Конструктивистские бани

Дата публикации или обновления 01.05.2016
  • К оглавлению: Коломенский Посад
  • Конструктивистские бани.

    Автор статьи - Селиванова Т. В.

    С 1917 года в СССР понятие «общественная баня» принципиально изменилось. Это больше уже не полутемные, с толстыми стенами кирпичные строения, где в пару и сырости мылись горожане, тайком от банщиков стирая в шайках перенесенное с собой белье. Советская баня должна была стать символом нового быта и нового человека, храмом чистоты, местом общения здоровых, полноценных новых граждан, место, сопоставимое по размаху с древнеримскими термами. Более того, в начале 1920-х годов их так и называли — термы.

    Проектирование бань стало ответственнейшей миссией советских архитекторов.

    История советских бань началась 1920-м году, когда в Петрограде был объявлен конкурс на проект районных терм. В конкурсе приняли участие виднейшие архитекторы, будущие лидеры авангарда ленинградской школы.

    Среди них Ной Троцкий и Иосиф Лангбард. В ходе конкурса уточнялось проектное задание. Задумывался грандиозный общественно-спортивный центр, где собственно душевые терялись на фоне величественных вестибюлей, гимнастических залов, крытого бассейна и стадиона с трибунами. Эта программа по своему размаху вполне соответствовала пиранезианским настроениям архитекторов, работавших в то время в духе символического романтизма. Само собой, что реализация подобных проектов в условиях 1922 — 1925 годов была невозможна.

    С середины 1920-х годов в процессе укрепления позиций авангарда в архитектуре (в первую очередь, в Москве) начинается процесс разработки типовых бань. На смену торжественным термам приходят многофункциональные и практичные «бани-купальни» или «бани-бассейны».

    Баня — важнейшее звено в цепи элементов новой организации быта в СССР, где она занимает почетное место наряду с домом-коммуной, фабрикой-кухней, клубом, заводом, ФЗУ, яслями, крематорием. Баня в этой целостной системе трактовалась как «комбинаты гигиены» и физического усовершенствования нового гражданина.

    Отношение к новым баням было действительно восторженное. Во-первых, в большинстве домов, строившихся повсеместно в конце 20-х — начале 30-х годов, ванна или душ не были предусмотрены, также их не было в бараках и землянках, где проживала большая часть резко выросшего населения городов. Во-вторых, современная архитектура и строительные материалы могли воплотить совершенно новый, невиданный ранее образ «коллективной чистоты».

    Рафинированно белые гладкие стены, прерываемые большими плоскостями остекления или разрезанные ленточными окнами, огромные, высокие, светлые залы без опор, гигантские бассейны, сверкающая плитка, гимнастические залы, зеленые уголки, врачебные кабинеты, автоматизированные прачечные, эксплуатируемые кровли с солярием или даже беговой дорожкой...

    Этот пафос чистоты и здоровья, возведенные в культ, этот стиль жизни резко контрастировал с плохо устроенным бытом, чудовищными жилищными условиями. Баня-купальня казалась подлинным очагом социализма, частицей, моделью прекрасного и радостного будущего!

    Этот новый тип советского общественного сооружения часто появляется среди проектных заданий архитектурных вузов. В 1926 году задание «термы» выполняют студенты ВХУТЕМАСа, в следующем году «баню-бассейн» проектируют учащиеся Академии Художеств. В 1928 году мастерская Александра Никольского разрабатывает два, наверное, самых известных реализованных проекта бань: цилиндрическую баню в Смольном районе и Г-образную в Московско-Нарвском районе в Ленинграде.

    В Москве строятся две крупнейшие бани-бассейна — в Пролетарском районе (при заводе АМО, затем ЗИС) и в Бауманском районе. На рубеже 1920 —30-х годов активно проектируются бани по всему Подмосковью и в других регионах страны. по материалам книги

    С. О. Хан-Магомедова

    «Архитектура советского авангарда»

    О банях-бассейнах

    «Отличие нового типа купальных заведений от прежних бань заключается главным образом в том, что одновременно с целями санитарно-гигиеническими, ставятся задачи развития физической культуры.

    Таким образом, с возможностью обмывания, производимого притом более совершенными и удобными способами (ванны, души), населению предоставляется возможность в течение круглого года пользоваться также купаньем.» Викторов Б. К вопросу о проектировании ванн, душей и бассейнов для плавания.

    Коммунальное хозяйство. 1929. №7-8. С. 85

    Конструктивистские бани в Коломне

    Алексей Васильев (1900 — 1961)

    Закончил Московский институт гражданских инженеров (МИГИ) в 1924 г. Учился у лидеров советского архитектурного авангарда — Леонида Веснина, Моисея Гинзбурга, Николая Марковникова. В МИГИ носил прозвище «Мэр».

    Среди проектов: Музей Красной Москвы (дипломный проект, 1924 г.), типовой проект клуба металлистов на 350 человек (совместно с Л. Пономаревой, 1927 г.), рабочий клуб «Металлист» на 600 человек в Туле (совместно с А. Мурзавецким, построен в 1927 — 1928 гг.), проект клуба завода «Шарикоподшипник» (совместно с Г. Вегманом, 1932 г.).

    Людмила Пономарева (1901 — ?)

    Закончила Московское высшее техническое училище (фабрично-заводское отделение) в 1927 году под руководством В. Веснина.

    Конструктивистские бани в Коломне были построены на излете стиля — в 1934 году, когда повсеместно уже шло «освоение классического наследия», вероятно, что «анахронизм» связан с крайне низким темпом строительства.

    Огромный комплекс состоит из Г-образного корпуса и распластанного объема бассейна с 4-х этажной пристроенной «башней» (на фото).

    В более длинном крыле основного корпуса были душевые и номера (отделения 1 и 2 разрядов), а в коротком — механическая прачечная. Угол с центральным входом закруглен и прорезан большими вертикальными проемами.

    В этом светлом «стакане» расположен вестибюль с двухмаршевой лестницей, наверху — раздевалки, мужская и женская парикмахерские. Участок был выбран на месте парка, над линией водопровода, шедшего к трехметровой чугунной колонке, стоявшей на площади Пяти углов.

    Авторов бани — Алексея Васильева и Людмилу Пономареву — с уверенностью можно отнести к школе конструктивистов. Каждый из них получил хорошее архитектурно-инженерное образование в тесном контакте с идеологами ОСА: Леонидом и Александром Весниными, Моисеем Гинзбургом. Приемы, использованные в проекте коломенской бани, нельзя назвать уникальными, тем не менее ее без натяжки можно назвать памятником конструктивизма.

    Удачная компоновка здания на площади Пяти углов, выразительное пространство внутреннего двора (что в конструктивистских постройках встречается редко) — все это говорит об авторах как о сложившихся, уверенных архитекторах, хорошо знакомых с пропедевтическим курсом Весниных, Ладовского, а также увлеченных западноевропейским функционализмом.

    Эффектней всего в проекте решен цилиндрический вход с врезанной призмой второго этажа и тонкой пластиной полукруглого козырька. Это решение напоминает оформление входа в баню-бассейн Бауманского района Москвы, спроектированную в 1929 — 1930-х годах Н. Гундоровым, так же, как и оформление входа клуба «Металлист» в Туле.

    Игра с цилиндрической формой, излюбленная в конструктивизме, была, судя по всему, особенно близка А. Васильеву, последовательно «примерявшему» циркульные формы и в своем дипломном проекте Музея Красной Москвы, и в проекте клуба «Шарикоподшипник» в Москве.

    Далее: Знаковые элементы культурного ландшафта Коломенского Посада
    В начало

     
    Rambler's Top100