Оценка результатов следственного эксперимента

Дата публикации или обновления 10.09.2021

Вопрос об оценке результатов следственного эксперимента неразрывно связан с понятиями достоверности и вероятности выводов следователя и суда в процессе исследования обстоятельств дела.

При этом следует различать достоверность результатов следственного эксперимента и достоверность выводов, которые делает следователь или суд из результатов следственного эксперимента.

В первом случае речь идет о правильности, истинности результатов самого следственного эксперимента. Достоверность результатов этого следственного действия означает, что зафиксированный результат проделанных опытов действительно имел место и что он объективно неизбежен при производстве данных конкретных опытов при данных конкретных условиях.

Юридический кабинет Андрея Суворова «Суворов.Легал» даст исчерпывающую правовую оценку любым действиям правоохранительных органов.

Мы можем говорить о достоверности результатов следственного эксперимента лишь тогда, когда вес проделанные опыты привели к одному и тому же результату, который является в данных условиях необходимым, а не случайным и отражает внутренние глубокие связи между экспериментально промеряемыми явлениями, относительное постоянство формы этих связей, неизбежность проявления этих связей. Например, при производстве следственного эксперимента по проверке слышимости того или иного звука результаты будут достоверны лишь тогда, когда во всех проделанных опытах воспроизводимый звук при данных конкретных условиях будет слышен (или не слышен) в интересующем нас месте; когда между фактом производства выстрела и фактом слышимости этого выстрела в комнате, где находился свидетель, существует необходимая связь, выражающаяся в том, что произведенный выстрел при заданных условиях всегда будет слышен (или не слышен) в комнате свидетеля и т. п.

Если же одна часть проделанных в определенных условиях опытов приведет к одному результату, а другая— к иному, тогда результаты эксперимента не могут быть признаны достоверными, т. е. истинными: они случайны, не вытекают неизбежно, неотвратимо Из всего происходящего.

От достоверности результатов следственного эксперимента следует отличать достоверность выводов, к которым приходит следователь или суд при оценке результатов проделанных опытов.

Результаты следственного эксперимента должны рассматриваться лишь в совокупности с другими материалами дела. Значение результатов следственного эксперимента заключается в том, что они либо подтверждают или опровергают существовавшее у следователя предположение, либо сами становятся базой для вновь возникающего предположения о каком-то факте или явлении. Чтобы результаты эксперимента могли служить основанием для подтверждения или опровержения определенной версии, выводы следователя или суда из результатов эксперимента должны быть достоверны, т. е. истинны, должны отражать объективно существовавшую действительность.

Если результаты эксперимента служат базой для выдвижения новой версии, нового предположения о факте или явлении, выводы, сделанные из них, могут быть как достоверными, так и вероятными.

Достоверность в судебном исследовании означает полное соответствие выводов следователя и суда объективной реальности, содержанию и течению тех имевших место в действительности фактов и явлений, которые были предметом судебного исследования.

Таким образом, достоверность выводов по делу означает установление по этому делу объективной истины, означает, что следователь принял единственно правильное решение, потому что истина всегда единична, конкретна.

Вероятность в судебном исследовании всегда означает только предположение, гипотезу.

Степень вероятности, поскольку мы говорим лишь о предположении, значения не имеет, так как между достоверностью и вероятностью разница не количественная, а качественная и достоверность не образуется из суммы вероятностей.

Различие между достоверностью и вероятностью объясняет, почему выводы из результатов следственного эксперимента только тогда могут служить подтверждением или опровержением версий, когда они достоверны. Естественно, что предположение не может служить средством проверки и оценки другого предположения; последнее может быть признано истинным или ложным только на основе истинных, достоверно установленных фактов.

В тех случаях, когда выводы из результатов следственного эксперимента служат основанием лишь для выдвижения тех или иных предположений, они могут быть как достоверными, так и вероятными, так как наличие вероятных по своему характеру данных не является препятствием для выдвижения следственных версии.

От чего же зависит достоверность выводов следователя или суда из результатов эксперимента? Каков обычно характер этих выводов? Эти вопросы следует решать применительно как к общим, характерным для любого следственного эксперимента чертам, так и к отдельным видам следственного эксперимента.

Прежде всего достоверность выводов из результатов эксперимента зависит от характера самих этих результатов. Достоверный вывод может быть сделан о ль ко из достоверных результатов эксперимента. Результаты эксперимента, в которых не нашел своего разрешения вопрос, составляющий содержание этого эксперимента, не могут, разумеется, служить основанием для выводов следователя или суда, потому что здесь нет самого основания для выводов, фактически нет никаких результатов: нельзя считать результатом два взаимоисключающих вывода (например, мог видеть и не мог видеть).

Если одна часть опытов дает один результат, а другая — прямо противоположный, то это означает, что вопрос не решен данным экспериментом.

Достоверность выводов из результатов эксперимента зависит, далее, от степени сходства тех условий, в которых производится эксперимент, с условиями подлинного события.

Естественно, что наиболее желательно производство эксперимента в тех же самых, т. е. тождественных подлинным, условиях. Однако так как обстановка эксперимента обычно всегда иная, нежели обстановка подлинного события, и в лучшем случае представляет собой более или менее точную реконструкцию последней, производство эксперимента в тождественных подлинным условиях представляет собой идеальный случаи. В то же время это еще не дает основания скептически относиться к эксперименту как следственному действию. Не говоря о том, что в ряде случаев для проведения эксперимента вовсе не нужно реконструировать обстановку события, но даже тогда, когда это необходимо, требуемая точность реконструкции обычно вполне достижима.

В связи с рассматриваемым вопросом следует заметить, что производство эксперимента на том же самом месте, где произошло подлинное событие, еще не означает тождества его условий условиям подлинного события. Известно, что объект тождествен только самому себе и поэтому не может быть и речи о тождестве двух объектов. С этой точки зрения принципиально ошибочным представляется утверждение П. И. Тарасова-Родионова о том, что «только полное тождество обстановки следственного эксперимента с обстановкой проверяемого факта гарантирует получение полноценного доказательства, которое может послужить основанием для правильных выводов».

Не может существовать обстановки, тождественной другой обстановке, и как это было показано выше, тождество обстановки, в которой проводится эксперимент, и обстановки подлинного события, вовсе не является необходимым условием получения достоверных данных.

Следует заметить, что при определении достоверности выводов из результатов следственного эксперимента необходимо учитывать не только точность реконструкции обстановки и создание наиболее сходных с подлинными условий эксперимента, но и точность и полноту наших сведении об этих подлинных условиях. Мы можем провести эксперимент в условиях, максимально приближенных к тем, которые мы считаем истинными, и вместе с тем фактически отличных от них, хотя бы потому, что истинные условия события остались нам неизвестны и наше представление о них было ошибочным.

Справедливо отмечает С. Л. Голунский, что «результат опыта лишь в том случае может иметь ценность для расследования, если точно известно, при каких условиях происходило данное событие в действительности». Таким образом, наличие субъективного в эксперименте неизбежно.

Элементы субъективного в следственном эксперименте, в той или иной степени отражающиеся на достоверности выводов из его результатов, заключаются в том, что:

  • а) цели, которые преследует следователь, осуществляя опыты, не могут быть признаны совершенно не зависящими от следователя, так как они им определяются;
  • б) условия эксперимента определяются, создаются и оцениваются с точки зрения их полноты и правильности следователем;
  • в) субъективно определяется и тактика эксперимента. Поэтому, оценивая достоверность результатов эксперимента и делая из них выводы, следует учитывать влияние этих субъективных моментов.

Применительно к отдельным видам следственного эксперимента вопрос о достоверности выводов из результатов опытов практически превращается в вопрос о доказательственной ценности результатов эксперимента. С этой точки зрения указанные ранее виды следственного эксперимента могут быть разделены на две группы: следственные эксперименты, которыми устанавливается возможность или невозможность того или иного факта, явления (возможность наблюдения, восприятия факта или явления, возможность совершения какого-либо действия, возможность существования явлений), и следственные эксперименты, которыми устанавливается содержание самого факта или процесс его происхождения.

С использованием: Белкин Р.С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике. 1964 г.

В начало



Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос