Международная система испытаний и оценки потребительских товаров

Дата публикации или обновления 26.09.2019

Наша страна приняла новую международную систему испытаний и оценки потребительских товаров, систему гарантий их безопасности и высокого качества.

Бунт вещей, который когда-то придумали фантасты, в наши дни, похоже, становится реальностью: горят телевизоры, бьют током безобидные, казалось бы, электроприборы, источают ядовитые испарения облицовочные материалы, грозят отравлениями привычные продукты питания. Это безжалостно мстят человеку творения рук его за бездумность и некомпетентность в их производстве, за халатность и безответственность.

Высокоразвитые страны в стремлении защитить потребителя вводят как обязательную норму проверку товаров на безопасность для жизни и здоровья человека, на безвредность для окружающей среды. В результате этой досконально продуманной, признанной уже во всем мире процедуры, независимые как от изготовителя, так и от потребителя, испытательные центры подтверждают, что то или иное изделие «сделано верно». Именно так переводится с латинского слово сертификат. Вот где вполне может понадобиться транслитерация онлайн с русского!

С этим международным паспортом товару открыты любые рынки планеты.

Год назад председатель Государственного комитета СССР по управлению качеством продукции (Госстандарта) профессор В. В. Сычев познакомил читателей нашего журнала с организацией в нашей стране национальной системы сертификации (см. «Наука и жизнь» № 4, 1990 г.). О том, что с той поры сделано и что планируется сделать, корреспонденту журнала рассказывает начальник специально созданного в Госстандарте отдела аттестации производств и сертификации продукции инженер М. А. Ушаков.

— Разрешите, Михаил Александрович, начать с очень конкретного вопроса: много ли изделий, выпускаемых нашей промышленностью, уже прошли сертификацию и отмечены соответствующим знаком?

— Пока их мало, к началу года сертификаты получили 86 изделий.

— Действительно, не очень много для страны, выпускающей сотни тысяч наименований продукции. А в чем дело? Недостаточно эффективна сама система сертификации? Или просто нет достойных товаров?

— Мы готовы провести практически любые испытания того, что предлагается потребителям, — база для этого есть. Была бы только воля изготовителя. Но к чему ему эти хлопоты, да еще за собственные деньги, если сбыт и без того обеспечен? Иначе говоря, наша сегодняшняя экономическая ситуация отнюдь не побуждает производство к сертификации. Поэтому пока остается только гадать, сколько у нас продукции «сертификатоспособной». Чтобы выявить ее, провести своего рода инвентаризацию, нужен закон, который позволил бы и власть употребить.

Подобные законы есть даже в тех странах, где существует конкуренция, которая вынуждает изготовителя прибегнуть к сертификации.

Наша страна — одна из немногих, позволяющих ввозить на свой внутренний рынок товары без сколько-нибудь серьезных гарантий их безопасности. Мы даже принимаем товары, о которых известно, что их реализация запрещена в самой стране-импортере! Надо ли говорить, что нашлись не обремененные порядочностью фирмачи, которые не преминули воспользоваться отсутствием у нас сертификационной защиты. В магазинах, например, нередко появляются заморские яства, сверх всякой нормы содержащие свинец, сернистый ангидрид, афлатоксин и даже явно канцерогенные вещества.

— И долго еще мы будем на глазах у всех оставаться беспомощными, беззащитными?

— Думаю, что этой нашей десятилетиями складывавшейся беззащитности приходит конец. Уже подготовлен проект правительственного постановления об обязательной сертификации импорта.

В США начал действовать Технический центр Госстандарта СССР, в его функции входит, в частности, согласование со странами всего американского континента стандартов и процедур взаимного признания результатов испытаний продукции при экспортно-импортных поставках.

Наши специалисты получили возможность ознакомиться с работой лабораторий, где испытывается продукция, поставляемая в СССР.

Несколько лабораторий мы уже аттестовали, то есть признали объективность проводимых ими проверок и заявили о своем доверии к их результатам. Это сегодня общепринятая в мировом сообществе практика, она избавляет от необходимости вылавливать опасные товары по базам и магазинам — товары будут тщательно и под контролем проверяться на месте, в стране-импортере.

Есть соглашение об организации европейского представительства Госстандарта СССР с местопребыванием в Германии. Ведутся переговоры о создании таких центров в Китае и Японии с выходом в другие страны азиатского континента.

— Ну, а как наши собственные, отечественные товары? Они ведь тоже нередко не без греха...

— Обязательная сертификация на безопасность для здоровья и жизни людей, а также для окружающей среды, предусмотрена проектом Закона СССР о защите прав потребителя, который, судя по всему, вот-вот будет принят.

— Нужно ли все это понимать так, что сертификация ограничивается только оценкой безопасности товаров?

— Строго говоря, сертификация — это «действие, выполняемое с целью подтвердить соответствие изделия или услуги определенным стандартам или техническим условиям». В странах рыночной экономики неукоснительны для соблюдения лишь те требования, которые обеспечивают безопасность продукции. Из этого теперь исходят и у нас. Все остальные показатели качества носят рекомендательный характер, они оговариваются по усмотрению изготовителя и потребителя при заключении контракта. Может оговариваться и сертификация товаров по таким рекомендательным показателям, но это дело добровольное.

Другой разговор, что в условиях насыщенного рынка, жесткой конкуренции надо суметь убедить потребителя не только в безопасности, но и в высокой потребительской ценности, в высокой надежности товаров, особенно сравнительно дорогих. Поэтому сертификация по широкому кругу формально не обязательных параметров на мировом рынке уже стала нормой. Эта добровольная сертификация по сути важнейший фактор в борьбе за покупателя.

— Нет ли опасения, что сертификация на безопасность парализует нашу промышленность? Многим нашим предприятиям трудно, видимо, будет преодолеть барьер новых жестких требований...

— Единственное, что нас должно волновать, это здоровье и жизнь людей. Неудовлетворенный спрос не может служить оправданием.

Вся продукция, не отвечающая требованиям безопасности, не может идти к потребителю, ее следует утилизовать. Ну а потом, не нужно думать, что нам все придется начинать с нуля.

Возьмем, к примеру, телевизоры или электробытовые приборы. Официально заявляю, что ни один аппарат заведомо небезопасной конструкции в продажу не поступает. Это контролируют заводские ОТК и наши органы государственного надзора за соблюдением стандартов. Что касается сертификации, то она означает, что аппараты и приборы прополи проверку, признанную во всем мире наиболее объективной, достоверной и совершенной.

Речь, таким образом, идет о повышенной гарантии безопасности, что указывается в маркировке товара и его сопроводительной документации.

Хуже обстоят дела с мелкосерийным производством, а также до последнего времени фактически неконтролируемой продукцией кооперативов и индивидуалов. Здесь потоку недоброкачественных изделий должен быть поставлен заслон. Во всяком случае, правительственное постановление распространило обязательность норм безопасности на все предприятия, независимо от их ведомственной принадлежности и форм собственности, а также на граждан, занимающихся предпринимательской деятельностью.

В отличие от промышленного производства, сплошной контроль пищевых продуктов практически невозможен. А опасность здесь подстерегает нас на каждом шагу. Это не только нитраты, о которых так много говорят в последнее время, с нитратами как раз особой проблемы нет, они, так сказать, на виду, — их легко выявляет даже простейший индикатор, которым может обзавестись каждый покупатель. Куда страшнее остатки тяжелых металлов, пестициды, вредные неорганические соединения. Чтобы их обнаружить, нужны сложные приборы — спектрографы.

Попробуй, снабди ими каждый рынок. Вот где в первую очередь необходима сертификация — централизованная оценка продукции, контакт с крупными ее производителями.

Не дожидаясь принятия Закона о защите прав потребителя, Белоруссия, Молдова, а также некоторые области России и Украины ужесточили требования к ряду продуктов питания и ввели более совершенные формы контроля. Он не означает, однако, что продукты, не выдержавшие строгого испытания, всегда должны изыматься из продажи. Чаще всего достаточно исчерпывающе информировать население о качестве продукта и, если требуется, предостеречь, а уж воздержаться от покупки или нет, решит сам покупатель.

Всемерно одобряя местную инициативу, хочу все же заметить: чтобы «локальные» системы сертификации не вступили в противоречие и не стали барьером в межреспубликанской и даже межобластной торговле, следует придерживаться установленных Госстандартом СССР единых процедур и правил, которые, в свою очередь, соответствуют международным канонам.

Сертификация предполагает взаимное признание результатов испытаний в национальном и международном масштабах. Это избавляет, к примеру, москвичей от необходимости перепроверять товары, сертифицированные в Молдове. С подтвержденным авторитетом Госстандарта сертификатами считаются и на мировом рынке.

— Можно ли исключить ситуацию, когда некий испытательный центр по каким-то причинам будет выдавать желаемые изготовителю результаты за действительные?

— Это исключает сам механизм сертификации. Начнем с того, что лаборатория, претендующая на право проводить сертификационные испытания, должна прежде доказать экспертам независимость, объективность и достоверность осуществляемых ею испытаний. В соответствии с международными соглашениями аккредитовать лабораторию (так называется процедура предоставления прав проведения испытаний) может только национальный орган по сертификации, в нашей стране — Госстандарт СССР. И никакие исключения здесь недопустимы, для всех порядок один.

Замечу, что существует «Положение об аккредитации испытательных лабораторий». Этот документ разослан в министерства, ведомства и территориальные органы Госстандарта СССР.

— Ну, а что нужно сделать предприятию, желающему получить сертификат на какое- либо свое изделие?

— Прежде всего направить заявку в орган, специализирующийся на данном виде изделий. К примеру, если речь идет о магнитофоне, то обращаться надо в орган по сертификации бытовой радиоэлектронной аппаратуры. А он уже определит лабораторию, где будут испытываться образцы. Но это будет лишь первый тур экзаменов.

Затем придется арестовывать само производство на стабильность технологических процессов — нужно увериться, что изготовитель и «в серии» способен выдерживать качество на уровне испытанного образца. С этой точки зрения изучаются организация производства, метрологическое обеспечение, технический контроль, система управления качеством.

До последнего времени всего лишь 25 отечественных предприятий прошли процедуру сертификации для ряда своих изделий, в их числе холодильники «Минск», электробритвы «Харьков», московские шины для легковых автомобилей. Это, конечно, капля в море.

Большинству предприятий экзамен в полном объеме пока еще не по силам. Поэтому на первых порах советовал бы принять более доступную и также международно признанную схему — испытания образца с последующим интенсивным надзором за качеством продукции в процессе ее производства. Такой надзор в нашей стране могут осуществлять территориальные органы Госстандарта СССР.

— Могут ли кооперативные лаборатории получить право на проведение сертификации?

— Правила аккредитации лабораторий не оговаривают форму собственности, а значит, в принципе сертификацию может проводить и кооперативная, и частная лаборатория. Главное то, чтобы она отвечала всем требованиям, в том числе была независимой от изготовителя и потребителя, обеспечивала безусловную объективность и достоверность испытаний.

Госстандарт готов рассмотреть предложения всех претендентов.

Но хотелось бы заметить: сертификация вовсе не столь легкий вид деятельности, как кажется тем, кто исходит из представления «Контролировать — не производить».

В заключение еще раз о главном. Проблема для нас сегодня не в том, где, а в том, что сертифицировать. Сегодня стране прежде всего нужны современные, надежные, качественные товары. И, конечно, безопасные.

Сертификация — новый для нас инструмент, созданный не только для того, чтобы остановить поток плохих, но прежде всего для того, чтобы активизировать и поддержать выпуск товаров хороших и нужных.

Беседу вел А. Семенов.

С использованием материалов журнала «Наука и жизнь» № 4 1991 г.

В начало



Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос