Христиане и коммунисты

Дата публикации или обновления 01.05.2017
  • Оглавление: Святыни Черногории
  • Христиане и коммунисты.

    Человеку православному может показаться странным, как это вдруг среди православных сербов могли появиться в таком количестве коммунисты, столь жестоко поступавшие с родным православным духовенством?! Но точно также можно удивиться — как подобное могло случиться в России в начале XX века? Ведь нельзя же все списывать на красных латышских стрелков и т. п. Одно из объяснений этому — что тяжелейшая Первая мировая война в России надорвала народ морально и ожесточила сердца, обезценив человеческую жизнь. А еще раньше — что эпоха террора, которая началась еще в 1860-х годах и жертвами которой стали не только царь-Освободитель Александр II и Петр Аркадьевич Столыпин, но и многие десятки и сотни государственных мужей и простых людей, также ожесточала сердца.

    В судьбе сербского народа тоже произошла великая трагедия, имеющая свою долгую предысторию.

    В королевстве сербов, хорватов и словенцев сербы были государствообразующим народом, как и русский народ в Российской империи. Но другие народы хотели своей власти, хотели усилиться за счет большого государствообразующего народа — и это стало причиной многих волнений еще до Второй мировой войны, так что королевство сербов, хорватов и словенцев даже в 1929 году сменило свое название на более нейтральное — Югославия. Но в конце концов накануне Второй мировой войны Александр Кара-Георгиевич, король-серб, во время посещения Франции был убит террористом-сербоненавистником, и это предвозвестило страшную расправу над сербами.

    В Италии, под покровительством Ватикана и Муссолини еще задолго до Второй мировой войны возникают лагеря подготовки боевиков-хорватов, руками которых Рим собирается покорить себе непокорных православных Балкан. Покорить или уничтожить.

    Масштабы этой резни, этого геноцида настолько ужасающи, что и в исторических трудах, не говоря уже о массовой прессе, все факты безпредела даже тщательно замалчиваются. Хорватский фашизм превзошел жестокостью, безпощадностью и безсмысленностью даже германский. Хотя здесь не было использования рабского труда — но зато было изуверское глумление, издевательства и уничтожение. Православный христианин, по их фанатизму, должен был либо стать папистом-католиком, либо умереть. Среди сербов оказалось очень мало отступников от святой веры, и хорваты уничтожили миллион сербов, создав на крови православных, при поддержке германских и итальянских фашистов, обширное фашистское государство — Великую Хорватию.

    И в наше время албанские «освободители» таким же фашистским образом собираются создать Великую Албанию.

    Многие сербы, видевшие своими глазами жуткую смерть самых близких, самых родных людей, а также своих соседей, друзей, знакомых, когда от целых сербских сел оставалось в живых лишь по несколько человек, — тем не менее спаслись. Они бежали из Великой Хорватии через горные леса в Черногорию, Старую Сербию, Восточную Сербию — в те сербские земли, что соседствовали с Великой Хорватией, вобравшей в себя почти половину всех сербских земель. Большинство беглецов составляли молодые сильные мужчины. Многие из них потеряли все, чем жили. Но самое страшное — они потеряли веру в Бога из-за страшных злодеяний, попущенных над сербским народом. Из таких ожесточившихся и безпощадных в своем горе людей и получились самые последовательные коммунисты, которые беды сербского народа выводили из веры в Бога и существования царской власти в стране. Время показало, как они ошибались. Трагедию этих людей очень хорошо отразил в своих произведениях писатель Бранко Чопич.

    Тогда их поддерживал Советский Союз — материально, военной силой и политически, что и позволило им установить в стране свою безбожную власть и восстановить многонациональную Югославию в довоенных границах. Но прошло время, и при поддержке США и их союзников опять повторился геноцид над сербами, опять Рим духовно, а Германия экономически решили подчинить себе непокорный и сильный православный народ, ослабив его, насколько лишь это возможно. Но и в годы послевоенного югославского коммунизма страдали от гонений больше всего именно православные. В Воеводине католики спокойно и открыто праздновали свои праздники, шли своими крестными ходами через Нови-Сад, а православным власти это делать не позволяли.

    Черногория особенно пострадала от коммунистического ига, т. к. православный и монархический дух здесь был особенно крепок. Пользуясь отрывом народа в горной стране от образования, атеисты здесь начали свою богоборческую работу.

    При этом черногорцам, используя их многовековую любовь к России, внушали, что Россия стала коммунистической и этим подает Черногории пример. Разносились даже такие нелепые слухи, что в России при коммунизме люди выросли до трех метров, став великанами.

    Особенно старались прервать многовековой обычай Крестной славы. До сих пор чувствуются эти недобрые усилия. Многие люди, родившиеся в Черногории при коммунизме, не знают этого обычая, хотя в других сербских областях, несмотря на власть коммунистов, он остался общепринятым, так что даже неверующие люди его исполняли в том или ином виде в силу народной традиции.

    Насколько страшным был террор против православного духовенства в Черногории, настолько страшным было и упорство безбожной власти в стране. Коварной была и национальная политика. Черногорцам коммунисты упорно внушали, что они не сербы, а отдельный народ, у которого своя история, свой отдельный язык и т. п. Эта лукавая работа принесла свой адский плод уже в наши дни при заботливой американской поддержке, резко разделив народ на референдуме о независимости.

    Безчисленные храмы и монастыри Черногории в лучшем случае превращали в музеи, но в основном — сносили. Многие же, будучи брошены, сами со временем превращались в развалины. Часовня Ньегоша на горе Ловчен, где покоилось по завещанию его тело, была снесена, и на ее месте был возведен мавзолей — безбожная усыпальница. Был снесен храм Александра Невского на острове Святого Стефана как мешающий развитию всемирно известного отеля и т. п.

    Лицо власти фашистской и лицо власти коммунистической очень хорошо видно на судьбе Черногорских митрополитов. Бывший митрополит Черногорский, ставший в 1938 году патриархом Сербским — Гаврило (Дожич), несмотря на принуждение короля Югославии Петра II Кара-Георгиевича, категорически отказался сесть в самолет и покинуть страну. Король с генералом сели на аэродроме в Никшиче в самолет и улетели, а патриарх остался в монастыре Острог, чтобы разделить со своим многострадальным народом его крестную долю. 23 апреля 1941 года сюда пришло специальное подразделение немецкого гестапо, которое схватило его вместе с секретарем Душаном Дожичем. Он был отправлен в заключение в Сараево, откуда в начале мая переправлен в Белград. Условия были настолько тяжелы, что крепкий здоровьем патриарх тяжело заболел. Чтобы он не умер, его в начале июня перевели в монастырь Раковицу а в 1943 году — в монастырь Воловицу где держали и святого Николая Сербского. В сентябре 1944 года их обоих перевели в Великий Бочарек, а оттуда в Будапешт, затем поездом до конечного места назначения — концлагеря Дахау. Здесь исповедники были освобождены войсками союзников по антигитлеровской коалиции. Основная же часть черногорского духовенства отступила с отрядами православных монархистов через горы в Словению. Там она и была уничтожена коммунистами в 1945 году.

    20 мая 1947 года был избран в митрополиты Черногорско-Приморские викарный епископ Моравичский Арсений (Брадваревич). Положение митрополии было катастрофическим. Священство не могло теперь получать никаких средств и вынуждено было или устраиваться на обычную мирскую работу, или бежать в другие области Югославии. Власть заставляла их работать, как обычных людей, на государство, в противном случае их могли убить. Многие бежали из Черногории, чтобы просто спасти свою жизнь.

    Патриарх Сербский Гавриил (Дожич) умер 7 мая 1950 года в Белграде от переживаний за страшные бедствия, постигшие Сербскую Церковь. Судьба новоизбранного митрополита Черногорского была не менее тяжелой. В июле 1954 года митрополит Черногорский Арсений (Брадваревич) был осужден богоборцами к одиннадцати годам тюрьмы. Как видим, коммунистическая власть в Черногории мало отличалась от фашистской. Страдалец вышел из заключения в 1956 году. Но двухлетнего тюремного заключения старца-епископа безбожной власти показалось мало, и ему определили новое наказание — запретили находиться в Черногории, чтобы и духа православного митрополита не было здесь! Он умер в Белграде в 1963 году, когда в России вовсю свирепствовали хрущевские гонения на Церковь.

    Фактически Черногория семь лет была лишена своего архипастыря — с 1954 по 1961 год. И это в стране, которую создали именно Черногорские митрополиты! Эти годы были годами великого торжества для безбожников в Черногории: некому было противостоять им, т. к. церковная власть фактически отсутствовала и Черногорско-Приморская митрополия перестала существовать как единое организованное целое — сначала из-за заключения митрополита Арсения, а затем из-за его отсутствия. Как поступили со священством, было уже сказано выше. Только 24 июня 1961 года в Белграде свершилась хиротония нового митрополита Черногорского Даниила (Дайковича).

    Многочисленные монастыри также испытали на себе тяжесть богоборческой власти. В этом положении и застал митрополию новый Черногорский митрополит. Во время избрания ему уже было 67 лет. Богоборцам казалось, что он вскоре умрет и митрополия погибнет окончательно, но это был великий духовный богатырь. Поддерживаемый Богом, он дожил почти до 98 лет, пережив многих врагов Церкви.

    Его судьба была величественна. Родившись 19 октября 1895 года в Старой Черногоре, среди скал, в крестьянской семье, он с детства впитал в себя православный дух родного народа-воина и имел большую тягу к знаниям. Основную (начальную) школу он кончил в родном селе Друшичи, нижнюю гимназию — в Подгорице, Богословско-учительскую школу — в Цетинье, богословский факультет — в Белграде. И во время Балканской войны, и во время Первой мировой он сражался в народном войске Черногории. В 1920 году он вступил в войско духовное, так как в июле этого года был рукоположен во диакона, а затем и во священника. Десять лет, вплоть до 1930 года, он был священником на приходе. Затем, как исключительно справедливому человеку, Церковь ему доверила суд церковный, и он участвовал в нем и в Штипе, и в Скопье — главном городе Македонии. Позднее он стал архиерейским заместителем и управителем патриаршего двора в Белграде, после чего принял на себя великий крест Черногорского митрополита. Несмотря на давление антихристианских властей, он смог обновить некоторые храмы и сражался до последнего как настоящий воин Христов за сохранение часовни-усыпальницы Петра II Ньегоша на горе Ловчен, которую все же разрушили в 1972 году, прямо на престольный праздник святых первоверховных апостолов Петра и Павла!

    Преемником этому великому духовному воину стал владыка Амфилохий, которому передал митрополию Данил о (Дайкович) еще при своей жизни, 30 декабря 1991 года, увидев своими глазами начавшееся возрождение Сербской Церкви. Скончался он в Цетинье 14 сентября 1993 года. Ему удалось связать воедино своей невероятно долгой жизнью и благодатное время князя Николы и митрополита Митрофана (Бана), и время после падения коммунистической власти — время скорбное и катастрофическое.

    Далее: Житие священномученика Ианникия, митрополита Черногорско-Приморского
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос