Перерезанные провода и другие обстоятельства на месте преступления

Дата публикации или обновления 12.12.2018
  • Следственная практика в СССР
  • Тщательный осмотр места преступления в сочетании с оперативной работой залог быстрого раскрытия преступления

    Около 6 часов вечера 5 марта 1965 года жители дома № 5 по ул. Гагарина в г. Златоусте Челябинской области услышали крики о помощи, раздававшиеся из квартиры № 75, расположенной на четвертом этаже. Несколько жильцов дома бросились туда, но нашли квартиру запертой. Крики не повторялись.

    На стук никто не отвечал. Вызванный соседями работник милиции через балкон проник в квартиру, где обнаружил лежащую в луже крови Климчикову, проживающую в данной квартире. Вызванный врач скорой помощи установил факт ее смерти.

    О случившемся сообщили дежурному по городскому отделу милиции; к месту происшествия вызвали следователя прокуратуры. При осмотре квартиры следователь обнаружил под кроватью, на которой лежала мертвая Климчикова, труп ее мужа Карнаухова.

    Мне поручили провести расследование. На место происшествия я приехал около 22 час, т. е. почти через 4 часа с момента происшествия.

    Ознакомившись с обстоятельствами преступления на месте, сфотографировав обстановку в квартире, я совместно с судебно-медицинским экспертом тщательно осмотрел трупы. Труп Климчиковой лежал поперек кровати на спине, голова находилась на уровне нижнего края подушки (правая рука откинута в сторону, левая согнута в локтевом суставе и лежала на груди.

    Левая нога упиралась в спинку кровати, правая свободно свисала, не доставая пола. На трупе оказалось четыре ножевых ранения, три из которых были проникающими в грудную полость с повреждением сердца и легкого, а одно — в области пальцев правой кисти.

    Последнее ранение указывало, что погибшая защищалась от ударов.

    Труп Карнаухова лежал под этой же кроватью.

    Покрывало, которым была накрыта кровать, свисало почти до самого пола, и поэтому труп виден не был. На трупе были резаные раны груди, спины, живота и лба. Имеющиеся на пальцах и ладони правой кисти раны указывали, что и он оборонялся.

    Судя по размерам ран на трупах, можно было предположить, что все они нанесены одним и тем же орудием. Впоследствии это подтвердилось, когда обнаруженный кинжал исследовали эксперты. Трупы направили в морг.

    Приняли решение — дальнейший осмотр места происшествия прервать, опечатав квартиру. Осмотр места убийства занял бы длительное время, а исходные данные требовали безотлагательного проведения оперативной работы. К этому времени мы уже знали следующее. Когда Клнмчикюва пришла с работы в 17 час, 30 мин. и открыла своим ключом дверь, она, стоя в дверях, с кем-то мирно разговаривала. Крики о помощи раздались только через 20—25 мин. после ее возвращения. Все ценные вещи в квартире были в целости, и обстановка не нарушена. Опрошенные соседи и жильцы дома заявили, что за последнюю неделю они не видели, чтобы к потерпевшим заходил кто-нибудь посторонний. Это давало основание предполагать, что в момент возвращения Климчиковой в квартире мог быть кто-то из родственников или знакомых.

    Для организации розыска преступника была создана оперативная группа во главе с заместителем начальника ГОМ Мурдасовым. Перед работниками милиции поставили задачу — установить всех родственников и знакомых, приходивших к потерпевшим.

    Через 2 часа с участием эксперта-криминалиста осмотр места происшествия был продолжен. Осмотр осложнялся тем, что до прибытия следователя в квартире побывало много народа. Повсюду валялись окурки, обгорелые спички, обрывки бумаги. Выделить следы преступника было невозможно. Это еще раз подтверждало общеизвестное правило о необходимости организации охраны места происшествия и недопущении посторонних лиц в зону осмотра.

    В процессе осмотра выяснилось, что провод от электрозвонка перерезан в двух местах. Конечно, можно было сдать алюминиевые провода цена на которые могла позволить быстро нажиться, однако на тот момент у нарушителя спокойствия были совсем другие планы.

    Надрезы свежие. На стоящем около входа шифоньере оказалось много следов пальцев рук; их изъяли на дактилоскопическую пленку. Впоследствии выяснилось, что эти следы оставлены посторонними гражданами, которые заходили в квартиру после обнаружения трупа. Около шифоньера и на ближайшей стене имелись брызги крови, направлявшиеся сверху вниз. Под половиком около шифоньера оказалась большая лужа крови. По-видимому, одно из ранений было нанесено в этом месте. Под шифоньером нашли кинжал, воткнутый в заднюю правую ножку на высоте 6 см от пола. На ручке ножа — следы крови. Пол под половиками, лежавшими в комнате, был слегка испачкан кровью. Следы в виде «параллельные полос юли к кровати. На внутренней стороне половиков имелись подсохшие пятна крови в виде мазков и капель.

    Таким образом, расположение следов крови позволяло представить следующую картину: преступник наносил потерпевшему (по-видимому, Карнаухову) удары около шифоньера, здесь же потерпевший лежал некоторое время. Затем его оттащили по полу в другую комнату, после чего половики перевернули, чтобы кровь не была видна. Такие действия убийцы свидетельствовали о том, что он знал о скором приходе Климчиковой и стремился создать такую обстановку, чтобы она не заметила следов убийства. Все это подтверждало предположение, что преступник — кто-то из родственников или близкий знакомый погибших.

    Сгустки крови с пола и брызги со стены были соскоблены и завернуты в марлю. Кинжал сфотографирован и упакован. Половики сфотографированы и направлены на исследование.

    В ходе дальнейшего осмотри мы внимательно осматривали каждую вещь, даже книги, журналы, лежащие на стульях и диване. Обратил на себя внимание журнал «Огонек» № 8 и 9 за февраль. Других экземпляров журнала «Огонек» не было. Страницы журнала были тщательно осмотрены, и на двух из них удалось обнаружить видимые следы, оставленные двумя пальцами, по-видимому, испачканными жиром.

    Зная, что подписчикам «Огонек» № 9 еще не доставлялся, а в киосках на железной дороге журналы «Огонек» продаются раньше, чем их приносят подписчикам, мы предположили, что журнал мог купить преступник, приехавший по железной дороге.

    В серванте, в одной из книг, лежал паспорт № 59009793 на женские наручные часы «Ленинград», механизм № 13596. На трупе Климчиковой, на левой руке имелись ясные следы от браслета и часов, но самих часов ни на руке, ни около трупа не было. Паспорт от часов изъяли.

    На столе в пепельнице оказалось семь окурков папирос «Беломорканал»: два из них фабрики г. Ростова-на-Дону и пять — фабрики г. Батуми. Мундштуки «ростовских» окурков были смяты одинаково, форма других пяти окурков отличалась от них. По-видимому за столом курили два человека. Окурки были изъяты для исследования групповой принадлежности слюны. В пепельнице лежала небольшая скомканная записка : «Володя, кушай рыбу, щи, пей кофе, можешь кушать хлеб с маслом или сметану. Шура, 6 час. 50 мин.»

    Судя по этой записке, Климчикова ушла на работу около 7 час. утра, и в это время ее мужа не было. По-видимому, никого в квартире, кроме Климчиковой, ночью не было, иначе она не писала бы записку. Оперативный работник сообщил нам, что Карнаухов работал в ночную смену и домой уехал из гаража (работал сменным механиком) с шофером Морозовым. Морозов заявил, что Карнаухов сошел с трамвая недалеко от дома и дальше пошел один. Это было примерно около 10 час. утра.

    Таким образом, преступник, по-видимому, проник в квартиру после 10 час. утра. Опрошенная соседка Дягилева пояснила, что около 12 час. дня она слышала звонок в квартиру № 75, а затем громкий разговор двух мужчин. Голос одного из них принадлежал Карнаухову, кто был другой, она не знает. В квартире был включен на полную громкость приемник или радиола. Дягилева высказала предположение, что проигрывались пластинки, так как голоса диктора слышно не было. Громкая музыка продолжалась примерно часа два. Около 12 час. 30 мин. она слышала крик, падение чего-то, хрип, по это продолжалось одну минуту. Она вышла в коридор, подошла к двери квартиры Карнаухова, но ничего подозрительного больше не услышала.

    Действительно, проигрыватель, стоящий на тумбочке у приемника, был открыт, внутри лежала долгоиграющая пластинка, громкость была включена на полную мощность. На стоящем рядом стуле лежали еще 12 пластинок, вынутых из конвертов. Были переписаны названия песен и музыки на пластинках, и впоследствии Дягилева указала на две песни из списка, слышанные ею в тот день. На многих пластинках были отпечатки пальцев, но пригодного для отождествления не оказалось.

    На кухонном столе лежала газета «Красная Звезда» № 59 от 3 марта 1965 г. с завернутыми в нее кусочком сыра и половинкой котлеты в тесте. На кусочке сыра имелись четкие следы зубов. Эти предметы, по-видимому, оставил преступник. Кроме этой газеты, других номеров «Красной Звезды» не оказалось» Кусочек сыра и котлеты скорее всего были куплены в одном из буфетов станции железной дороги, так как в домашних условиях сыр нарезается тонкими кусочками, а не квадратиками толщиной 1 см, а котлеты в тесте не выпекаются. Сыр со следами зубов был изъят, упакован и направлен в лабораторию судебной экспертизы.

    За ванной, в ведре, стоявшем в туалете, в кладовке для хранения одежды были обнаружены помятые газеты, тряпки, две маленькие подушечки со следами затирания крови. На всех этих вещах проведенное биологическое исследование установило наличие крови, сходной с кровью Карнаухова. Обнаружение этих предметов вновь подтвердило, что преступник, убив Карнаухова, пытался скрыть следы преступления и наводил порядок в квартире.

    К 9 час. утра следующего дня оперативные работники установили всех родственников и знакомых Карнаухова и Климчиковой, проверили, где они находились днем 5 марта, и через них выяснили всех родственников и знакомых, живущих за пределами г. Златоуста. Последние особенно нас интересовали, так как, судя по данным осмотра, преступник скорее всего приехал по железной дороге. Во многие города в адрес органов милиции были посланы телеграммы о проверке некоторых из этих лиц.

    Сестра Климчиковой — Симонова пояснила, что осенью 1964 года дочь Климчиковой, Таисия Гавриченкова, второй раз вышла замуж, но за кого, она не знает. Жили супруги в г. Челябинске, Климчикова Александра ей говорила в декабре прошлого года, что дочь хочет уйти от мужа, так как он ее избивает и угрожает убийством. Таисия в январе 1965 года уехала из г. Челябинска, куда — никто не знал. Тогда же, в январе, в Челябинск уехала из г. Златоуста сестра Таисии — Лидия Климчикова, но адреса ее тоже никто не знал.

    Получив такие сведения, оперативная группа из трех человек поехала на автомашине в г. Челябинск. В это же время по телефону было сообщено в Управление милиции об организации розыска. По адресному столу было установлено, где проживали Таисия и Лидия. Однако они там были только прописаны, а где проживали фактически, никто не знал. Было установлено место работы Климчиковой Лидий и Гавриченковой Таисии. Туда были направлены оперативные работники. Через час обе группы установили, что Гавриченкова Таисия, опасаясь месяц своего нового мужа, Щербакова Анатолия, в январе 1965 года села в поезд Киев — Владивосток и выехала неизвестно куда. Свои вещи она оставила дома. В течение двух месяцев Щербаков пытался установить ее местонахождение и заявлял знакомым, что он ее убьет. Некоторым он показывал кинжал, сделанный им для этого, форма и размеры кинжала, описанные свидетелями, соответствовали формам и размерам кинжала, найденного при осмотре места происшествия. Климчикова Лидия пояснила, что примерно 1 марта к ней в общежитие приходил Щербаков и спросил адрес ее родителей в Златоусте. Она не хотела давать ему адрес. Тогда он, применив силу, открыл тумбочку и нашел там письма матери с обратным адресом на конвертах. Один конверт взял с собой. По словам Лидии, мать и отец знали Щербакова с осени 1964 года. Тогда они приезжали в Челябинск и встречались с ним. Сама Лидия его адреса не знала, но заходила один раз к нему домой вместе с сестрой. Как-то в разговоре по телефону Таисия сказала, что Щербаков до знакомства с ней около семи лет находился в местах лишения свободы за покушение на убийство и нанесение тяжких телесных повреждений.

    При знакомстве с Таисией он это скрыл. Она об этом узнала, когда стала с ним жить. Лидия знала, что за три месяца их совместной жизни он часто, избивал Таисию, наносил порезы ножом. В милицию Таисия не обращалась, так как боялась мужа. По словам Лидии, Щербаков ходил всегда с ножами и был очень агрессивен. Вместе с Лидией Климчиковой оперативная группа выехала на место жительства Щербакова в пригород Челябинска — Мельзавод. Квартира оказалась незакрытой. Увидев вошедших работников милиции, Щербаков растерялся, бросился к окну, намереваясь выпрыгнуть.

    Одновременно он пытался достать финку из кармана брюк. Работники милиции быстро его обезоружили. Поставив у квартиры охрану, они доставили Щербакова в Управление милиции. При обыске в карманах Щербакова нашли два железнодорожных билета: один № 3823 от 4 марта от ст. г. Челябинск до ст. г. Златоуст на поезд № 273, прибывающий в г. Златоуст в 23 час. 40 мин. Второй билет № 5706 от 5 марта на .поезд № 98 «Киев — Павлодар» до ст. г. Челябинск, отправляющийся из г. Златоуста в 20 час. 50 мин. На клочке бумаги, вырванное из тетради, была обнаружена записка следующего содержания: «г. Волгоград, ул. Вайнбаумана, д. 37, кв. 18, Гавричеиковой». Сверху другим почерком было написано слово «Вайнбауман».

    На пиджаке Щербакова при осмотре были обнаружены застиранные пятна крови. На рукаве пиджака и брюках, а также на белье имелись отдельные точечные брызги крови. Одежда была изъята.

    При обыске в квартире Щербакова были обнаружены наручные часы марки «Ленинград» с механизмом № 13596, паспорт на которые был найден в серванте квартиры Карнауховых, два куска из пенопласта, по внешнему виду похожие на найденный там же чехол от кинжала, письмо Климчиковой Александры на имя Щербакова Анатолия от 20 февраля, в котором она писала, что не знает местопребывание своей дочери Таисии, и просила не искать ее. На столе лежала записка, написанная рукой Щербакова, обращенная к своей матери: «Мама, извини, что я так поступил. Что я наделал, узнаешь. Прощай. Анатолий. 6. 3. 1965 г.».

    Щербакова доставили в г. Златоуст. На допросе он сначала отрицал свою причастность к убийству, но после предъявления вещественных доказательств, обнаруженных на месте преступления, подробно рассказал об убийстве. Показания были записаны на магнитофонную пленку.

    С января 1965 года, т. е. с момента ухода Таисии от Щербакова, он в письмах на имя ее матери и отца требовал сообщения адреса Таисии. Щербаков угрожал им и их дочери убийством, если Таисия не вернется к нему. Климчикова и Карнаухов, зная об истязаниях своей дочери Щербаковым, адрес Таисии ему не сообщали.

    Для исполнения своей угрозы Щербаков во время работы в цехе № 21 Челябинского радиозавода изготовил из напильника кинжал и финку.

    3 марта Щербаков обратился к администрации радиозавода о предоставлении ему очередного отпуска раньше графика якобы для лечения желудка, представив справку о болезни. Получив отпуск и взяв с собой изготовленный кинжал; он 4 марта на поезде № 273 в 23 час. 40 мин. прибыл в г. Златоуст. Переночевал на вокзале. В 7 час. утра приехал к дому, в котором проживали Карнауховы, некоторое время стучался в квартиру, но Щ1Кто не ответил. Снова уехал на вокзал, где купил два бутерброда с сыром и одну котлету, один кусочек сыра съел, а другой съел наполовину, завернув остаток сыра и котлету в газету «Красная Звезда», купленную в киоске «Союзпечать» ст. г. Златоуст. Здесь же он купил и два журнала «Огонек» № 8 и 9. Примерно в 12 час. дня Щербаков снова приехал к Карнаухову. На звонок вышел Карнаухов и разрешил ему войти в квартиру. Положив принесенный сыр с котлетой на кухонный стол, они около часа беседовали, куря каждый свои папиросы. Во время беседы Щербаков требовал сказать адрес. Гавриченковой Таисии. Карнаухов отвечал, что он не знает, где она живет. «Получив такой ответ, — продолжал Щербаков, — я решил его убить.

    Чтобы заглушить крики, я включил на полную громкость радиолу и проигрывал пластинки. Подойдя к шифоньеру, я решил посмотреть, здесь ли одежда Гавриченковой. Но Карнаухов не разрешил мне этого делать и начал выталкивать Меня из квартиры, Я вынул кинжал и неожиданно для него нанес ему удар в грудь. Он вскрикнул и упал на пол, а я нанес ему еще четыре удара. Карнаухов умер примерно через 4 часа.

    Я перенес его тело в спальню, спрятал под кровать, закрыв ковриком и одеялом, свесив донизу покрывало.

    Чтобы скрыть следы крови, я перевернул половики на обратную сторону, затер кровь тряпками и газетой. Я решил любой ценой получить адрес Гаврпченковой. Во время разговора с Карнауховым я узнал, что его жена — Климчикова придет с работы около 6 час. вечера.

    Я остался ждать ее. За это время я просмотрел все документы, книги, ища адрес Таисии, но не нашел его».

    Пришедшая с работы Климчикова, «е подозревая об убийстве мужа, несколько минут беседовала с Щербаковым, который., стоял против нее. Во время беседы она заметила, что обстановка в комнате, видоизменена, а увидев следы крови около шифоньера и на стене, она закричала: «Ты убил его!». Щербаков вынул кинжал и наставил к шее, предлагая написать адрес Таисии. Он дал ей карандаш, и она написала вымышленный адрес: «г. Волгоград, ул. Вайнбаумана, дом № 37, кв. 18» «Я не понял название улицы, — объяснял Щербаков, — я переспросил, — она назвала, и я сверху написал своей рукой название улицы». Воспользовавшись, что Щербаков положил кинжал на стол, Климчикова быстро забежала в другую комнату, вскочила на подоконник, разбила окно и закричала о помощи. Этот крик слышали соседи.

    В это время Щербаков сзади нанес ей удар кинжалом в спину, сбросил с подоконника на кровать и здесь нанес ей еще три удара в область груди, с повреждением сердца и легких. После этого отодвинул шифоньер и воткнул в ножку, обращенную к стене, кинжал, вытер руки 6 висящее полотенце и бросил его в туалет. «Взглянув в окно, увидел людей бегущих к дому. Раздумывать было некогда. Я бросился к двери и услышал голоса на первом-втором этажах. Поняв, что они бегут в квартиру Карнаухова, я поднялся на пятый этаж, привел себя в порядок. Когда, постучавшись в квартиру Карнаухова, люди ушли за работниками милиции, не оставив никого у дверей, я ушел из подъезда. Поездом Киев — Павлодар я через 30 мин. уехал в г. Челябинск».

    В конце допроса Щербаков заявил: «Я не думал что меня так - быстро найдут. Оставалось каких-нибудь 10—20 мин. и меня не стало бы в г. Челябинске».

    Но уйти преступнику не удалось. Он был задержан через 20 час. после совершения преступления благодаря правильному сочетанию следственной и оперативной работы.

    По делу было проведено семь экспертиз. Судебно-медицинская дала категорическое заключение, каким орудием были нанесены ранения Карнаухову и Климчиковой, в каком положении они находились в момент нанесения повреждений и о времени смерти Карнаухова и Климчиковой. Биологическая экспертиза установила, что на пиджаке, брюках и кальсонах Щербакова обнаружена кровь, которая по группе и типу совпадает с кровью Карнаухова (В— III), а не его собственной (А —II).

    Согласно заключению экспертов, исследовавших обнаруженные на месте происшествия окурки, на двух папиросах «Беломорканал», производства табачной фабрики г, Ростов-на-Дону, обнаружена слюна, совпадающая по группе с кровью Карнаухова. На остальных пяти окурках при определении групповой принадлежности слюны выявлено ее совпадение с кровью Щербакова.

    Дактилоскопическая экспертиза установила, что из представленных для исследования отпечатков пальцев один потожировой след, обнаруженный на стуле, принадлежит Щербакову.

    Эксперт-трасолог в своем заключении указал, что два следа надкуса на. куске сыра, изъятом с места происшествия, оставлены зубами нижней челюсти Щербакова.

    Графической экспертизой установлено, что на обнаруженной записке адрес «г. Волгоград, ул. Вайнбаумана, д. 37, кв. 18, Гавриченкова» написан рукой Климчиковой, а приписка сверху «Вайнбауман» — рукой Щербакова.

    Химическая экспертиза позволила установить, что чехол и кусочек пенопласта, изъятый в квартире Щербакова, относятся к группе легковесных пластиков и являются однородными по цвету, структуре и цвету люминесценции.

    На основании заключения экспертов Щербаков был признан вменяемым.

    Расследование закончено в течение установленного срока. По приговору Челябинского областного суда Щербаков был приговорен к высшей мере 'Наказания, приговор приведен в исполнение.

    Заместитель прокурора г. Златоуста младший советник юстиции Б. Г. Мельников

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Навигация
    Rambler's Top100