право обучения пению — 1882 г. 8 мая; пострижен в монашество 5 февраля 1889 г.; рукоположен во иеродиакона 8 декабря 1889 г., во иеромонаха 29 ноября 1892 г. Определен и.д. казначея пустыни 3 декабря 1893 г., утвержден в этой должности 4 июля 1895 г... Посетителями пустыни и любителями церковного пения поднесен ему золотой с украшениями крест 5 июля 1899. Определен наместником пустыни 20 января 1903 г.»

    В 1923 году отец Иоасаф был возведен в сан архимандрита и управлял пустынью до своей кончины, которая последовала 22 января 1930 г. До назначения настоятелем, о. Иоасаф почти 40 лет управлял братским хором. В течение всей своей жизни о. Иоасаф пользовался большим уважением у братии и у богомольцев. (В начале его настоятельства в пустыни было всего 9 человек братии.) Перед смертью архимандрит Иоасаф принял великую схиму.

    После смерти о. Иоасафа настоятелем пустыни назначен был из числа братии архимандрит Игнатий (Егоров). Это был последний настоятель Троице-Сергиевой пустыни. Он управлял пустынью до 1931 г.

    После Великой Октябрьской революции в Сергиевой пустыни число братии стало сокращаться, так как прежние монахи отходили в вечность, а новых поступлений почти не было. Последнее пострижение в монашество в пустыни было в 1926 году. К тридцатым годам пустынь опустела и в 1931 г. прекратила свое существование.

    Далее: Список настоятелей Троице-Сергиевой пустыни (в хронологическом порядке)
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Навигация
    Rambler's Top100