Фальшивомонетчик-убийца

Дата публикации или обновления 19.07.2018
  • Следственная практика в СССР
  • Тщательное изучение личности помогло разоблачить убийцу и фальшивомонетчик

    7 августа рабочие Витебского завода электроизмерительных приборов Азарченко.и Цуркан нашли на территории завода монету достоинством 50 коп. образца 1961 года. Изображение герба на найденной монете отсутствовало. У рабочих возникло подозрение, что кто-то занимается изготовлением фальшивых монет, и они передали найденную монету начальнику ремонтно-механического цеха Шаболдову.

    В этот же день Шаболдов доставил монету в УООП Витебского облисполкома и пояснил, что ее мог изготовить жестянщик Ушаков Виктор Степанович, так как он занимается гальванизацией материалов и заказывал на заводе штампы-высечки диаметром 22 мм, 24 мм, 27,мм, т. е. соответствующие размерам монет достоинством 20 коп., 50 коп. и 1 руб. образца 1961 года. Для подтверждения сказанного Шаболдов предъявил три рабочих эскиза штампов-высечек, составленных лично Ушаковым.

    Работники милиции осмотрели рабочее место Ушакова. В его шкафу обнаружили металлическую пластинку с вырубленными в ней круглыми отверстиями, равными по диаметру 50-копеечной монете.

    На допросе Ушаков показал, что он с помощью заказанных на заводе под видом производственных нужд штампов-высечек пытался сделать фальшивые монеты и изготовил три монеты достоинством 50 коп., но в связи с тем, что изображение на них получилось недостаточно четким, он их выбросил. Ушаков указал место, где он спрятал штампы-высечки.

    На квартире у Ушакова произвели обыск, в результате которого обнаружили и изъяли портативную гальваническую ванну, вмонтированную в чемодан, трансформатор, выпрямитель переменного тока.

    При обыске были также обнаружены и изъяты две записные книжки, где были записаны адреса и химические реакции, паспорт на фамилию Ушакова и сберегательная книжка.

    После допроса Ушакова отпустили домой, и он скрылся из города Витебска.

    Был объявлен всесоюзный розыск.

    При осмотре трудовой книжки Ушакова обнаружили признаки травления первоначальной записи фамилии, имени и отчества. Криминалистическая экспертиза подтвердила, что первоначальный текст вытравлен, однако прочесть, на какую фамилию выписана трудовая книжка, не представилось возможным. В этой же трудовой книжке было указано, что ее владелец до 1961 года работал на Новосибирском литейно-механическом заводе в качестве строгальщика.

    Из паспорта на фамилию Ушакова, который оставался в УООП, было видно, что до приезда в Витебск его владелец проживал в городе Новосибирске, о чем свидетельствовала прописка. На листке с особыми отметками имелся штамп регистрации брака в 1957 году в городе Новосибирске с гр-кой Остряковой. Для того, чтобы узнать местонахождение Ушакова, в город Новосибирск направили поручение допросить Острякову.

    Выполняя это поручение, органы ОБХСС города Новосибирска установили, где в городе проживает Острякова и ее «муж Ушаков. На квартире Ушакова работники ОБХСС произвели обыск. Личных документов, в том числе и паспорта, в квартире не оказалось. Ушаков по этому поводу показал, что он, будучи в отпуске у своей матери, оставил документы у нее. Кроме того, работники ОБХСС установили, что разысканный ими в Новосибирске Ушаков в Витебске никогда не был.

    Из Новосибирска поступила фотография Ушакова.

    При сравнении ее с фотографией на паспорте скрывшегося фальшивомонетчика было установлено, что на фотографиях изображены разные лица. Паспорт же, по которому проживал в Витебске скрывшийся преступник, был выдан не ему, а Ушакову, проживающему в Новосибирске. Последний при повторном допросе показал, что в 1961 году он утерял свой паспорт и взамен утерянного ему выдали другой.

    Криминалистической экспертизой установили, что на паспорте у фальшивомонетчика переклеена фотокарточка, искусно подделаны на ней недостающие части печати и рельефный оттиск штампов, подделан штамп выписки и штамп увольнения с работы. Запись на штампе выписки исполнена не спецчернилами, а черной тушью.

    Для установления подлинной фамилии фальшивомонетчика в УООП Новосибирского облисполкома направили фотокарточку, переснятую с паспорта, и в порядке поручения предложили предъявить эту фотографию работникам строгального цеха Новосибирского литейно-механического завода, где согласно трудовой книжке, изъятой на Витебском заводе электроизмерительных приборов, указанное лицо работало до 1961 года.

    Ряд работников литейно-механического завода опознали предъявленное им на фотокарточке лицо и пояснили, что до 1961 года этот человек действительно работал у них на заводе, но фамилия его не Ушаков, а Морозов.

    В связи с установлением второй фамилии фальшивомонетчика был объявлен всесоюзный розыск Морозова.

    В различные адреса направили поручения с фотографиями фальшивомонетчика для его розыска и ареста.

    Направили такое поручение и в отдел милиции Зугдидского райисполкома Грузинской ССР, так как из паспорта фальшивомонетчика было (видно, что он до приезда в Витебск некоторое время жил в Зугдиди. Кроме того, в записной книжке, изъятой у него при обыске, имелись записи адресов двух граждан, проживающих в Зугдиди.

    Здесь Ушаков — Морозов и был разыскан.

    Сразу же после доставления арестованного в Витебск его допросили. Он заявил, что настоящая его фамилия не Ушаков, а Морозов. В 1961 году он разошелся с женой, которая осталась в Новосибирске, и, чтобы не платить алименты на ребенка, решил изменить фамилию. Для этого купил у своего знакомого — Ушакова его паспорт, который переделал на себя, переклеив фотокарточку и дорисовав недостающие части печати и рельефного штампа, после чего приехал в Витебск и проживал по этому паспорту.

    Для установления, не привлекался ли Ушаков — Морозов ранее к уголовной ответственности, не разыскивался ли он следственными органами за совершенные преступления и действительно ли является Морозовым, в спецотдел МООП РСФСР была направлена дактилоскопическая карта Ушакова — Морозова. Однако оттуда сообщили, что разыскиваемый Ушаков— Морозов «...на дактилоскопическом учете не состоит».

    Когда при последующих допросах Морозову предложили рассказать о своем детстве (с кем в детстве дружил, с кем и куда ходил в школу, каких помнит учителей, кто были его соседи и т. п.), он не смог дать ответа на многие вопросы. Это обстоятельство позволило предположить, что фальшивомонетчик и не Морозов и что свою настоящую фамилию он скрывает.

    В связи с объявленным всесоюзным розыском Морозова — Ушакова из Краматорского ГОМ поступило сообщение, что неизвестным преступником убит Морозов, 1931 года рождения, при котором личных документов — паспорта, военного билета, справки об освобождении из мест заключения — не оказалось. Затребовали приостановленное дело об убийстве Морозова. Из материалов дела было видно, что органами милиции задерживался неизвестный гражданин, у которого оказались документы убитого Морозова, паспорт, военный билет и справка об освобождении из мест заключения. Задержанного дактилоскопировали, но отпустили. Однако неустановленный гражданин скрылся, а его документы хранились в уголовном деле об убийстве Морозова.

    При сличении фотографий, имеющихся на паспорте и военном билете Морозова, с фотографиями фальшивомонетчика, оказалось, что это одно и то же лицо. Не было сомнения, что документами убитого Морозова пользовался фальшивомонетчик. Но как к нему попали эти документы, кто совершил убийство Морозова и какая настоящая фамилия фальшивомонетчика, не было установлено.

    При внимательном изучении всех документов, находящихся в деле, писем, изъятых у фальшивомонетчика при обыске в Зугдиди, и анализа показаний рабочих Витебского завода электроизмерительных приборов, стало известно, что Ушаков получил письмо из Красноярска от своего отца, но его фамилию, имя и отчество не знали. Во время ареста Ушакова — Морозова в Зугдиди при обыске среди ряда писем было обнаружено и изъято письмо от какого-то Петра, адресованное Морозову. В письме указывался адрес отправителя — г. Красноярск, п/о 50, пос. Суворова, ул. Лихачеца, д. № 71, кв. 1, и поставлены инициалы «Д. П. А.».

    Хотя Петр и не называл себя отцом Ушакова — Морозова, в этом письме тем не менее были основания подозревать, что это письмо от отца фальшивомонетчика.

    В Красноярск направили поручение установить «Петра», проживающего по указанному в письме адресу, и допросить его по делу. Фамилия «Петра» оказалась Дятлов, но при допросе он пояснил, что Ушаков — Морозов его знакомый, а не сын.

    Полагая, что установленный следствием Дятлов, проживающий в Красноярске, отец фальшивомонетчика Ушакова — Морозова, в 1-й спецотдел направили дактилокарту фальшивомонетчика с указанием установленных следствием анкетных данных Дятлова. Нам сообщили, что арестованный фальшивомонетчик действительно является Дятловым, был осужден за опасное государственное преступление, совершил побег из мест лишения свободы и разыскивается. Будучи допрошен, Дятлов сознался в совершении убийства Морозова с целью завладения его документами. Дятлов собственноручно составил схему места убийства и расположения сараев, из которых была совершена кража плотницких инструментов.

    Среди предъявленных фотографий Дятлов опознал фотографию Морозова.

    Для проверки показаний Дятлова я выехал в Краматорск, где была воспроизведена с помощью свидетелей и работников милиции, участвовавших в осмотре места происшествия, обстановка места происшествия. Показания Дятлова подтвердились. Расположение сараев и трупа, характер телесных повреждений и предметы, обнаруженные около трупа, полностью совпадали с описанием Дятлова и его схемой.

    Дятлов признал себя виновным в убийстве Морозова.

    Нашлось в Новосибирске и приостановленное дело в отношении Морозова, возбужденное по заявлению его жены, заподозрившей своего мужа в фальшивомонетничестве. Из этого дела было видно, что при обыске в Новосибирской квартире Морозова в подвале обнаружили оборудованную лабораторию по изготовлению фальшивых денег. Все оборудование в свое время было изъято. Но из-за нерозыска преступника дело приостановили. К сожалению, изъятое 'в Новосибирске оборудование не сохранилось к моменту расследования настоящего дела. Но факт обнаружения его, зафиксированный в протоколе обыска, мы использовали при допросе Дятлова. В результате Дятлов вынужден был в своих показаниях объяснить не только происхождение подложных документов, которыми он пользовался, но и признать свою вину в фальшивомонетничестве.

    Из показаний Дятлова было видно, что, взяв документы убитого Морозова — паспорт, военный билет, он подделал их путем приклеивания фотографий и дорисовки недостающих частей печати и пользовался этими документами.

    С подложными документами на имя Морозова Дятлов прибыл в Кобулети (Грузинская ССР), где был задержан. Через трое суток после освобождения из КПЗ, боясь разоблачения, оставив документы в милиции, он выехал из Кобулети в Зугдиди. Там он купил свидетельство о рождении, вытравил текст на этом свидетельстве, переделал его на фамилию Морозова и на основании этого подложного свидетельства получил паспорт и свидетельство об освобождении от воинской обязанности.

    Затем Дятлов приехал в Новосибирск и женился, зарегистрировав свой брак по документам Морозова.

    Проживая в Новосибирске, Дятлов у себя в доме из бруса под полом оборудовал лабораторию и пытался изготовить фальшивые деньги. Но когда жена заподозрила его в фальшивомонетничестве и сказала ему об этом, он купил у Ушакова паспорт и бежал из Новосибирска в Витебск.

    Дело по обвинению Дятлова рассматривалось Витебским областным судом. Дятлов признан виновным в совершенных им преступлениях и осужден к 15 годам лишения свободы.

    Старший следователь прокуратуры Витебской области младший советник юстиции Ф. Л. Сарбаш

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Навигация
    Rambler's Top100