Тюрьма и узники

Дата публикации или обновления 01.05.2017
  • Оглавление: Церковь Рождества Богородицы, что у речки Вырки
  • Петропавловская крепость. Тюрьма и узники.

    В сознании современного человека слово «погост» ассоциируется, в первую очередь, с кладбищем. Это не совсем верно. Этимология слова «погост» восходит к древнерусскому слову «гость», которое раньше тоже имело другое значение - «купец». Погост - то место, где останавливались купцы, и где они платили дань княжьим людям. Погосты были введены в 945-947 годах великой княгиней Ольгой после восстания древлян, жестоко убивших её мужа князя Игоря.

    Древляне были возмущены тем, что князь, чувствуя свою безнаказанность, фактически грабил население, облагая его непосильной данью. Ольга самым жестоким образом отомстила за смерть мужа, но вынесла из этих событий полезный для себя урок. Отказавшись от полюдья (личного сбора дани князем), она организовала погосты, - центры взимания твердо установленной дани с конкретного района в определенном месте, - поставив туда своих доверенных людей. В их задачу входила организация охраны погостов, сбор налогов и встреча княжеского поезда, возглавлять который мог уже не сам князь или княгиня, а кто-то из княжеской дружины. Таким образом, с введением погостов дань стала взиматься упорядоченно, а сами погосты стали административными, финансовыми и судебными центрами, являясь опорой централизованной княжеской власти в местах, относительно отдаленных от столицы.

    Со времён принятия христианства на Руси при погосте обязательно должен был существовать храм, а при храме - кладбище. Со временем ушли с погостов в прошлое и княжьи люди, и купцы, а храмы с кладбищами остались, и эти кладбища стали именовать погостами. Само же слово погост приобрело уже иной духовный смысл - «тела усопших как бы гостят здесь до своего воскресения».

    Погостам всегда давали особые расширенные названия, с прибавлением какой-либо географической характеристики места. Если погост располагался на реке, то он получал название реки. По этому же принципу определялось и местонахождение храмов, которые стояли на этих погостах. Среди таких погостов был и Вырковский. Несомненно, что он был торговым центром ещё в княжеские времена. С XVII века помимо своего обычного названия - «Вырковский погост», - он в разное время был известен и как погост Голвачев, и как погост Лычев.

    Погост располагался на левом берегу тогда ещё большой реки Вырки (Выдровки), впадающей в Клязьму и, вероятно, служившей дорогой для торговых людей того времени. Река Вырка получила свое название от названия речного зверька - выдры. Этот зверёк до сих пор обитает в здешних местах. Мех и мясо речной выдры, вероятно, были одним из основных предметов торговли местного населения в те давние времена.

    В XVII-XVIII веках Вырковский погост с церковью на нём и с землёй, церкви принадлежащей, так называемый Чёрный луг, а так же часть приходских деревень - Семернина, Нажицы, Алексунина, Дуброва, Зуева, Ожерелки и Никулина (названия деревень приведены в старой орфографии), относился к дворцовой Куньевской волости Московского уезда.

    Дворцовыми волостями назывались волости, которые находились в личном владении царя и управлялись Приказом Большого дворца. Такие волости часто давали служивым людям за какие-либо особые заслуги. Куньевская волость была довольно обширной, она включала в себя, помимо Вырковского погоста, погост Николы, что на Мху, погост Ильинский на Муравьищах, у речки Шарны, погост Николо-Куньевский, погост Данилищевский, погост Пятницкий, у речки Берёзовки со всеми их землями, лесами и угодьями. Название Куньевской волости, вероятно, было унаследовано от названия лесного зверя куницы, ловля которого являлась одним из основных промыслов в окрестных лесах.

    Другая часть деревень Вырковского прихода - Плотава, Нестерова, Фёдорова, Демихова, Щербинина и Дубровка (не путать с деревней Дуброва), судя по именным ведомостям 1781 года и 1816 года, - относилась к Вохонской волости Московского уезда, позднее Московской губернии, Богородской округи.

    Вохонская волость, также как и Куньевская, изначально была владением государевым. Одно из ранних упоминаний о Вохонской волости относится к первой половине ХIV века. Вохною назывался большой круг селений, лежащих по берегам рек - Вохонки и части Клязьмы. Среди этих селений было и сельцо Павлово, позднее село, ныне - город Павловский Посад. По переписи конца ХVI века в Вохонской волости было 119 деревень и в них 535 крестьянских дворов.

    Эти волости находились во владении князей, возможно, со времён Александра Невского. В 1566 году они перешли в личное владение царя Иоанна Васильевича IV Грозного. Приблизительно в 1577 году (не позднее 1582 года) Иоанн Грозный передал их Троице-Сергиевому монастырю.

    Волости существовали на Руси с XI века. Волость - власть, т.е. то, что находилось под властью князя и управлялось его ставленниками (волостелями). В древней Руси волостью могла называться вся территория княжества или сельская территория, подчинённая городу. Если княжество было крупное, оно делилось на волости и станы. В древности станы, наряду с погостами, устанавливались для сбора дани княжескими волостелями. Позднее стан являлся административно-территориальной единицей подразделения земель.

    С ХV века волости стали объединяться в более крупные территориальные образования под названием уезды. В каждом уезде было от пяти до десяти станов, в которые входили несколько волостей. Местность, к которой принадлежал Вырковский приход, в XVIII веке именовалась Таракмановым станом.

    С 1708 года начали образовываться высшие единицы административно-территориального деления в России под названием губернии, в которые могло входить более десяти уездов. Такая система территориального деления сохранялась до 1923-1929 годов, когда губернско-территориальное деление было ликвидировано и заменено делением на области и края, которые последовательно делились на округа, районы и сельсоветы.

    В XVII веке Вырковский приход в церковно-административном плане относился к так называемой Вохонской десятине. Десятинами назывались церковно-административные подразделения епархий, в дальнейшем заменённые благочиниями. Церковное территориальное деление совершенно не совпадало с территориальным делением государства. Территория Вохонской десятины включала в себя приходские церкви с их землями от Рогожской заставы на восток по обе стороны Владимирской дороги, вплоть до границы Московского уезда; в неё входили населённые пункты Московского, Богородского, и Бронницкого уездов (по административно-территориальному делению конца XVIII - начала XX веков). В XVIII веке Вырковский приход принадлежал уже к Радонежскому Духовному правлению, входя в так называемую Радонежскую десятину


    «Ц. Рождества Пресвятыя Богородицы на погосте Лычеве, на речке Вырке.

    Ныне погостъ Выркинский (Вырки) Богородскаго уезда.

    По писцовымъ книгамъ 139-141 (1631-1633) годовъ, Московскаго уезда, въ дворцовой Куньевской волости: «по-гостъ, на речке Вырке, а на погосте церковь Рождества Богородицы; пашни паханной церковной земли 3 чети безъ третника, да лесом поросло 4 чети съ третником въ поле, а въ дву потомужъ, сена 30 копенъ, лесу пашеннаго и непа-шеннаго 6 десятинъ» (Патр. Прик кн. дозор. 141, л. 370).

    По окладу 7136 (1628) года «дани 7алт. 3 ден., наместничихъ 2 алт., кормовая гривна, заезда алтынъ». Подъ 1635-1739 (вероятно, опечатка, надобно читать 1635-1639, примеч. авт.) годами пишется: «въ Куньевской волости, на погосте Голвачеве (в другом месте Лычеве), у речки Вырки, дани рубль 7 алт. 5 ден., заезда гривна» (Патр. Прик. кн. 2, л. 188; кн. 196, л. 84; кн. 149)».


    В 1768 году проводилось межевание части церковной земли, так называемого Черного луга, уездным землемером капитаном Фёдором Квашниным-Самариным. В межевой книге отмечено, что на церковной земле «внутри окруженной межи … никакого селения не было.

    На геометрическом межевом плане 1768 года указано, что от юго-запада по часовой стрелке до севера с церковной землёй соседствовала «земля Вохонской волости села Павлова (ныне Павловский Посад, примеч. авт.) с деревнями ведомства Коллегии Экономии». Дальше от севера до юго-запада простиралась «земля Куньевской волости с деревнями общаго владения Правительствующаго Сената оберъ прокурора и ковалера Всеволода Алексеевича Всеволодскаго (Всеволожскаго - примеч. авт.) с братьями, лейб же гвардии Преображенского полку капитана порутчика Ивана Иванова сына Голохвастова камер-цалместерской канторы, титулярнаго советника Григоря Григорева сына Волкова и ведомства дворцоваго села Измаилова».

    Церковь Рождества Богородицы стояла на границе двух волостей - Куньевской и Вохонской.

    Куньевская волость относилась к Владимирскому уезду, образованному в 1778 году в составе самостоятельного Владимирского наместничества (с 1796 года - Владимирской губернии). Наместничество состояло из двух или трёх губерний, в данном случае: Владимирская, Пензенская и Тамбовская. Первоначально Владимирское наместничество было небольшой Владимирской провинцией, которая была образована в 1708 году указом Петра I и входила в состав Московской губернии.

    Вохонская волость первоначально принадлежала к Коломенскому уезду, образованному приблизительно в XVII веке, а позднее - к выделившемуся из Коломенского Богородскому уезду, образованному указом Екатерины II 5 октября 1781 года. Однако Павел I своим указом от 31 декабря 1796 года упразднил Богородский уезд, и Вохонская волость стала опять частью Коломенского уезда. Но Александр I указом от 12 февраля 1802 года восстановил Богородский уезд, и всё вернулось в прежнее состояние.

    В приход Богородицерождественской церкви входили тринадцать деревень. Часть деревень принадлежала помещикам - сначала Всеволожским, потом Рюминым, и одна деревня - помещику Голохвастову; другая же часть приходских деревень входила в ведение сначала Радонежского Духовного правления, а после 1764 года - Коллегии Экономии.

    Помещики Всеволожские - старинный дворянский род Рюриковичей. Одни из крупнейших землевладельцев России ХIХ-ХХ веков. В Богородском уезде в XVIII веке им принадлежало большое количество деревень (в основном близ Носовихинского и Владимирского трактов), впоследствии перешедших, в значительной части, к Рюминым. Вотчины Всеволожских отличались наличием различных кустарных промыслов. Двое помещиков из обширного рода Всеволожских владели деревнями Вырковского прихода.

    Всеволожский Всеволод Алексеевич (1732 -6.10.1796). На службе с 1754 года. Участник переворота 28.06.1762 года. В «Межевой книге» Вырковского прихода за 1768 год Всеволод Алексеевич значится как «правительствующего сената обер-прокурор, Ея Императорского Величества действительный камергер и Святой Анны кавалер». Там же упоминаются и его братья, камер юнкеры лейб-гвардии Измайловского полка, поручики Илья и Сергий Алексеевичи. С 1773 года - сенатор. Был холост и не имел детей, поэтому после его смерти владения перешли к его племяннику, действительному камергеру Всеволоду Андреевичу Всеволожскому. Всеволожский Всеволод Андреевич (1769-1836). Конной гвардии ротмистр. Владелец более десяти тысяч крепостных крестьян и имения Рябово под Петербургом.

    Член мануфактурного совета. В сельце Елизаве-тино в 1812-1814 годах совместно с И. П. Поливановым содержал фаpфоpовый завод, при 70 рабочих, выпускал посуды высокого качества более 40 тысяч в год. В 1812 году представил в ополчение 45 ратников. В память о нем селение Антоново стало именоваться Всеволодово (вблизи ст. Фpязево). Часть владений В. А. Всеволожского перешла затем к его дочери Марии, бывшей замужем за Н. М. Сипягиным. Сыновья В. А. Всеволожского – Никита Всеволодович (1799-1862), член мануфактурного совета, чиновник Капитула орденов, и Александр Всеволодович (1793-1864), - петербургские приятели А. С. Пушкина, члены общества «Зеленая лампа». Сын Александра - Иван Александрович (1835-1909), - директор императорских театров.

    В 1803 году или годом ранее, судя по именным ведомостям, помещичьи деревни Вырковского прихода отошли к Рюминым.

    Рюмин Гаврила Васильевич (1752 - 26.11.1827) был сыном мелкого мещанина. В детстве по бедности он был разносчиком оладьев, блинов, пирожков и всякой мелочи в городе Рязани. Затем смышленый молодой человек определился к содержателям винных откупов во Владимире и скоро сам стал участвовать в торговых делах. За усердие «к приумножению доходов казны» Г. В. Рюмин получил чин надворного советника, а с 1801 года приступил к государственной службе, заслужив на ней чины и ордена (Г. В. Рюмин был кавалером орденов Св. Анны 2-й степени с бриллиантовыми знаками и Св. Владимира 3-й степени).

    В 1822 году Г. В. Рюмин владел 9.000 душ крепостных в Рязанской, Московской, Нижегородской и Пензенской губерниях. Кроме этого состояния он оставил своим пятерым сыновьям около 15 млн. рублей денег. Говорили, что крестьяне Рюмина живут хорошо, нищие между ними - редкость. Известности и богатству помещика послужило и то, что он стал кумом царя: император Александр I был крестным отцом одного из сыновей Рюмина. В городе Рязани на средства Гаврилы Васильевича был выстроен 2-й этаж соборной колокольни и переделан теплый храм; несколько лет он содержал за свой счет рязанский театр. Г. В. Рюмин скончался на 75-м году жизни в чине статского советника, оставив большую часть своего состояния своему старшему сыну, Николаю Гавриловичу Рюмину.

    Рюмин Николай Гаврилович родился 6-го ноября 1793 года; стал основным наследником отца. О нем писали: «Николай был сыном, достойным своего отца, любил и был способен беречь и наживать деньги, и за эту, вероятно, способность был награжден отцом более чем другие сыновья». На службе числился с 15-го февраля 1806 года, в 1820 году был награжден орденом Владимира 4-й ст., в 1822 году служил в Экспедиции Государственных доходов и в 1831 году получил бриллиантовый перстень с вензелем Императора Николая I; кроме того, с 1833 года он был членом Императорского Московского Общества Сельского Хозяйства, в истории которого упоминается о том, что в 1837 году Николай Гаврилович занимался улучшенным овцеводством и с 1833 года был членом Главного Московского Общества улучшенного овцеводства.

    5-го августа 1839 года, будучи коллежским советником и Почетным Попечителем Рязанской Губернской Гимназии, был произведен в статские советники, а 25-го августа 1840 года пожалован в звание камергера Высочайшего Двора. В 1847 году, продолжая быть Попечителем Рязанской Губернской Гимназии, Рюмин последовательно получил чины действительного статского советника и тайного советника. В 1860 году Рюмин был Вице-президентом, а с 1862 года - Президентом Российского Общества Любителей Садоводства в Москве, и в 1870 году состоял Президентом Рязанского Общества Сельского Хозяйства. Скончался Николай Гаврилович 15-го января 1870 года и был погребен в Троицкой Сергиевой Лавре, вместе с женою, Еленой Фёдоровной, урожденной Кандалинцевой (род. 14-го июня 1800 года, ум. 9-го июня 1874 года), оставив после себя двенадцать детей.

    В 1845 году имение Николая Рюмина состояло из 2830 душ, каменного дома в Рязани и 700 душ благоприобретенных, а его жене с 1841 году принадлежал каменный дом в Москве, на Воздвиженке. Помимо деревень Вырковского прихода, в Московской губернии Рюмину в 1851 году принадлежали имения: деревня Кучино в Московском уезде, в 21 версте от города и Федуркино в том же уезде, Андроново, Большой Двор, Борисово, Буньково, Васильево, Васютино, Востриково, Гаврилово, Гаврино, Грибнино, Заозерье, Карабаново, Кузнецы, Михалево, Насырево, Понкратово, Тарасово (все в Богородском уезде); Алексино, Новинки, Симбухово и Тютчево (в Верейском уезде); было у него также имение и в Рязанской губернии.

    Иван Иванович Голохвастов (1729-1798) - российский государственный деятель, дворянин. На службу поступил в 1752 году в лейб-гвардии Преображенский полк Вышел в отставку в чине бригадира в 1777 году. По указу Сената от 31 августа 1777 года назначен «исправлять должность поручика генерал-губернатора Ярославского наместничества», заняв пост вице-губернатора и председателя Ярославской казённой палаты. 16 февраля 1781 года назначен ярославским наместником и произведён в генерал-майоры. Генерал-поручик с 5 февраля 1790 года. Сенатор в 1793-1796 годах. Тайный советник (1794). Кавалер орденов св. Анны 1 ст. и св. Владимира 2 ст.

    В Вырковском приходе помещикам Всеволожским - Всеволоду Алексеевичу и его племяннику, Всеволоду Андреевичу, а затем Рюминым - Гавриле Васильевичу и Николаю Гавриловичу, принадлежали деревни: Семернина, Нажицы, Алексунина, Дуброва и Зуева. В 1859 году к приходу присоединились ещё две Рюминские деревни - Ожерелки и Никулина. При этом нужно заметить, что деревня Ожерелки упоминается в именной ведомости Вырковского прихода за 1781 год как вотчина Голохвастова, в этом же году отошедшая Всеволожскому. Больше означенная деревня не упоминается до 1859 года. Деревня Никулина упоминается в тех же ведомостях и так же, как Ожерелки, исчезает из списков до 1859 года. Деревня же Зуева, в своё время, стала самостоятельным приходом.

    После отмены крепостного права в 1861 году крестьяне вышеозначенных деревень, так же как и все прочие крестьяне России, приобрели статус временнообязанных. Это значило, что вышедшие из крепостной зависимости крестьяне обязаны были платить оброк помещикам за землю, на которой работали, до приобретения ими оной в собственность. Крестьяне были свободны, а земли оставались в собственности помещиков, но при содействии правительства и при согласии помещиков крестьяне выкупали земли и становились крестьянами-собственниками. Крестьяне помещичьих деревень Вырковского прихода стали крестьянами-собственниками в 1869 году. Деревни Плотава, Нестерова, Фёдорова, Демихова, Щербинина и Дубровка, которая позднее так же стала самостоятельным приходом, до 1764 года были владением церковным и относились, как уже было сказано ранее, к Радонежской десятине.

    Крестьяне этих деревень находились во владении крупнейшего землевладельца - монастыря Троице-Сергиевой Лавры. Это было самое благоприятное время для крестьян. Государственный налог был отменён и введён налог монастырский, который был гораздо меньше государственного, что, естественно, наилучшим образом сказывалось на крестьянских хозяйствах. Хорошо или плохо то, что церковь владела такими имениями, - вопрос отдельный, но сама по себе принадлежность к такой святыне, как Троице-Сергиев монастырь, несомненно, оказывала благодатное влияние и на духовно-нравственное состояние крестьян.

    Имели место и законы, определяющие отношения церковной власти и их крепостных. «…Церковные власти пользовались по отношению к крепостным им крестьянам всеми правами помещиков, не могли только продавать своих крестьян, отпускать их на волю, не могли воспрещать вступать им в брак по своему желанию, не могли отбирать у них имущество. Крестьяне церковных имений имели право собственности на движимое имущество, духовные власти не могли отправлять крестьян по собственному усмотрению в Сибирь, крестьянам церковных имений не было запрещено законом жаловаться на лиц, которые ими управляли.

    В 1764 году все крестьяне церковных учреждений были переданы в ведение Коллегии Экономии, почему и стали называться экономическими».

    После 1764 года церковно-административное деление епархий на десятины какое-то время еще оставалось, поэтому в документах, составленных позднее, мы ещё встречаем название «Радонежская десятина», частью которой был Вырковский приход. Последняя ведомость, имеющаяся в архиве Вырковского храма, говорящая о принадлежности прихода к «Радонежской десятине», датирована 1826 годом.

    В 1786 году Коллегия Экономии была ликвидирована, и крестьяне были переданы в ведение Казённых палат, созданных ещё в 1775 году и введённых в систему местных администраций, по одной в каждой губернии. Казённые палаты являлись исполнительными органами власти на местах и находились сначала в ведении Сената и Экспедиции о государственных доходах, с 1802 года - в ведении Государственного казначея, а со 2 февраля 1821 года - Министерства финансов.

    То время было очень тяжёлым для крестьян. Финансовая система смотрела на крестьянство лишь как на один из источников дохода. А между тем, государственные крестьяне не имели никакой защиты от произвола местной администрации, которая во многом злоупотребляла своим выгодным положением и часто эксплуатировала труд казённых крестьян ради личной наживы и в пользу местных помещиков. Такое отношение привело крестьянство казённых имений в состояние крайней бедности и отягощённости. Это не могло долго оставаться без внимания правительства, т. к. было чревато крестьянскими волнениями, бунтами и беспорядками, что, кстати сказать, и имело место в разное время и в разных местах Российской Империи.

    Российский военачальник, шеф жандармов и главный начальник Третьего отделения, Александр Христофорович Бенкендорф, убеждал царя, что «крестьянское состояние есть пороховой погреб под государством». Император Николай I, понимая всю сложность и опасность положения, образовал Пятое отделение собственной канцелярии и привлёк туда одного из лучших своих генерал-адъютантов графа - Павла Дмитриевича Киселёва, выдающегося и честного человека, поручив ему сделать всё возможное, чтобы максимально облегчить участь государственных крестьян.

    В результате в 1837-1838 годах было создано Министерство Государственных Имуществ с Палатами Государственных Имуществ на местах, в ведомство этого Министерства и были переданы государственные крестьяне. Положение государственных крестьян существенно улучшилось, а сама реформа о государственных крестьянах стала предпосылкой для отмены крепостного права в 1861 году.

    Деревня Плотава (прежние названия Платова, Платава, Плотово) в 1852 году имела 35 дворов с населением 201 человек.

    В 1925 году - 55 дворов и 277 жителей. На 1 января 1997 года - 30 жителей.

    Деревня Нестерова в 1852 году насчитывала 8 дворов и 50 душ обоего пола, в 1903 году имела 7 дворов. Ныне это часть современного села Нестерово, расположенная ближе к деревне Фёдорово. Находилась в некотором отдалении от погоста и отделялась от него небольшим ручьём, притоком реки Вырки. На 1 января 2010 года - 55 жителей.

    Деревня Фёдорова в 1852 году имела 50 дворов с населением 409 человек. Во второй половине XIX века - около 500 жителей. В 1925 году - центр Фёдоровской волости Орехово-Зуевского района. Деревня имела 158 дворов, 824 жителя. На 1 января 2010 года - 288 жителей.

    Современный поселок Демихово в начале XVIII века был пустошью с небогатой плодородием землёй. Половину этой пустоши в 1709 году Григорий Иванович Всеволожский, предок вышеозначенного помещика Всеволода Алексеевича Всеволожского, отдал в приданое дочери своей Наталье, вышедшей замуж за Алексея Алексеевича Рогозина, очень известного влиятельного человека, крупного землевладельца Владимирского уезда.

    В именной ведомости за 1781 год упоминаются крестьяне деревни Демихова.

    В 1853 году в Демидово (так в документе) - 26 дворов и 199 душ обоего пола. По данным на 1903 год в Демихово было 24 двора и свыше 350 жителей. На 1 января 2010 года - 5871 житель.

    Деревня Щербинина (современное название Щербинино) развивалась одновременно с Демихово. В 1852 году в Щербино (так в документе) насчитывалось 36 дворов и 242 души обоего пола. На 1 января 2010 года - 156 жителей.

    Деревня Дубровка, также Добровка, позднее село Крестовоздвиженское. В 1852 году насчитывала 37 дворов с населением 276 человек. В 1925 году имела 127 дворов и 662 жителя. В декабре 1928 года Дубровка вместе с Крестовоздвиженским погостом вошла в состав города Орехово-Зуево (ныне район завода «Карболит»). Деревня Семернина, позднее Семерино, ныне - Сермино.

    В 1852 году насчитывала 19 дворов и 117 душ обоего пола. На 1 января 2010 года - 12 жителей.

    Сельцо Нажарово упоминается в документе 1707 года в деле «по челобитью Алексея Осипова сына Всеволожского о разделе Автамону Тимофееву сыну Всеволожскому».

    Автамон Тимофеевич, дядя Алексея Осиповича, владел тогда сельцом Нажаровым, которое должно было перейти по наследству Алексею, бывшему до тех пор в недорослях.

    В ведомости 1781 года упоминается все та же деревня, но уже как «деревня Нажицы», в некоторых документах Ножицы. В 1845 году в Нажицах 40 дворов и 250 жителей, в 1852 - 278 душ обоего пола. На 1 января 2010 года - 58 жителей.

    Деревня Алексунина, впоследствии Лексунино, отмечена на Геометрическом Специальном межевом плане 1768 года вместе с деревнями Нажицы и Дуброва. В 1845 году насчитывалось 18 дворов, 58 мужчин и 49 женщин. В 1852 году количество дворов не изменилось, жителей - 114 обоего пола. Сегодня это часть деревни Красная Дубрава.

    Деревня Дуброва изначально тоже была пустошью Дубровы. В 1845 году это уже крупная деревня: 60 дворов и свыше 450 жителей (соответственно ревизии 1845 года); в 1852 году она насчитывала 61 двор и 440 жителей обоего пола. В более позднее время деревня имела > название Барская Дубрава, в советское время переименована в Красную Дубраву так она называется и сейчас. На 1 января 2010 года - 370 жителей.

    Деревня Зуева, прежнее название Волочец, Волочек, Волочек Зуев. Вместе с Дубровкой, вплоть до шестидесятых годов XIX века, входила в Вырковский приход. В середине XIX века - центр Зуевской волости Богородского уезда. В 1845 году население составляло 262 души мужского пола. В 1852 году - 93 двора с населением 271 душа мужского и 334 души женского пола.

    В ХIХ веке в деревне Зуевой было очень развито старообрядчество. Раскольники были здесь настолько сильны, что в 1859 году воспрепятствовали постройке православного храма, как о том писал зуевский купец Иов Васильевич Захаров Преосвященнейшему Игнатию, Епископу Можайскому, Викарию Московскому и разных орденов Кавалеру, в прошении от 24 мая 1871 года: «Православные жители деревни Зуевой всегда имели сердечное желание по причине 12-верстной дальности от своей прежней приходской Богородицерождественской церкви, иметь свой отдельный храм в деревне Зуевой, но малочисленность православных пред богатыми именуемыми разных сект старообрядцами не дозволяла иметь храма. В 1859 году некто Господин Ильин, занимаясь у нашего помещика Господина Рюмина землемерством, начал хлопотать о построении церкви в Зуевой, но сильная рука именуемых старообрядцев заградила нам уста о выражении нашего желания иметь храм в деревне Зуевой, и храм устроен в 2-верстном разстоянии в лесу от деревни Зуевой».

    Деревня Ожерелки в 1852 году имела 76 дворов с населением 438 человек. В 1925 году насчитывала 112 дворов и 571 жителей. На 1 января 1997 года - 72 жителя.

    Деревня Никулина, ныне Никулино, расположена неподалеку от деревни Ожерелки. В 1852 году насчитывала 43 двора и 157 жителей обоего пола.

    Далее: Деревянные храмы Вырковского погоста (XVII-XIX веков)
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос