Игровые автоматы – развлечение или угрозы психике?

Дата публикации или обновления 01.10.2019

Игроки были всегда. Они, например, делали ставки на ипподроме. Или же здесь: мостбет зеркало рабочее. И всегда часть людей, попробовавших азартную игру, «заболевала» ею, проигрывая свое состояние или казенные средства. Но сейчас опасность перехода от простого развлечения к маниакальной зависимости стала более близкой для среднего человека вследствие своей легкой доступности.

Проблема эта актуальна для многих стран. Немецкий журнал «Урания» поместил статью о болезненном пристрастии к играм.

Маниакальный игрок — это тот, для кого игра уже не просто времяпрепровождение.

Он потерял контроль над собой, временем, деньгами. Он не может удержаться и как только вновь раздобудет деньги, тут же идет играть. Это уже больной человек. Автомат дает ему такую же возможность убежать от реальности, как наркотик.

В ФРГ в 1991 году насчитывалось127 260 игровых залов, 173 800 электронных автоматов, и темпы роста этой отрасли не ослабевают. Электронная программа автомата предусматривает два миллиона сочетаний чисел. Разумеется, заранее рассчитана и известна с самого начала игры вероятность выигрыша.

Но игрок внушает сам себе, что он удачлив, что результат зависит только от него самого, что он может перехитрить машину и выиграть. Суть игры, как правило, в том, что перед вами быстро вращаются барабаны с цифрами или символами. Нажатием рычага можно остановить их. Если на всех барабанах (обычно их 3—4) выпала одна и та же цифра — вы выиграли. Возможны меньшие выигрыши при совпадении части цифр.

Появились новые игровые приборы, они заманивают посетителей более высокими выигрышами — до 700 марок. Расчетная доля выигрышей от поставленных денег — 60%, но это — при определенной длительности «работы» с автоматом. Так что практически посетители чаще проигрывают, чем выигрывают. Нередко проигрывают до 200 марок в час на прибор, а ведь некоторые любители играют сразу на нескольких автоматах.

Немецкие законодатели обратили внимание на эту проблему и ограничили число «сеансов» на автомат. Но тогда появились автоматы «рисковой игры». Это значит, что после выигрыша игроку предлагается нажатием кнопки удвоить свой выигрыш или же... потерять его полностью. Следовательно, при том же числе «сеансов» доход игорного заведения увеличится. Конечно, и здесь результат зависит не от «везучести» игрока, а от заложенной в автомат программы.

У старинных игральных машин выигрыш в виде монет сразу выскакивал в приемную чашку. Его можно было забрать и этим закончить игру. А чтобы продолжить игру, надо было снова бросить монеты в машину, то есть было время подумать. Нынешние автоматы имеют так называемый накопитель монет, который «подхватывает» выигрыши до 20 марок и может снова пустить их в игру. Так что ход игры не прерывается, общий денежный итог в каждый момент не просматривается, не ясен игроку и это удерживает его у игрового прибора. К тому же, новейшие автоматы принимают и бумажные деньги, следовательно, не нужно делать паузу для их размена, что могло бы «охладить» горячую голову. Автоматы спроектированы в расчете на долгую игру и особенности психики человека. Первая ставка — всего лишь 30 тренингов; сеанс затягивается, и игрок успевает хотя бы раз выиграть, что его и увлекает, и затягивает.

Кстати, чтобы получить выигрыш, надо, как только автомат даст сигнал о выигрыше, быстро нажать клавишу выдачи, иначе деньги пропадут.

Первая встреча с автоматом чаще всего случайна. Сперва играют просто для удовольствия или чтобы «отключиться». Но у некоторых «отключение» перерастает в «заклинивание». По приблизительным оценкам, в ФРГ это около 200 000 человек в год.

«Заклинившийся» игрок-маньяк постепенно все свои силы и энергию сосредоточивает лишь на том, чтобы найти время и деньги для игры. Он хочет во что бы то ни стало отыграть то, что проиграл, но проигрывает все больше и больше. Это — этап потери самоконтроля. Человек играет все чаще и чаще, уже не обращает внимания на свою работу, все выигрыши сразу же ставит «на кон». И уже домой с деньгами не возвращается — это характерно! Он сидит перед автоматом, как привязанный, хотя и проклинает его. Это уже — этап мании.

Игрок становится замкнутым, не ищет ни с кем общения. Он бежит от действительности; у него исчерпаны источники денег; он уже вступает на путь нарушения закона...

Это болезнь, вроде наркомании или алкоголизма. А раз так, то ее нужно лечить.

Сейчас в Германии появились «бюро доверия» — пока это только благотворительные учреждения.

Там работают педагоги, психологи, врачи. Помощь оказывают бесплатно, доверительно, анонимно. Их методы — это личные беседы, групповые собеседования, специальные способы терапии. Примерно так лечат алкоголиков и наркоманов. За помощью обращаются обычно родственники больного. Они, как только замечают неладное, конечно, принимают какие-то меры, которые, однако, редко помогают. Специалисты считают, что игроман должен исцелить себя сам, у него самого должно появиться такое желание.

Те, кто потерял способность к общению с людьми, должны содержаться в стационаре. Но первыми шагами должны быть полное отстранение от игры, личное собеседование с больным, выяснение причин, приведших его к болезни, определение мер по борьбе с недугом.

Лечение часто организуется в группах самопомощи. Здесь собираются люди, которые понимают друг друга. Примером для остальных становятся те, кто поборол себя.

Некоторые здесь находят единственный для себя круг друзей. Сама идея групп самопомощи пришла из США, где игромания была признана душевной болезнью еще в 1980 году. Сейчас она признана и Всемирной организацией здравоохранения.

С использованием материалов журнала «Наука и жизнь» № 6 1991 г.

В начало



Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос