Останется ли микрорайон завтра?

Дата публикации или обновления 13.11.2019

Практика последних лет показывает, что микрорайонная структура теряет свою четкость и социально-планировочное единство. Это можно наблюдать и в новостройках Москвы, Киева, Минска и в новых городов Тольятти и Набережные Челны, где, например, на межмагистральной территории группируются несколько микрорайонов.

Зарождение любого явления и его выражение объективно обусловлено как социально, так и экономически. «Микрорайон» как социально-планировочная единица основой на предпосылках культурно-бытового обслуживания в пределах пешеходной доступности: его величина и центр лимитируются детскими учреждениями, внутренняя организация основана на разделении транспортного движения и пешеходного.

Примерами микрорайонной системы в СССР могут служить застройка юго-запада в Москве, Новосибирский Академгородок и Чиланзар в Ташкенте, район Второй речки во Владивостоке. Поселок Графская Славянка также можно отнести к понятию микрорайона.

Прообразы микрорайона проявились еще в практике укрупнения кварталов с включением в них элементов обслуживания. Например, предложение Л. А. Веснина для Симоновой слободы в Москве (1923 г.), когда в квартал размером 2,5 га он включал клуб, столовую, детский сад, ремонтные мастерские и баню-прачечную. Такое общественное обслуживание могло себе позволить только социалистическое общество, основанное на приоритете общественного характера е организации жизни его членов. Еще более ярким проявлением этого явились дома-коммуны, где в едином комплексе осуществлялась тесная взаимосвязь элементов обслуживания с жилыми квартирами, Такое проект М. Барий и В. Владимирова, а также осуществленный в Москве дом-коммуна И. Николаева (как показала практика, эта попытка была преждевременной). Проектирование соцгородов в 30-х годах (Автострой, Магнитогорск, Чарджоу) опиралось на укрупненный квартал площадью 16—25 га. Эта практика была продолжена и при послевоенном восстановлении советских городов вплоть до 50-х годов.

Микрорайонная организация городской среды ознаменовала собой новый этап советского градостроительства, характеризуемый и новой трехступенчатой системой обслуживания, и индустриализацией строительства, и более свободной планировкой. Ее массовому внедрению предшествовал эксперимент в 9 квартале Новых Черемушек в Москве (заметим, что он назывался еще «кварталом») в 1957 г., а также международный конкурс на решение Юго-Западного района в Москве (1959 г.). На VI сессии Академии строительства и архитектуры СССР, прошедшей в 1969 г., отмечалась положительность этого опыте. И вот тогда-то «Черемушки» стали возникать во многих городах Союза, и до сих пор «микрорайон» остается основной структурной единицей наших городов, предусматривающей удовлетворение повседневных потребностей населения, численность населения микрорайона установилась от 4 до 20 тыс. жителей, радиус пешеходной доступности до центра обслуживания — 500 м.

За рубежом поворотом к микрорайонированию для крупного города явилось творчество английского градостроителя П. Аберкромби, который для реконструкции Лондона предложил и теоретически обосновал микрорайонную структуру (1940 г.). Впервые же понятие «микрорайона» сформулировал Кларенс Пери а 1929 г., применив его к островным жилым массивам, размещенным в зеленом поясе Нью-Йорка.

Проследим эволюцию развития теории структуры жилой застройки в нашей стране.

В книге «Жилой квартал» архитекторов A.Галактионова и Д. Соболева (1934 г.) планировочная структура городов складывалась из «кварталов» предельной величиной 500X500 м, т. е. 25 га с комплексом обслуживания (столовая, детский центр — ясли, сад и физкультурные площадки).

Школа предназначалась уже для «комплекса кварталов» с учетом обеспечения детям доступности без пересечения интенсивных городских магистралей. Определение квартала как «части селитебной территории города, ограниченной улицами и предназначенной в основном для размещения жилых домов, а также учреждений и устройств для каждодневного бытового обслуживания населения (детских учреждений, магазинов, гаражей, физкультурных и игровых площадок, зеленых насаждений и хозяйственных построек)» дано в книге B. Бабурова и др. «Планировка и застройка городов» (1956 г.). Это уже близко к определению микрорайона.

В СНиП II-K2-62 микрорайон характеризуется как «первая структурная единице селитебной территории, на территории которой, кроме групп жилых домов, должны быть размещены учреждения и устройства повседневного обслуживания населения... пути движения общегородского транспорта не должны пересекать территории микрорайона». Основным структурным элементом селитебной территории городов и поселков назван микрорайон и в СНиП 11-60-75 Границы его определяют красные линии магистральных и жилых улиц, а численность населения устанавливается до 20 тыс. человек.

Как видим, главная сущность структурной единицы города одна — взаимосвязь жилых элементов, элементов обслуживания, детских учреждений, школ, элементов отдыха и т. д., разница же в масштабах элементов, в качестве взаимосвязи и воплощении в материале. Существенно отличие и в характере застройки: периметральная (до 30-х годов), строчная (довоенный период), формирующая главные магистрали (восстановительный период), свободная застройка (60-е годы) и выявляющая многообразие пространств жилой среды (70-е годы).

Действующий СНиП 11-60-75 резко поднял плотность застройки. Так, например, если жилой район Каролинишкес (Вильнюс), спроектированный по старому СНиПу, имеет плотность застройки 3740 м2 жилой площади на 1 га, то у строящегося жилого района Шяшкине плотность достигает 6110 м2/га. Резко возросла этажность застройки. Если раньше в 60-е годы микрорайоны застраивались преимущественно (до 80%) пятиэтажными домами, то теперь в ряде крупных и крупнейших городов 5-этажное строительство вообще отменено. Организация жилой застройки наших городов, несомненно, переживает переходный этап. Об этом, в частности, говорит существующая в данной области терминологическая путаница. Так, жилые районы в Химках-Ховрино назывались то «кварталами» (квартал № 19), то «микрорайонами», то «жилыми комплексами». «Укрупненный квартал» 30-х годов и укрупненный квартал в Тольятти — между ними огромная разница. Застройка Сестрорецка под Ленинградом именуется то «кварталом», то «домом-комплексом». «Лебедь» в Москве называют то «микрорайоном», то «жилым комплексом». Очевидно, под каждым термином, будь то «жилой дом» или «жилая группа», «квартал», «микрорайон» или «жилой комплекс», должно пониматься что-то определенное, имеющее конкретный однозначный облик.

В ЦНИИП градостроительства был проведен анкетный опрос на конкретизацию терминологии, который охватил как профессионалов, так и непрофессионалов. Всего в опросе приняло участие 122 человека. Им предложили таблицу из девяти рисунков жилых образований с равной территорией, равным характером и составом обслуживания. Основное различие могло быть определено только по внешнему виду, облику застройки. Эксперимент показал, что при характеристике жилой застройки опрашиваемые выявляли количественные факторы — число жилых домов, этажность застройки и качественные— степень связности или расчлененности застройки, исторический аспект.

Под термином «жилой дом» прежде всего понималась моноструктура. Термин «милой комплекс» наиболее понятен профессионалом и был связан в таблице с обликом застройки в виде группы тесно взаимосвязанных высотных жилых зданий — 70% опрошенных дали ей этот термин. Но часть опрошенных (35%) определила им группу зданий разновысокой этажности. Термином «жилая группа» характеризуется застройка, состоящая из нескольких жилых домов одной этажности, — 81%, опрошенных наделили их этим термином. В то же время 38% опрошенных назвали тип, состоящий из объемов разновысокой этажности, тоже термином «жилая группа». «Жилой квартал» связывают с обликом старых и реконструируемых районов. Этим термином наделили типы периметральной и строчном жилой застройки (соответственно 39% и 37% опрошенных). Понятие «микрорайон» связано у большинства опрошенных с обликом разнохарактерной застройки (50%) и монотонном застройки (32%). Часть опрошенных не нашли здесь микрорайона, так как связывают с ним более обширную территорию (несмотря на то, что масштаб рисунков не определен).

Итак, эксперимент показал, что никто из опрошенных не связал с понятием «микрорайон» облик хилой застройки, похожий на «Лебедь». Поэтому, очевидно, неправомерно его так называть. Неправомерно также в свете настоящего опроса называть «жилым комплексом» такое многосложное образование, как жилой район Химки-Ховрино. А «живому кварталу» в Сестрорецке более соответствует понятие «жилом дом» или сложно-составное понятие «дом-комплекс».

В последнее время в проектах и в натуре появляется новая жилая структура, отличающаяся повышенной этажностью; повышенной степенью взаимосвязанности элементов; новым качеством обслуживания, основанным на системе заказов и связанным с доставкой их на дом; развитой инфраструктурой (трубопроводное мусороудаление, подземный транспорт). Примерами таких структур можно назвать опытно-показательный жилой район Северное Чертаново в Москве, «Теремки» в Киеве и Ласнамяе в Таллине. Их отличает, кроме того, новое качество связи с природой, когда в непосредственной близости находится «большая» природа (парк, лесопарк, акватория) и возможны прямые визуальные контакты с ней из квартир. Если облик жилой застройки, связанный у нас с понятием «микрорайона», имеет плоскостной характер и относится именно к территории — «району» (правда, небольшому — «микрон»), то новая структура имеет пространственным скульптурный облик. Действительно, отношение высоты застройки микрорайона к ширине жилого массива в нем подобно фанерному листу — 0,03. Другое отношение, например, застройки района «Теремки» или Северное Чертаново — 0,1, т. е. приближается к объемной структуре Различия выявляются и в архитектурно-пространственной организации застройки. Так, если «квартал» связан с регулярностью в застройке (например, 20-й квартал Кунцево в Москве), «микрорайон» — со свободной планировкой, нежестко привязанной к улицам и магистралям (например, 2-й микрорайон Второй Речки во Владивостоке), то в настоящим момент обычно жилая застройка пластично увязывается с природной средой и подчиняет себе транспорт (например, жилой район Северное Чертаново). Различия ощутимы и в разных строительных материалах и конструкциях. Основным материалом квартальной застройки являлись кирпич и блоки, микрорайонная застройка, как правило, связана с крупнопанельным домостроением, современная застройка начинает сформироваться с помощью блок-секционного и блок-квартирного методов.

Существенно отличаются и сами квартиры. Если послевоенное заселение было ориентировано на коммунальные квартиры, эпоха микрорайона связана с поквартирным заселением семей в малометражные квартиры с проходными комнатами, небольшими кухнями (6 м2), совмещенными санузлами. В настоящий момент квартиры получили дальнейшее развитие. Увеличились подсобные помещения, выше стал потолок, увеличились кухни до 10—12 м2, превратившись в кухни-столовые, развились летние помещения (балконы и лоджии) с 1—5 м2 до 9—12 м2.

Останется ли микрорайон завтра или он сменится какой-то новой формой городского расселения?

На этот смет можно высказать следующие соображения. Город — это слепок эпохи, он запечатлевает ее социальные потребности и материальные возможности. Социальные потребности нашего общества, по прогнозам ЦНИИЭП жилища, в принципе на ближайшую перспективу мало изменятся, и дети и старики останутся основными потребителями, определяющими размер жилища. А школа останется основным определителем человекоемкосги его. Правда, сама школа претерпевает разительные перемены не только количественные, в смысле укрупнения ее, но и качественные — в связи с перестройкой структуры среднего образования Научные разработки ЦНИИЭП учебных зданий показывают, что школьный комплекс будет играть завтра роль «первичного научного центрам городского расселения». Этот научный центр жилища, кроме учебно-воспитательной задачи подрастающего поколения, включит в свои сферы все население жилой единицы (политико-воспитательная, кружковая деятельность, спортивно-оздоровительная, информационная и другие задачи). Это, вероятно, будет первым качественным отличием новых жилых образований, нового жилища от микрорайона.

Социальная потребность в здоровом физическом развитии членов общества, в воспитании детей на фоне «большой» природы и организации рядом зон тихого отдыха не удовлетворится завтра теми «клочками» зелени, которые отводятся сегодня. Зелень войдет в структуру дома в виде садов на крышах и «зеленых комнат» при квартире. Жилище будет утопать в зелени. И это явится вторым качественным отличием перспективного жилища от микрорайона.

Сам характер жилища в связи с техническим прогрессом и отсюда расширяющимися возможностями общества, надо полагать, изменится — оно станет более развитым по вертикали. Жилые ячейки поднимутся вверх, к солнцу, а коммуникации, гаражи и другие технические устройства уйдут в землю. Это даст возможность разделить движение перехода и транспорта не столько планировочно, сколько пространственно. Транспорт либо уйдет в землю (метро, трамвай, автомобиль), либо поднимется в воздух (канатный, эстакадный), земля же освободится для человека.

Поэтому, естественно, характер жилища будущего представляется отличным от микрорайона. Ясно одно, градостроительная наука должна глубже проанализировать вопрос о характере наиболее эффективных форм жилых образовании, которые следует применять в дальнейшей практике. и дать соответствующие рекомендации проектировщикам.

Л.Волков, архитектор.

По материалам журнала «Архитектура СССР», № 1, 1982 г.

В начало



Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос