Успенский храм с. Гжель во второй половине XIX века

Дата публикации или обновления 01.05.2015
  • К оглавлению: Храм Успения Пресвятой Богородицы села Гжель. Исторический очерк
  • Храм Успения Пресвятой Богородицы села Гжель. Век XIX. Вторая половина.

    19 августа 1851 г. во священника к Успенской церкви села Гжели был посвящён Виталий Стефанович Лебедев (род в 1829 г.). Можно предположить, что его отцом был настоятель Георгиевской церкви в селе Игнатьеве Стефан Лебедев В 1851 г. о Виталий окончил курс наук в Вифанской духовной семинарии и был посвящен во диакона 16 августа 1851 г.

    По клировой ведомости 1852 г.:

    «...священнику Виталию Степанову Аебедеву 23 года поведе ния хорошего, в семействе у него жена Анна Иванова 22 лет »

    С первых дней своего служения молодой батюшка зарекомендовал себя с самой лучшей стороны. Его искусно построенные проповеди и наставления приходили послушать не только прихожане Успенского храма, но и из других приходов.

    В 1854 г. с ним происходит не очень приятный случай повлекший за собой довольно строгое наказание.

    Вот, как он сам описывает случившееся в своем прошении митрополиту Московскому и Коломенскому Филарету в мае 1854 г.:

    «4 апреля 1854 г. я вечером был приглашен крестьянином д. Глебовой Сергеем Ивановым Волгиным в дом для исповедования и приобщения св. Христовых Тайн родного племянника его Ефима Волгина. Нашел я его уже умершим. По словам его родственников, умер он от припадка, которые были у него и раньше при такой горестной потере мать и дядя умершего просили меня со слезами на глазах не увеличивать ихнего горя еще более вводом до сведения светского начальства о смерти его дядя покойного просил меня также похоронить его. Знавши семейство Волгиных и самого покойного с хорошей стороны, имея в виду, что семейство их, начавши обращаться из раскола к православию, еще не все обращено, я и похоронил его 5 апреля. Но как в настоящее время, по слухам, Ефим Волгин был убит родным братом, и производится в д. Глебовой отделением Бронницкаго земского суда следствие о причине его смерти, я, опасаясь пострадать вместе I малолетним моим семейством, со слезами преподаю к стопам Вашего Высокопреосвященства, прося Вашего Архипастырского сострадания и защиты...».

    Во время судебного следствия было установлено, что произошло непреднамеренное убийство. Кроме того, по законам не разрешалось хоронить умерших до истечения трех дней.

    3 февраля 1855 г. в Московской Духовной Консистории после рассмотрения оного дела было определено: «...священника церкви села Гжели Виталия Лебедева за безвременное предание земле тела умершего крестьянина Волгина и притом без полицейского досмотра, послать на неделю в Коломенский Старо-Голутвин монастырь».

    Видимо, такая мера наказания за определенные проступки в то время практиковалась, чтобы священнослужитель мог в тишине и покое, подальше от мирской суеты, осознать свои деяния, предаться посту и молитве. Как мы помним, более чем за 20 лет до служения о. Виталия в Успенской церкви, в 1833 г. произошла история с дьяконом Симеоном Иоанновым, которого на первый раз Консистория приказала «...оставить в сильном подозрении и направить его на один месяц в Екатерининскую пустынь...»

    По ревизской сказке в ноябре 1857 г.

    «...при двухкомплектной Успенской церкви с. Гжели служат штатные священноцерковнослужители:

    Священник Василий Степанов Постников, 47 лет. У него жена Евдокея Матфиева, 40 лет.

    Священник Виталий Стефанов Лебедев, 26 лет. У него жена Анна Иванова, 27 лет.

    Диакон Прокопий Иоаннов Покровский, 32 лет. У него жена Дария Михайлова, 28 лет.

    Дьячок Максим Андреев Спасский, 54 лет.

    Дьячок Павел Леонтиев Ласкан, 45 лет. У него жена Мария Васильева, 43 лет.

    Пономарь Алексей Васильев Юрасов, 20 лет. У него жена Елизавета Александрова, 25 лет.

    Пономарь Уалериан Андреев Боголепов, 45 лет. У него жена Наталия Космина, 35 лет.

    Просвирня Матрона Карпова, 62 лет, жена умершего диакона сей церкви Симеона Иоаннова Смирнова, находившегося в причетнической должности при Покровской церкви с. Карпова Богородского уезда.

    Заштатные:

    уволенный от должности пономарь сей церкви Александр Иванов Птицын, 63 лет. У него жена Агрипена Иванова, 63 лет...»

    В 1859 г. к холодному храму пристраивают теплую трапезную и колокольню тщанием прихожан. И с этого времени в Успенской церкви становится три престола, сохранившиеся по сей день: во имя Успения Божией Матери, во имя Николая Чудотворца и во имя иконы Казанской Божией Матери.

    Во многом благодаря усилиям о. Виталия были найдены средства для открытия бесплатного женского училища в Гжели, где он занимает должность законоучителя в течение трех лет до времени перемещения его в Москву. Его умелая, хорошо поставленная работа по обучению приходских детей Закону Божию обратила на себя внимание Епархиального начальства, по представлению которого в 1863 г. о. Виталий был удостоен благословения Святейшего Синода и награжден бархатной фиолетовой скуфьей.

    В 1863 г. по резолюции митрополита Филарета священник Виталий Лебедев был перемещен на трудное и ответственное место настоятеля Единоверческой Николаевской церкви, открытой в Москве на Рогожском кладбище, в самом духовном центре стар-обрядцев-поповцев. За 1863-1893 гг. он присоединил из раскола к единоверию более 500 человек.

    19 августа 1901 г. торжественно отмечалось 50-летие служения в священном сане протоиерея Московской Григорие-Неокесарийской, при Полянке, церкви Виталия Стефановича Лебедева.

    Вместо Виталия Лебедева 24 августа 1863 г. на священническое место к Успенской церкви Гжели переведен священник Троицкой церкви села Троицкого, что на реке Москве, Звенигородского уезда, Николай Павлович Сперанский (1832-1902), ставленник митрополита Московского и Коломенского Филарета священствовавший по окончании курса в Вифанской духовной семинарии в селе Троицком, с 24 июня 1853 г.

    В 1859 г. митрополит Московский и Коломенский Филарет награждает его набедренником. Николай Павлович Сперанский становится достойным преемником Виталия Стефановича Лебедева. Он являл собой образец истинного пастырского служения, бескорыстия, доброты и любви к людям.

    Приход, доставшийся ему, был велик. В 1866 г. в приходе было более пяти тысяч человек.

    Ко дню Святой Пасхи 19 апреля 1869 г. Государь Император наградил священника Николая Сперанского бархатной фиолетовой скуфьей.

    Ко дню Святой Пасхи Указом Святейшего Синода № 1192 от 30 апреля 1875 г. дано знать, что 12 апреля 1875 г. Государь Император утвердил предложенное Святейшим Синодом награждение о. Николая за заслуги по духовному ведомству камилавкою.

    Еще через два года, в 1877 г. он был назначен на должность благочинного, исполняя ее до 1890 г. Благодаря своему природному уму и наблюдательности, он умел сразу видеть корень дела и дать всегда добрый совет и полезное наставление, не обременяя епархиальное начальство излишней перепиской. 24 апреля 1880 г. о. Николай за отличную службу был награжден наперсным крестом.

    Одним из главных дел священника Николая Сперанского можно назвать перестройку Успенской церкви. К концу 70-х гг. XIX в. холодный храм пришел в ветхость и даже грозил обрушением, поэтому службы в нем больше не проводились, а шли они только в теплых приделах. Когда же в стенах Успенской церкви образовались большие трещины, настоятель добился разрешения на ее разборку и постройку новой.

    28 апреля 1880 г. из Московской Духовной Консистории было отправлено письмо за № 2098 в Московское Археологическое общество, где написано: «Успенской церкви с. Гжели священноцерковнослужители со старостою церковным просят дозволить им находящийся в оном селе ветхий каменный с деревянным верхом холодный храм во имя Успения Богородицы, угрожающий разрушением, разобрать. Московская Духовная Консистория просила сообщить Московское Археологическое общество, не встречаются ли со стороны Археологического общества препятствий к дозволению разобрать означенный ветхий каменный с деревянным верхом холодный храм во имя Успения Божией Матери».

    Судя по всему, со стороны Московского Археологического общества возражений не последовало, и Успенская церковь не была признана «памятником архитектуры», так как на следующий год, в начале июня было подано следующее прошение.

    «Его Преосвященству Преосвященнейшему Амвросию, Епископу Дмитровскому, Викарию Московскому и разных орденов кавалеру.

    Бронницкого уезда Успенской села Гжели церкви священноцерковнослужители со старостою церковным и прихожанами.

    Покорнейшее прошение.

    Решением Епархиального начальства от 18 июля истекшаго 1880 года согласно прошению нашему вследствие ветхости холодного с деревянным верхом Успенскаго села Гжели храма, между прочим положено: храм, как не заключающий ничего особенно примечательного разобрать... В настоящее время храм разбирается, и работы скоро будут окончены... Остающийся теплый храм будет мал и невместителен для многолюдного нашего прихода, состоящего из 2437 душ мужеска пола и 2728 душ женска пола, почему мы желаем выстроить новый каменный храм на месте разобранного во имя успения Божией Матери.

    Но так как в настоящее время в церкви нашей имеется церковной суммы только три тысячи три ста рублей, с каковою очевидно к быстрой постройке нового храма приступить невозможно, то VI ы обсудили приступить предварительно к подготовке домашним, более экономичным способом нужного для храма материала, как-то: кирпича, белого камня и извести, для чего близ деревни Коняшиной нашего прихода на участке крестьянской земли, где имеется испробованная хорошего качества глина, положили поставить на общественный счет два кирпичных сарая и сложить горн для обжигания кирпича; копать глину, белый камень и опоку для извести и доставить весь материал на место к храму так же на общественный счет...

    Почему покорнейше просим Ваше Преосвященство разрешить нам предварительно приступить к подготовке кирпича и... о сем прошении учинить милостивую Архипастырскую резолюцию.

    К сему прошению села Гжели священник Николай Сперанский руку приложил. К сему прошению того же села священник Димитрий Рождественский руку приложил».

    Из сказанного видно, что работы по разборке храма вовсю ведутся. И даже «скоро будут закончены». То есть все шло к тому, что на месте старого храма в 1880-х гг. был бы выстроен совершенно новый. Но обстоятельства сложились таким образом, что трапезная часть осталась в первозданном виде, а расширение Церкви осуществилось без ее полной разборки. Причина банальна - не хватило денег. А решение предложил архитектор Казимир Бикентьевич Гриневский (1825-1885).

    Но на это понадобился еще год, и весной 1882 г. в Московскую Духовную Консисторию отправляется очередное покорнейшее прошение.

    «...В июне месяце истекшаго 1881 годами просили Епархиальное начальство разрешить нам на церковную сумму заготовить домашним, более икономичным способом кирпич, известь, белый и грунтовый камень для постройки вновь каменного холоднаго храма, вместо разобранного и обветшавшаго нашего храма во имя Успения Божией Матери, но плана на предложенную постройку тогда не представляли и сметы не составляли. Ныне на общем нашем обсуждении совместно с присланным Архитектором мы пришли к убеждению, чтобы не строить новый храм, а только] распространить трапезную через пристройку к ней вновь трех алтарей: главный во имя Успения Божией Матери и двух боковых:] во имя Казанския Божия Матери и во имя Чудотворца Николая с перенесением ихних престолов и иконостасов в предполагаемые, вновь к пристройке алтари. Через это теплая наша трапезная настолько расширится, что по вместимости вполне достаточна будет для нашего прихода и будет у нас один храм трехпрестольный и полный.

    Вместе с сим в существующей каменной колокольне предполагаем пристроить с двух сторон каменные часовни на месте имеющихся обветшавших помещений для сторожки церковной и кладовой для церковных вещей.

    Денежные средства для сих пристроек у нас имеются следующие: 3 500 рублей церковная сумма; 2 000 рублей завещанная прихожанином деревни Коняшиной Николаем Марковым на сей предмет; 3 000 рублей жертвуют прихожане. Итого 8 500 рублей, а по смете Архитектора вся означенная пристройка обойдется не свыше 12 000 руб. Недостающую сумму надеемся собрать от благотворителей, для чего желаем иметь выдаваемую из Консистории сборную книгу...»]

    В апреле 1882 г. Духовная Консистория постановила: «...Строительство дозволить... сборную книгу выдать».

    Летом по проекту К. В. Гриневского начались строительные работы. Как мы уже поняли из прошения, решено было не трогать теплый придельный храм, так как он был еще крепким, а сделать с восточной стороны пристройку и сюда перенести престолы, а среди придельных храмов устроить главный престол так, чтобы все престолы находились в один ряд. Это хорошо видно на чертеже. Вновь пристраиваемые помещения выделены темным.

    Благодаря такому решению, задача по расширению внутреннего пространства храма достигалась с минимальными затратами. Однокупольный храм был выполнен с шестистолпной опорной системой. Трапезная и алтарь были перекрыты парусными сводами, притвор - цилиндрическим сводом. В 1885 г. к построенной в 1859 г. каменной колокольне были пристроены два часовни, помещение АЛЯ церковного сторожа и кладовая для церковных вещей. Весь храм стал теплым благодаря калориферной] системе отопления с подпольными воздуховодами. В таком вида Успенская церковь дошла до 1940 г., когда она была закрыта.

    По окончании кладки пристройки в нее были перенесены иконостасы из прежних приделов, после чего начались работы по устройству главного престола и иконостаса. Затем весь храм! внутри был расписан, иконостасы окрашены под мрамор, украшены резьбой и позолотой.

    В ноябре 1885 г. все работы завершились, а 24 ноября 1885 г, главный престол храма был освящен [16].

    Вот как восторженно описываются эти события очевидцем: в периодической печати 1886 г. «Корреспонденция из Бронницкаго уезда

    В селе Гжели Бронницкаго уезда с давних пор существовал холодный храм во имя Успения Божией Матери, к которому в шестидесятых годах пристроены вновь два теплых придела: на правой стороне во имя Казанской иконы Божией Матери, а на левой - во святителя Николая. От давности времени холодный храм пришел в ветхость и грозил падением, почему в 70-х годах прекращено было в нем богослужение и совершалось постоянно в теплом храме. Наконец в 1882 году образовавшиеся в стенах большие трещины принудили совсем разобрать его. Видя сие, прихожане скорбели, а более всех скорбел настоятель храма священник Н. П. Сперанский. Хорошо что церковных средств на построение нового храма весьма мало (было около 3 тысяч рублей), он решился принять на себя труд отыскать средства и устроить храм. И вот он обращается первый к своим прихожанам, призывая их к пожертвованию на устройство храма. Прихожане откликнулись на призыв и собранная между ними сумма, дала возможность приступить к работе.

    Решено было к теплому придельному, 2-х престольному храму сделать пристройку с восточной стороны и сюда перенести престолы, а среди придельных - устроить главный престол, так чтобы все престолы находились в один ряд. По окончании каменной кладки перенесены были иконостасы и престолы в приделах и приступлено к устройству главного престола и иконостаса.

    Бывшие средства истощились и о. настоятель обратился с просьбою к известным ему своею благотворительностью лицам, хотя и не принадлежащих к их приходу; и любящие благолепие храма Господня, внимая усердной просьбе, охотно жертвовали в Дом Божий. Собранных, таким образом, средств было достаточно на устройство храма (израсходовано, как слышно, 20 тыс. рублей). Находя жертвователей, о. настоятель всегда сам руководил делом постройки, сам находил мастеров и присматривал за ходом работ; единственный помощник ему был церковный староста Феодор Лукич Гусев. Благодаря ревностной заботливости о. настоятеля в изыскании средств и благоразумной его распорядительности, работы шли безостановочно и в ноябре месяце окончены.

    Теперь внутреннее устройство весьма хорошо: он весьма обширен, светел и весь теплый; иконостасы окрашены под мрамор с резьбою и позолотою по местам.

    Прихожане, всегда любившие своего настоятеля о. Николая, и видя его ревность по устройству и украшению храма, испросили у епархиального начальства разрешение поднести ему наперсный с украшениями крест. Днем освящения храма и поднесения креста назначено было воскресенье 24 ноября, что и совершилось в таком порядке.

    Накануне в 5 часов вечера среди новораспространенного храма совершено было всенощное бдение.

    В воскресенье в 8 час. утра начался благовест к водоосвящению которое и совершено о. настоятелем священником Н. П. Сперанским с шестью священниками. По окончании водоосвящения местный диакон объявил Указ Московской Духовной Консистории, которым дозволялось прихожанам села Гжели поднести священнику Сперанскому наперсный с украшениями крест, а ему священнику принять и носить. Затем священник А. С. Рождественский, поднося на блюде золотой с украшениями наперсный крест, от лица прихожан обратился к о. настоятелю с речью, в которой высказал что побудило прихожан поднести ему наперсный крест. О. Рождественский высказал, что прихожане подносят своему о. настоятелю наперсный с украшениями крест в благодарность: 1) за его всегдашнее благовейное и благочинное отправление богослужения 2) за весьма частое произношение поучений и отеческие наставления, и 3) за особенную его заботливость о распространении им украшении храма. После речи о. Рождественского, о. настоятель произнес глубоко прочуствованную речь в которой, между прочим, сказал:

    «Ваше желание и усердие, возлюбенные мои духовная чада и братия, поднести мне, с благословения архипастырского, наперсный с украшениями крест, переполняет сердце мое радостию паче меры, так что я не нахожу ни сил, ни слов достойно возблагодарить вас. Живо еще и никогда не угаснет в душе благодарное к вам чувство за то, что вы в сем святом храме семь лет тому назад почтили меня поднесением святой иконы моего Ангела, святителя Николая Чудотворца в ознаменование дня исполнившегося тогда 25 летнего моего служения во священстве. Сия святая икона, находящаяся в моем доме, постоянно напоминает мне о вашем ко мне расположении и почтении, и ежедневно вызывает на мольбу о вас пред Угодником Божиим. Ныне в ознаменование, столь радостного и торжественного для всех нас, дня освящения главного престола в нашем новораспространенном храме, вы снова пожелали обрадовать меня, недостойного служителя алтаря Господня, поднесением благоукрашенного креста. И что особенно радует меня при настоящем случае? Не то, чтобы, принимая от вас драгоценный крест, принимал его как заслуженное воздаяние за какие-либо мои труды и заслуги; нет, вся моя служба, все мои труды, какие доселе были суть не более не менее как посильное исполнение мною прямых обязанностей, следовательно, и не составляют особенной моей заслуги.

    С благовейным чувством благодарного сердца, приемля от вас сей драгоценный знак вашего расположения, я отечески осеню вас сим знамением Животворящего креста Господня с молитвенным благожеланием: да воздаст вам Всевидящий и Всеблагий Господь милостию за милость, божественною любовию за любовь вашу. И по благословению архипастырскому, возлагая на грудь свои, нравственно обязуюсь пред вами и всею моею паствою остающееся время моего служения посвятить на сугубые труды на пользу церкви и прихода. Усердно прошу при этом и вас, возлюбленные мои чада и братия, помогайте мне вашими молитвами, так как дни жизни моей склоняются уже к западу, и я подвергаюсь частым немощам телесным, будьте снисходительны ко мне при моей старости и пожелайте, чтобы в сем кресте, ныне от усердия вашего ко мне поднесенном, была моя вера, мое упование и моя мощь. Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца и Причастия Святого Духа да будет со всеми вами».

    После всего этого приступлено было к освящению престола, что, по милости Божией, и совершилось благочинно и торжественно. Не менее торжественно соборне совершена на новоосвященном престоле и Божественная литургия. На литургии в свое время о. настоятель произнес весьма назидательное слово.

    По окончании литургии приглашенным из города Бронниц диаконом П. А. Щегловым провозглашены многолетия: Государю Императору и всему Царствующему Дому; Святейшему Синоду и Высокопреосвященнейшему Иоанникию с Богоспасаемою его паствою; строителям и благоукрасителям святого храма и всем православным, христианам. Духовное торжество окончилось в половине второго часа дня; стечение народа было весьма многочисленно, бьщ не мало пришедших из других приходов.

    В заключение всего приглашенные церковным старостою Ф. А. Гусевым, гости отправились в дом о. настоятеля, где и предложена трапеза, окончившаяся произнесением многолетий.

    С. А. Р.

    3 мая 1889 г. «за отлично-усердное служение Церкви Божией и прохождение должности благочинного» священник Николай Сперанский награжден саном протоиерея - очень редкая награда для сельских батюшек Московской епархии, которая давалась: за действительно выдающиеся заслуги.

    Главный помощник о. Николая в его трудах по строительству - церковный староста Федор Лукич Гусев, занимавший: эту должность более 20 лет, также был отмечен высокой наградой. 23 мая 1892 г. Государь Император наградил старосту: Успенской церкви села Гжели крестьянина Федора Гусева за; заслуги по духовному ведомству золотой медалью с надписью: «за усердие».

    Отец Николай до последних дней своих делал все, чтобы отстроенная им церковь не пришла в упадок, а находилась в первоначальном своём благолепии, он умел привлечь к этому прихожан и жертвователей. При нем ризница стала богатой, причем, многое в нее приобреталось на личные средства настоятеля.

    19 сентября 1889 г. гжельский протоиерей Николай Сперанский написал прошение Епископу Можайскому Александру.

    «... В Успенской церкви при Пороховом заводе Богородского уезда имеется без всякой надобности выложенный чугунный пол замененный 17 сентября 1889 г. новым из тарусского мрамора.

    Я обратился к священнику той церкви Александру Холмогоро-оу и церковному старосте той церкви Богородскому купцу Ивану Васильеву Филиппову с просьбой пожертвовать тот пол в нашу Успенскую церковь с. Гжели, на что они и согласились. Посторонние покупатели предлагали за этот чугунный пол по 80 коп. за пуд, но церковный староста Иван Васильев Филиппов решил пожертвовать этот чугунный пол нам, а чтобы его Успенская церковь при Пороховом заводе не была в убытке, жертвует из своих средств за уступаемый пол в свою приходскую церковь необходимую сумму за этот пол. Прошу принять жертвуемый пол в нашу церковь...»

    Указ на это дан от 20 сентября 1889 г. № 7216, а получил его псаломщик гжельской церкви Николай Любимов.

    Забегая вперед, скажем, что через сто с лишним лет при восстановлении Успенской церкви были найдены две плиты этого пола.

    В 1890 г. протоиерей Николай Сперанский был уволен с должности благочинного в связи с его переводом в Тихвинскую церковь города Богородска. Однако перевод не состоялся по прошению самого о. Николая, пожелавшего остаться в ставшем ему дорогим приходе.

    В 1894 г. о. Николай был избран духовником местного благочиния. Его духовные чада вспоминали о нем, как о человеке, который обладал житейской опытностью, богословской и святоотеческой начитанностью.

    Исповедь у него была беседой «любящего отца с заблудшим сыном; по выходе от него всякий всегда чувствовал себя бодрым и спокойным душой, унося в сердце твердую надежду на безграничную милость Божию».

    Очень много было сделано отцом Николаем для развития народного образования во вверенном ему приходе. В течение семи лет он содержал за свой счет училище на 25 человек, открытое в Гжели, за что 3 февраля 1884 г. был награжден орденом Святой Анны 3-й степени.

    Во всей округе в то время было пять школ, но ни одной церковно-приходской. Именно настоятель Успенской церкви первые высказал мысль создать в Гжели церковно-приходскую школу.

    Работы начались весной 1899 г., а 26 августа после Божественной Литургии здание было освящено.

    Вот как описывали «Московские церковные ведомости» эти события.

    Далее: Школьная жизнь. Новая церковно-приходская школа
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос