История каменного храма

Дата публикации или обновления 01.05.2017
  • Оглавление: Церковь Рождества Богородицы, что у речки Вырки
  • История каменного храма с окончания постройки до начала гонений на Церковь (1849-1920-е годы).

    Первым священником каменного Вырковского храма стал отец Василий Алексеевич Стрельцов, (1826 г.р.), уроженец Московской губернии, сын священника. В одной из статей журнала «Церковные ведомости» (к сожалению, год и номер журнала неизвестны) говорится, что он «…обучался въ Вифанской семинарии наукамъ богословскимъ, философскимъ, математическимъ, истории церковной и гражданской, словеснымъ, медицине, языкамъ латинскому, греческому и немецкому. По окончании курса со званием воспитанника 2 разряда уволенъ въ епархиальное ведомство въ 1846 году Определёнъ на настоящее место во священника въ 1850 году. Въ память войны 1853-1856 годах имелъ бронзовый наперсный крестъ на Владимирской ленте (1858)». К 1868 году о. Василий был уже вдов.

    До 1902 года включительно с ним служил диакон Тимофей Ильич Смирнов, (1840 г.р.). Известно, что сын его Пётр, (1867 г.р.), в 1884 году окончил Донское Духовное училище и в 1887 году - Вифанскую семинарию. Псаломщиком в то время (на 1868 год) был Василий Михайлович Никольский.

    С середины 1860-х пономарём, а с 1886 года псаломщиком, по крайней мере, до 1903 года трудился Василий ^ Иванович Нечаев. В вышеозначенной Ведомости о церкви за 1903 год говорится, что он - «сынъ диакона, по увольнении изъ нижнего отделения Спасо-Вифанской семинарии поступилъ въ Саввино-Сторожевский монастырь въ число послушниковъ, посвященъ въ стихарь преосвященнейшимъ Иосифомъ, епископомъ Дмитровскимъ, назначенъ на настоящее место въ псаломщика преосвященнейшимъ Филафеемъ, епископомъ Дмитровскимъ, получилъ грамоту за подписаниемъ Алексея, епископа Дмитровскаго за 50 летъ безпорочнаго служения въ должности псаломщика, награжденъ золотой медалью». Там же упоминается «просвирня, вдова умершаго священника Анна Косьмина Соколова назначенная на настоящее место преосвященнымъ Александромъ Епископомъ Можайскимъ».

    Приблизительно в те же годы при храме состояла ещё одна просвирня - вдова Татиана Тимофеевна. При храме жили «сиротствующие» - вдова дьячка Михаила Капитонова Никольского (известного нам еще по деревянному храму но без фамилии) - Евдокия Терентьева (1810 г.р.), мать псаломщика Василия.

    К 1880 году о. Василий Стрельцов вышел за штат, уступив место на приходе своему брату священнику Рафаилу Стрельцову.

    Рафаил Алексеевич Стрельцов родился в 1840 году обучался в Московской Духовной семинарии; по окончании курса в 1862 году был уволен с аттестатом 2-го разряда в епархиальное ведомство, затем был произведён во диакона к Покровской, что в с. Сеченки, церкви. Там же, в 1864 году, был посвящён во священника.

    В 1880 году о. Рафаила перевели на Вырковский приход на место брата Василия, который впоследствии скончался заштатным священником 8 марта 1903 года. О том писали «Московские церковные ведомости» за № 25 от 22 июня 1903 года, издававшиеся при храме свв. Петра и Павла на Якиманке.

    По «Ведомости о церкви» за 1887 год можно восстановить состав семейства священника Рафаила. Его жена - Ольга Евлампиева, (1847 г.р.); их дети: Зинаида, Евлампия, Евгений, Лидия, Антонина, Олимпиада, Александр, Владимир, Мария, Алексий. О сыне Евгении известно, что он обучался в Московской Духовной семинарии, о чем свидетельствует «Брачный обыск» от 24 февраля 1888 года, в котором воспитанник пятого класса Московской семинарии Евгений Стрельцов был записан поручителем по своей сестре Зинаиде, выходившей замуж за учителя Истомкинского училища Сергея Румянцева, - впоследствии преемника о. Рафаила.

    Диаконом при новом настоятеле оставался Тимофей Смирнов, псаломщиками - Евгений Михайлович Никольский (1851 г.р.), сменивший своего брата Василия и служивший, приблизительно, с 1874 по 1893 год, и Василий Иванович Нечаев. Просвирней при храме была вдова Анна Косминична Соколова.

    В 1888 году о. Рафаил перевелся в Москву, в храм священномученика Антипы. Однако в некрологе «Московских церковных ведомостей» за № 21 от 25 мая 1903 года сообщается, что 16 ноября 1902 года умер «Священникъ заштатный Богородицерождественской, у речки Вырки, церкви Богородскаго уезда Рафаилъ Стрельцовъ», поэтому не исключено, что в конце своей жизни он жил на Вырковском приходе.

    После о. Рафаила в 1888 году приход принял священник Сергий Румянцев, который был женат на его дочери. В архиве Вырковского храма сохранился документ о женитьбе Сергия Андреевича Румянцева и Зинаиды Рафаиловны Стрельцовой (орфография подлинника):


    «ОБЫСКЪ БРАЧНЫЙ.

    № 21й.

    1888 года Февраля 24го дня. По Указу ЕГО ИМПЕРАТОР-СКАГО ВЕЛИЧЕСТВА Богородицерождественской, что у речки Вырки, церкви - Священно-и-церковно-служители производили обыскъ о желающихъ вступить въ бракъ, и оказалось следующее:

    1) Жених учитель Истомкинскаго училища, Богородскаго уезда, окончивший курсъ въ Вифанской духовной Семинарии по 2му разряду Сергей Андреевъ Румянцевъ, православнаго вероисповедания, сынъ умершаго Священника Христорождественской, что у озера Данилищева, церкви Андрея Евграфова Румянцева, жительство имелъ при Истомкинскомъ училище, Богородскаго уезда.

    2) Невеста дочь Священника местнаго Богородицерождественской, что у речки Вырки, церкви Рафаила Алексеева Стрельцова - Зинаида Рафаилова Стрельцова, православнаго вероисповедания, жительствовала при означенной церкви.

    3) Возрастъ къ супружеству имеютъ совершенный, а именно: женихъ двадцати семи (27) летъ: а невеста двадцати двухъ (22) летъ, и оба находятся въ здравомъ уме.

    4) Родства между ними духовнаго, или плотскаго родства и свойства, возбраняющаго по установлению Св. Церкви бракъ, никакого нетъ.

    5) Женихъ холостъ, а невеста девица.

    6) Къ бракосочетанию приступаютъ они по своему взаимному согласию и желанию, а не по принуждению, и на то имеютъ отъ родителей и Начальства дозволение.

    7) По троекратному оглашению, сделанному въ означенной Церкви, тысяча восемьсотъ восемьдесятъ восьмаго года Февраля 20го, 21 и 24го дней, препятствия къ сему браку никакого никемъ не объявлено.

    8) Для удостоверения безпрепятственности сего брака, представляются письменные документы: дозволение жениху вступить въ бракъ выданнаго изъ Московской Духовной Консистории, производящемуся во Священника къ Богородицерождественской, у речки Вырки, церкви Богородскаго уезда, Февраля 17 дня 1888 года за № 1287, копия съ котораго прилагается при семъ въ подлиннике.

    9) Посему бракосочетание означенныхъ лицъ предположено совершить въ вышеупомянутой Богородицерождественской, что у речки Вырки, церкви, сего 1888 года Февраля 24 дня, въ узаконенное время, при постороннихъ свидетеляхъ.

    10) Что все показанное здесь о женихе и невесте справедливо, въ томъ удостоверяютъ своею подписью какъ они сами, такъ и по каждомъ поручители, съ темъ, что если что окажется ложным, то подписавшиеся повинны за то суду, по правиламъ церковным и по законамъ гражданскимъ.

    Женихъ окончивший курсъ наукъ Вифанской семинарии учитель Истомкинскаго училища Сергей Румянцевъ руку приложилъ.

    Невеста дочь местнаго Священника Рафаила Алексеева Стрельцова девица Зинаида Рафаиловна Стрельцова руку приложила.

    Поручители по женихе: Богородскаго уезда Казанской, села Казанскаго, церкви Священникъ Василий Виноградов. Московской Иоанно-Предтечевской, под Боромъ, Церкви Диаконъ Димитрий Румянцевъ. Священникъ (далее неразборчиво, кроме фамилии, примеч. авт.) Румянцевъ.

    По невесте: Воспитанникъ 5го класса Московской Семинарии Евгений Стрельцовъ. Кандидатъ богословия Алексий Флеринъ.

    Производили обыск: Богородскаго уезда Казанской, села Казанскаго церкви Священник Василий Виноградов. Диаконъ Тимофей Смирновъ. Псаломщикъ Василий Неча-евъ. Псаломщикъ Евгений Никольский». Всё та же Ведомость о церкви за 1903 год сохранила послужной список священника Сергия Румянцева:


    «Священникъ Сергей Андреевичъ Румянцевъ, обучался въ Спасо-Вифанской семинарии, назначенъ на настоящее место преосвященнейшимъ Иоанникиемъ митрополитомъ Московскимъ, за усердное служение церкви награжденъ набедренникомъ, за беспорочное служение во священстве и особенные труды по на родному образованию награжден фиолетовою скуфьею, в память коронации Николая II имеетъ наперсный серебряный крестъ и такую же медаль въ память сослужения Государю Александру III, съ 1888 года состоитъ заведующимъ и законоучителемъ въ Вырковской церковно-приходской школе, находящейся въ приходской деревне Федорове, (где можно было получить семилетнее образование, примеч. авт.) въ той же должности состоитъ въ нажицкой церковно-приходской школе (бывшей Щербининской), а такъ же въ Ожерелковской и Демиховской школахъ».


    Кроме того, параллельно о. Сергий преподавал Закон Божий в школе, находившейся в сторожке нашей церкви.

    Эта школа имела четыре класса, но по уровню образования и объёму учебной программы не уступала Фёдоровской семилетке.

    Приведем воспоминания одной из старейших прихожанок нашего храма, Маргариты Дмитриевны Кукушкиной, отец которой учился в той школе: «Учебный день начинался около восьми часов утра с обязательной молитвы и благословления отца Сергия Румянцева и заканчивался около шестнадцати часов. Занятия проходили на первом этаже церковного дома, и все четыре класса занимались вместе. Зимой дети при входе снимали валенки, ставили их сушить на печь и весь учебный день занимались босиком. Обычно в качестве обедов дети приносили с собой из дома хлеб и молоко. Все ребята охотно учились. Иногда, правда, учителям приходилось наказывать детей за различные шалости или за неусердие в учебе, но такая строгость шла детям только на пользу.

    Каждое воскресение обязательным было присутствие на богослужении, причём интересен тот факт, что ребята во время литургии стояли в храме не с родителями, а с учительницей.

    Отец Сергий и другие учителя прилагали все свои силы для того, чтобы каждый ученик наилучшим образом усвоил школьную программу. Хороший уровень образования в этой школе подтверждался тем, что после четырёхлетнего обучения многие дети, со временем, поступали в различные институты».

    О весьма высокой оценке деятельности о. Сергия в деле образования свидетельствует и «Отчет о состоянии церковных школ Московской Епархии в 1902-1903 учебном году», опубликованный в «Московских церковных ведомостях» за № 47 от 23 ноября 1903 года: «Из лицъ, наиболее ревностно относящихся къ школьному делу, заявивших о себе особенным усердием, искусным образованием и полезной деятельностью, по свидетельству уездныхъ наблюдателей, можно указать на следующихъ… по уезду Богородскому… законоучителей и учителей Вырковскихъ Священника Сергия Румянцева…».

    В семье Румянцевых было четверо детей. Сын Владимир, окончив Московскую Духовную семинарию, стал псаломщиком на Кавказе, служил в Соборе города Сухуми. Дочери - Александра, Мария и Лидия стали учительницами.

    Отец Сергий оставался настоятелем храма на Вырке долго, до 1932 года. Вместе с приходом он встретил и смут- ное время революционных преобразований, начавшихся с 1917 года.

    В 1918 году Святейший Патриарх Тихон наградил священника Сергия грамотой за преподавание Закона Божия, а в 1919 году о. Сергий был возведён в сан протоиерея. За время его служения на приходе сменилось несколько дьяконов и псаломщиков.

    До 1902 года диаконом оставался Тимофей Ильич Смирнов.

    Затем с 1902 по 1907 год диаконом был Димитрий Николаевич Делекторский, о котором известно из Ведомости о церкви за 1903 год, что он - «сынъ священника, закончилъ МДА въ 1901 году съ аттестатомъ 2го разряда, состоитъ законоучителемъ въ ожерелковской церковно-приходской школе».

    С 1910 по 1923 год диаконом служил Александр Алексеевич Бухарев.

    После него, приблизительно до 1937-1938 года, диаконом служил Михаил Евгеньевич Никольский, сын псаломщика Евгения Никольского.

    Псаломщиками в разное время были: Евгений Михайлович Никольский - до 1893 года, Василий Иванович Нечаев, как уже упоминалось, - до 1903 года, будущие священномученики Василий Евгеньевич и Евгений Евгеньевич Никольские служили в начале XX века, Александр Алексеевич Соколов (1894 гр.) - в 1916 году, Алексей Николаев (1895 г.р.) - в 1918 году, Косьма Шутов служил в 1920-х годах.

    В храме почти всегда был полный причт: священник, диакон, пономарь, псаломщик, а до начала 1950-х годов и два смешанных хора - левый и правый. Сохранились старые рукописные книги для партий альта, тенора, баса, баритона и сопрано, нотные тетради с произведениями известного православного композитора протоиерея Петра Турчанинова. В конце тетрадей есть записи, что эти ноты были писаны специально для Богородицерождественской церкви на реке Вырке и не могут принадлежать никакой другой церкви. В богослужебных книгах можно встретить даже рисунки и стихи певчих, не считая денежных расчетов и несколько раз переписанных названий книги. Причем странная традиция переписывать название прослеживается даже в очень старых книгах.

    На обложке старинной нотной тетради сохранился частичный список певчих (орфография подлинника): «Любительский Хор Певчих. Состоит из 26 человек. Григорий Егоров Росисков (в официальных документах - Российский, примеч. авт.), Николай Егоров Росисков, Алексей Андреев Гусков, Григорий Иванов Брюквин, Никита Андриев Мольков, Федор Васильев Гусков, Павел Филатов Корсаков, Медведев Иван, Ешков Василий, Трушин Яким, Шумов Федор. Росписался за них А. Послов».

    Строительные и отделочные работы, которые велись ещё при священниках братьях Василии и Рафаиле Стрельцовых, продолжились и при о. Сергии Румянцеве. Сложно сказать определенно, при ком именно из них была возведена колокольня, так как, судя по фасаду западной стены храма, к которой примыкает колокольня, можно увидеть, что она была пристроена позднее, после окончания основного строительства. Книга описи церковного имущества деревянного храма за 1820 год заканчивается описанием деревянной колокольни с колоколами на ней, и сразу следует опись имущества каменного храма, которая начинается с того, что (орфография подлинника): «въ 1891мъ году Генваря 1 дня былъ повешенъ колоколъ въ 511 пудовъ 10 фунтовъ; означенный колоколъ былъ отлитъ на средства потомственнаго почетнаго гражданина АС. Брашнина при вкладе 2200 рублей со стороны церковнаго старосты крестьянина дер. Демиховой Д.С. Сидорина и 1000 рублей со стороны прихожанъ». Имеется даже предание, что де-сятипудовый язык для одного из больших колоколов на новую колокольню в одиночку занес по лестнице крестьянин деревни Фёдорово, Никифор Фёдорович Ванцинов, по прозвищу «Наковальня».

    Интересно, что Вырковский храм, возведенный в конце царствования Николая I, уже не походил по своему типу на постройки николаевского «церковного ампира», обычными примерами которого служат такие храмы Орехово-Зуевского благочиния, как Троицкий в Горбачихе, Успенские в Войнове и Красном, св. Николая в Житенино, Воскресения Христова на Ильинском погосте. Вырковский храм по своему типу предвосхищает «неорусский» архитектурный стиль царствования Императора Александра II, для которого характерны традиции древнерусского зодчества с наличниками на окнах и «луковичными» храмовыми главами. Искусствоведами Вырковский храм был отнесен к традиции «тоновской» архитектуры, то есть заложенной архитектором К. А. Тоном (1794-1881), самыми яркими примерами творчества которого являются московский храм Христа Спасителя, собор в Боголюбове, а из светской архитектуры - Большой Кремлевский дворец.

    В паспорте Вырковского храма 1987 года содержится следующая информация по его архитектуре: «Кирпичная, оштукатуренная церковь выстроена в традиции «тоновской» архитектуры. Симметричная продольно-осевая композиция состоит из кубического объема храма с небольшой прямоугольной апсидой, обширной , трапезной и трехъярусной колокольни Четверик храма несет массивный восьмигранный световой барабан с граненой главой. Трапезная имеет двускатное покрытие, над приделами поставлены декоративные главки

    Вертикальной доминантой в композиции является колокольня, нижние ярусы которой несут восьмигранный ярус звона с декоративной главой на граненой шейке. Одинаковые северный и южный фасады храма трехосевые, симметричные, на осях расположены высокие арочные окна. Помещенные между окнами и на углах четверика филенчатые лопатки подчеркивают трехчастную композицию фасада. В штукатурном декоре использован мотив килевидного архивольта. В оформлении центрального окна использован мотив двухколонного портика с разорванным треугольным фронтоном. Композиции шестиосевых фасадов трапезной проще, окна попарно сближены и объединены килевидными наличниками. В нижнем четверике колокольни по оси каждого из фасадов расположен высокий арочный дверной проем с килевидным наличником, углы четверика оформлены филенчатыми лопатками, по верхней части стены проходит ряд крупных ширинок. Штукатурный декор второго яруса включает стилизованные элементы древнерусской архитектуры. Завершен ярус треугольными разорванными фронтонами.

    Грани яруса звона по странам света прорезаны арочными проемами с килевидными архивольтами и килевидными кокошниками в основании кровли. Центральное пространство четырехстолпного храма перекрыто восьмидольным сомкнутым сводом на парусах с отверстием светового барабана в центре. Остальные компартименты храма, а также четырехстолпной трапезной, перекрыты парусными сводами, притвор - цилиндрическим сводом, помещение под колокольней - лотковым».

    Центральный алтарь был отделен от приделов деревянными воротами, которые открывали для богослужений только в тёплый период времени и на большие праздники.

    До конца 1950-х годов храм прогревали дровами. Печь располагалась у западной стены Никольского придела. Из-за этого фрески над ней буквально пропитались копотью и пришли в негодность. Вероятно, такая же печь была и в Предтеченском приделе.

    В 1958-59 годах, когда под храмом была устроена котельная, а по всему храму была проведена водяная отопительная система, храм стали топить углем. Позднее угольную печь заменили газовым оборудованием. Приблизительно в то же время были сняты и внутренние ворота, разделяющие храм на две части - тёплую и холодную.

    В вышеупомянутой церковной описи отмечено, что на куполе был крест из белой жести, который, по свидетельству приписки на полях, «былъ въ 1895 году 2 июля снятъ, такъ какъ пришелъ въ ветхость». Его заменили новым; в свою очередь, и он был заменен в начале 70-х годов XX века. Последний раз кресты на куполах - храма и колокольни - меняли в 2005 году.

    Так же в описи упоминаются железные решетки на окнах и железные двери в притворе, которые сохранились и до настоящего времени.

    Если обойти вокруг храма, можно заметить, что когда-то в самом храме были еще две двери, в том месте, где сейчас окна перед алтарем, с северной и южной стороны, там до сих пор сохранились дверные петли. Когда и почему заложили боковые двери, неизвестно, но можно предположить, что это было сделано до окончания росписи храма в 1913 году. В то время церковь внутри выглядела не совсем так, как сейчас. Пол в притворе был выложен толстыми известняковыми плитами, и по низу стен тянулась красная полоса высотой приблизительно в метр, сами стены притвора, возможно, были расписаны узорами. Во время ремонта в притворе в 2007 году, когда счищали старую краску, была обнаружена часть орнамента и красной полосы. В самом храме, первоначально, стены были белые. На полу в храме лежала плитка с узорным красно-черным рисунком (такая плитка ещё сохранилась на солеях боковых приделов).

    В центральном приделе, с левой стороны, на фреске «Успение Пресвятой Богородицы» имеется дата: «1913 г.» с подписью художника Ивана Григорьевича Клёнова, который и являлся руководителем группы иконописцев, выполнявших работу. Храм расписан в живописной манере известных русских художников - Михаила Васильевича Нестерова и Виктора Михайловича Васнецова. Большинство сюжетов - точные копии росписей Свято-Владимирского собора в Киеве: например, изображение преподобного Нестора Летописца у левого клироса, святых равноапостольных княгини Ольги и князя Владимира и другие. Страшный Суд над входной дверью в храме являет собой несколько упрощённую копию оригинала.

    Цитата из паспорта храма: «Интерьеры храма и трапезной украшены живописью… в васнецовской и нестеровской манере. Поновленная живопись более академическая. Сюжетные композиции на сводах разделены проходящим по подпружным аркам растительным орнаментом. На столбах - изображения святых и мучеников».

    Резьба иконостасов покрыта сусальным золотом, положенным на красный полимент; это древняя и очень сложная технология, благодаря которой золото при правильном уходе может держаться веками. К сожалению, в советское время золото замазали бронзовой краской, поэтому в настоящее время идет реставрация и восстановление потерянной красоты иконостасов, которые, представляют собой целый ансамбль архитектурных творений эпохи «русского барокко».

    Вновь обратимся к храмовому паспорту: «Главный четырехъярусный иконостас имеет сложную, дробную композицию. Самые крупные композиции местного чина имеют арочные завершения, композиции праздничного чина овальной формы. Иконы третьего яруса - небольшие прямоугольные горизонтальные композиции. Четвертый ярус решен в виде нескольких трехлопастных киотов. Над центральным киотом - изображение Голгофы. Ярусы иконостаса отделены друг от друга раскрепованными карнизами, а иконы - витыми колонками с виноградными лозами. Золоченая резьба выполнена в виде небольших вставок или гребешков на карнизах. Царские врата сквозные, со стрельчатым очертанием створок. Иконостасы приделов двухъярусные. Их декор значительно скромнее.

    Основным элементом являются узкие коринфские колонки. Аналогично оформлены киоты, закрывающие столбы».

    Конечно, тонкое изящество деревянной резьбы во многом утеряно, но сохранились фрагменты, по которым еще можно заметить ее искусное исполнение.

    В районе Вырковского погоста в своё время были возведены, по разным торжественным случаям, часовни и часовенные столбы. К сожалению, все они были разрушены в советское время, и информация о них теперь имеет лишь исторический интерес.

    В ограде церкви Рождества Богородицы на реке Вырке были похоронены семьи богатых крестьян и фабрикантов, в разное время помогавших строить и украшать храм: Ветровы, Зайцевы, Карташовы, Демидовы и другие, а также люди, посвятившие свою жизнь служению Церкви - это настоятели с жёнами, диаконы, ктиторы, алтарники, певчие и другие труженики храма. Среди захоронений старого времени сохранилась могила псаломщика Василия Ивановича Нечаева. Многие могилы остались безымянны по причине отсутствия на крестах табличек или невозможности прочитать стёртые временем имена на памятниках.

    Далее: Вырковский храм в период гонений на Церковь, его закрытие и борьба прихожан за его сохранение
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос